?

Log in

Мир или мір?



В средние века единой для всех системы орфографии не было. При монастырях складывались своего рода монастырские школы или традиции письма. В одних монастырях было принято, например, при написании использовать букву «О», в других «Ω» («омегу»); в одних «Ф» (ферт), в других «Ѳ» (фиту). А в каких-то все то же самое могло писаться иначе.

До XVIII века написание слова «мир» не знало альтернативы. «И» писалось одинаково во всех словах, в том числе и словах, имеющих разное значение, но одинаковое написание. Разное написание слова «мир» бытовало последние три столетия, причем не повсеместно. При написании слова «мир» писец руководствовался исключительно личными пристрастиями, а не орфографическим стандартом. «Мир», как и в средние века, означало и «покой», и «вселенную». Заявления приверженцев теории «разное написание отображает два разных значения» не имеют под собой никаких исторических и лингвистических оснований.




В журнале NeuroImage (2016, №131, стр. 181-192) опубликована статья об исследовании мозга пандитов-йаджурведистов. Исследование проводила совместная группа ученых НИИ мозга г. Тренто (Италия) и НИИ мозга г. Манесар (Индия).

В ряде исследований было установлено, что приобретение долгосрочных навыков или знаний связано с пластичностью серого и белого веществ в определенных ареалах мозга. Нечто подобное наблюдалось в экспериментах с участием спортсменов, математиков, артистов балета, профессиональных игроков настольных игр. В их мозге прослеживались характерные морфологические особенности, связанные с обучением и указывающие на пластичность мозга.

Основной целью данного эксперимента является исследование возможного эффекта усиленного запоминания и устного воспроизведения текстов на пластичность мозга. С самого детства пандиты обучаются запоминанию и воспроизведению большого количества текстов, осваивая точное произношение. Объем запоминаемых ими «текстов» составляет 40-100 тыс. слов.

В эксперименте участвовало 42 добровольца мужского пола. В контрольную группу (21 чел.) входили члены сообщества НИИ мозга г. Манесар и студенты соседнего технического колледжа. Другая группа испытуемых — пандиты-йаджурведисты (21 чел.), получившие традиционное ведийское образование в гурукулах Дели и области. Пандиты обучались с раннего возраста ежедневно по 8-10 часов в день. В общей сложности 10 080 часов начального обучения.

Методика обучения сильно ориентируется на традиционное устное обучение лицом к лицу. Практика чтения «Йаджурведы» включает в себя жесты правой рукой для обозначения просодических элементов. По окончании обучения выпускники преподают или выполняют функции пурохитов с ежедневной декламацией мантр, сведенной примерно до 3 часов в день.

Следует заметить, что поступление в гурукулы не требует вступительных экзаменов или предварительного отбора, при котором учитывались бы запоминательные или рецитационные способности. Отсев из учебного заведения составляет всего 5 %. После 7 лет начального обучения некоторые из участников продолжали обучение и рецитацию еще несколько лет при меньшем количестве часов в день.

Если для западной системы обучения способности пандитов к запоминанию кажутся чем-то уникальным, граничащим с невозможным, то в традиционном санскритском [ведийском] образовании в Индии запоминание такого объема текстовой информации и воспроизведение ее по памяти является стандартной практикой. Это один из методов обучения, характерных для индийского субконтинента.

Перед МРТ-сканированием у пандитов выясняли уровень интенсивности заучивания текстов, историю семьи, образ жизни и их ежедневную рутину на сегодняшний день, знание других языков и др. Профессиональная квалификация пандитов заключается в их способности запоминать и воспроизводить по памяти как минимум 40000 слов «Йаджурведа-самхиты» (для сравнения: в Книге Бытия 38000 слов).

Пандиты также держали в памяти дополнительные канонические «тексты», объем которых колебался от 1013 до 165156 слов. К сожалению, точное количество запомненных пандитами дополнительных текстов ученым установить не удалось. Пандитам дали заполнить анкету, в которой они должны были оценить свой уровень знания санскрита. Все пандиты свободно говорили, читали и писали на санскрите. Ни один из них не происходил из семьи традиционных чтецов мантр. Это важный момент, поскольку исключает вероятность генетической предрасположенности к запоминанию большого объема информации и утверждает примат тренированности.

Результаты исследования показали существенные различия в морфологической структуре мозга пандитов и мозга контрольной группы. Эти данные дают нам все основания полагать, что причина изменений в медиально-темпоральных и медиальных префронтальных ареалах мозга, а также в латеральных темпоральных регионах и мозжечке, лежит именно в интенсивных вербальных практиках пандитов.

У пандитов заметна повышенная по сравнению с контрольной группой плотность серого вещества и увеличение толщины коры головного мозга в ареалах, отвечающих за язык и память (долговременную и кратковременную). И наконец, результаты этого исследования поднимают ряд интересных вопросов о влиянии интенсивных, узкоспециализированных тренировок на пластичность мозга здоровых взрослых людей и о возможных модификациях естественных процессов развития.

Оригинал статьи: http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1053811915006382


Немцы России


Первые немцы появились на Руси в IX веке. С конца XII в. в городах оседали немецкие купцы, ремесленники, служивый люд, ученые. Значительное число немцев переселилось в Россию в XV-XVI вв. в период правления московских князей Ивана III и Василия III. В царствование Ивана IV Грозного в Москве, а затем и в других городах появились так называемые Немецкие слободы. Поток немцев-специалистов в Россию существенно увеличился в конце XVII - начале XVIII вв. при Петре I. Однако массовое переселение немцев в Россию началось в царствование Екатерины II.

«Манифестом о даруемых иностранным переселенцам авантажах и привилегиях» от 22 июня 1763 года императрица призывала иностранцев переселяться в Российскую империю на неосвоенные и новые земли.

Манифест нашел широкий отклик прежде всего в германских государствах. На Волге, близ Саратова, было основано 105 колоний (23 тыс. иностранцев, в большинстве своем немцы). Одновременно немцы селились в С.-Петербурге и его окрестностях, в Черниговской, Воронежской и Лифляндской губерниях. С присоединением Причерноморья и Крыма правительство России приглашало немецких колонистов для заселения этих районов на льготных условиях. Около 1800 г. на Волыни (северо-запад Украины) основали свои первые колонии меннониты. В 1813 г. император Александр I предложил переселиться в Россию немецким колонистам, проживавшим на территории герцогства Варшавского. В 1814-1816 гг. более 1500 семей «варшавских колонистов» основали в Бессарабии 11 лютеранских и одну католическую колонию. В 1817-1819 гг. немецкие колонии, основанные швабами из Вюртемберга, появились в Закавказье. В середине XIX в. еще одна волна переселенцев из Пруссии осела на Волге в Самарской губернии.

Расселение немцев в Российской империи:

2_Deutschen_Karte Auswand 18-19 Jj


С конца 1850-х гг. и до начала Первой мировой войны (особенно в период аграрной реформы П. А. Столыпина) началась миграция немецких колонистов из своих первоначальных поселений (материнских колоний) в глубь России, где создавались новые (дочерние) колонии.Читать далее...Collapse )



Мясоедение

॥श्रीः॥


В «Гаруда-пуране» и «Вишну-смрити» я встречал предостережения против убийства животных.

Как и во всем остальном, в вопросе кулинарном также есть градация (tāratamya).

«Ману-самхита» (5.55) о мясе (māṃsa):

mām sa bhakṣayitāmutra yasya māṅsamihādmyaham
etanmāṅsasya māṅsatvaṃ pravadanti manīṣiṇaḥ

Меня (mām) тот (sa) да пожирает в будущем мире, мясо которого я ем здесь! — так мудрые объясняют значение слова «мясо».

Этимология санскритского слова māṃsa: māṃ saḥ, «меня он», т.е. сейчас я его, в следующий раз он меня. Живое существо рождается, у него есть жизнь, будут чаяния, цели, счастье и надежды, и вдруг все это прервется, не запланировано. Карма — это не урок, а закон. Всегда за действием следует результат. Трезвое понимание того, что я делаю и что будет в результате, — реалистичное и зрелое мышление. Такое мышление и ви́дение лучше, чем идти на поводу у привычек и гастрономических пристрастий окружающей адхармичной среды.

Мясо на полках — это ведь так обыденно, настолько привычно. В процессе потребления мяса/рыбы/растений не осталось ни философии, ни намека на то, как изготовлен/получен этот кусок/продукт, ни осознанного размышления над этим. Не включается даже мысль о том, кем этот кусок был недавно. Эмпатия не популярна, особенно в гастрономической сфере, мы видим примат привычек, моего вкуса, чувства эстетики хорошо прожаренного стейка, моего образа жизни.


«Бхагавата-пурана» (yad ghrāṇabhakṣo… 11.5.13) упоминает вино, мясо и секс. Говинда Пандитачарья объясняет, что эти три потребности людям невозможно запретить, поэтому вместо запрета шастра ставит ограничения, тем самым направляя людей. Для брахманов вино приемлемо только на запах после определенных яджней, убийство животных — тоже в яджне, соитие — исключительно для продолжения рода. Однако дух, стоящий за этим законом, можно и нужно распространять на все слои общества.


В «Ригведе» действительно есть описание яджней, в которых упоминаются жертвенные животные. Из тех же Вед мы знаем о существовании принципа «не навреди другому»: mā hiṃsyāt sarvabhūtāni — не причини вреда ни одному существу. Это реальный призыв к реальному ненасилию. Тот же принцип мы встречаем в «Бхагавад-гите», как суть мировоззрения, чистоту и здоровость ума. Воинам для поддержания воинского духа в борьбе за справедливость может быть и нужно мясо. Для исполнения своего долга (свадхарма), поддержания ума и тела в нужном состоянии ради свадхармы этой категории людей позволяется употреблять мясо. Но этот класс, мягко говоря, вымер сегодня.


В книге «History of the Dvaita school of Vedanta and its Literature» (с. 411) Б. Н. К. Шарма знакомит нас с понятием piṣṭapaśu и упоминает о трактате под названием «Пиштапашу-миманса». Работа средневековая на санскрите. В ней обосновывается замена живой твари для подношения животным, сделанным из муки. Систему «пиштапашу-яджней» мы встречаем в истории Упаричары Васу из «Махабхараты» (Мокшадхарма). Согласно «Сканда-пуране» (2. 29, 7.29, 9.13-14) система «пиштапашу» — ведийский принцип.

У адептов общества «Арьясамадж» есть теория о том, что жертвенных животных, убиваемых на воздаяниях, о которых мы узнаем из Вед, на самом деле не убивали, а лишь «касались» их (ālambhana). Шанкариты и рамануджины считают, что на веда-яджнях животных убивали/убивают.

Аргументы Виджайиндры Тиртхи, выдающегося татвавади, основываются не только на гуманности, но и на проблеме наличия квалифицированных ритвиков, которые могли бы правильно проводить яджни в такую упадочную эпоху как Кали. Чтобы свести неверные действия к минимуму, система «пиштапашу» стала заменой живому животному. Такую замену признавали мимансаки и вайдики следовали этому принципу в таких ритуалах как Саутрамани. Если принять во внимание завет, что человек может подносить богам только то, что ему самому дозволено есть, то по крайней мере для брахманов заклание животных уже исключено как опция. Есть ссылка на «Айтарея-брахману».


Мясо может и должно быть (если уж на то пошло) вынужденным насилием, а не легкодоступным утолением своего желания и стимулированием привычки. Мы можем облегчить себе будущие жизни, воздерживаясь от убийства или его спонсирования. Способность человека воздерживаться от причинения зла или хотя бы об этом задумываться, безусловно, говорит о его высокой пунье.


В современном немецком обществе (возможно и западноевропейском в широком смысле) в высокообразованных кругах прослеживается тенденция признавать право животных на жизнь и тенденция отказывать человеку в праве отнимать эту жизнь у животных, более того прослеживается и достаточно осознанный уровень эмпатии, все больше людей отказываются от мяса именно в рамках движения за право животных на свободную от страха и насильственной смерти жизнь в противовес к более низменной эгоистичной мотивации, дескать, «мясо вредно для здоровья» (если бы эта категория граждан была уверена в полезности мяса, то они не задумываясь начали бы его есть). С другой стороны, всегда будет существовать пространство между безусловной гуманностью даже ценой потерь и рациональной экономностью, в которой решающими факторами будут 1) максимальная экономия ресурсов, 2) увеличение прибылей.


Защитники прав животных протестуют, но как мы видим, всегда присутствует стык интересов и задач. И человек всегда будет двигаться вдоль натянутого каната этих интересов в поиске оптимального решения. Ситуации в стиле trade-off, когда одна цель достигается за счет пренебрежения другой (либо скорость работы, либо качество; либо этика, либо выгода и т.д.), характерны для сансары. Но в любом случае остается некий глобальный вектор действий. Нам известно, что хорошо, что плохо. Стремиться надо к лучшему по мере своих сил, в рамках своего потенциала, способностей, возможностей. Кто-то категоричен в своей этике ненасилия, а кто-то идет на компромиссы, которые тоже иной раз не лишены здравого зерна.

Когда мы переходим к теме «последствий своих действий», возникает вопрос многообъемности и многофакторности действий и плодов действий. В пределах одного параметра «мясоедение» мы говорим о количестве и контексте поедания мяса – тот, кто съедает килограмм мяса раз в месяц да еще и следит за тем, чтобы животное было убито максимально безболезненно, по логике куда более пуньеносен, чем ежедневный мясожор, вообще не задумывающийся о том пути, который животное проходит от рождения и до приземления в вакуумной упаковке в виде стейка.

Выйдем за пределы одного параметра «мясоедение» и рассмотрим его как одно из многих других действий, которые точно так же играют свою роль в бухгалтерии деяний и несут свой вклад в общий котел последующих плодов. У нас нет четких таблиц, где будет указано, что килограмм съеденного мяса нейтрализуется тремя подаяниями нуждающимся на такую-то сумму. Такого нет. Сансара – это мир вероятностей, особенно в отношении философско-этическо-психическо-метафизических вопросов. Слишком много факторов надо учитывать, чтобы точно вычислить оптимальную линию поведения. Мы всегда будем двигаться наощупь, и человек сам определяет вес каждого фактора, который вливается в конечное решение.

Самоконтроль всегда играет ключевую роль, когда мы говорим о соблазнах, гедонизме, привычках. Верное поведение и есть умение отказаться от неблагих, но несущих наслаждение поступков и умение регулярно, неуклонно исполнять благие, но трудные поступки. Тема мясоедения охватывает целую палитру разных аспектов, начиная от философии и теоретической базы в пользу или против мясоедения и заканчивая практическим воплощением в жизнь своих убеждений.





Двенадцатая глава «Бхагавад-гиты» начинается с вопроса Арджуны: что лучше — поклонение Авьякте или поклонение тебе [Кришне]. Шанкара подразумевает под «Авьяктой» Нирвишеша-Брахмана, а Бхаскара, Абхинавагупта, Джнянадэва, Шридхара, Мадхусудана Сарасвати, Вишванатха Чакраварти, Баладэва Видьябхушана и практически все современные индийские комментаторы «Бхагавад-гиты», такие как Тилак, Ауробиндо, Радхакришнан, А. Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада, Бхактиракшак Шридхара, соглашаются с трактовкой Шанкары.

В отличие от Шанкары и ему симпатизирующих, Рамануджа был здравым теистом и не признавал ашастровую идею о Нирвишеша-Брахмане.

Ачарья Мадхва словами «Бхагавад-гиты» и словами шрути показывает, что «авьякта», «акшара», «кутастха» указывают на Шри Лакшми.



Кто таков?

vilasatu
Карл фон Бергштрайссер

Подписка

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel