?

Log in

Предыдущая запись | Следующая запись

Ложь кришнаитов — Ч. 21

॥श्रीः॥


Чайтанья в Удупи


ЧЧ Мадхья 9.245 — Рагхуварья (продолжение)


Справедливой критики заслуживает и однобоко представленная Б. Сарасвати мадхва-парампара. Падманабха Тиртха (умер в 1324), Нарахари Тиртха (ум. 1333), Мадхава Тиртха (ум. 1350) и Акшобхья Тиртха (ум. 1365) являются не последовательными звеньями парампары, сменяя друг друга, а современниками и одномоментными учениками Мадхвы.

Уттаради-матх, идущий от Акшобхьи Тиртхи, состоит из трех ветвей. Все три являются параллельными частями мадхва-парампары. Помимо этих трех есть и другие. Все они в совокупности ветви санакади-сампрадаи, более известной как мадхва-сампрадая.

Важно понимать, что матх это не только строение-храм-здание, но и сообщество, объединенное какой-то идеей, т.е. «ачарья и ученики». Уттаради-матх и был таким сообществом, группой проповедников.

Главой одной из ветвей Уттаради-матха Рагхуварья Тиртха стал после смерти Рагхунатхи Тиртхи в 1502 году и оставался на этом посту 54 года, 6 месяцев и 2 дня. Он умер в 1557 году. Похоронен в Анегунди на севере Карнатаки, откуда и был родом. В наши дни пандиты (д-р Г. К. Ниппани), в том числе и Уттаради-матха (Видьядхешарья – брат нынешнего главы Уттаради-матха, Сатьятма Тиртхи), утверждают, что Рагхуварья никогда не жил в Удупи. Это подтверждает и ведущий пандит мадхва-сампрадаи Баннандже Говинда Пандитачарья.

После Рагхуварьи матх возглавил его племянник Рагхуттама Тиртха, принявший санньясу от дяди в 1543 году. Их матх в частности и Уттаради-матх в общем не участвовали и не участвуют в парьяйе. Это исключает возможность того, что Рагхуварья Тиртха постоянно жил в Кришна-матхе, где со слов автора ЧЧ состоялся спор Чайтаньи с татвавади-ачарьей.

На тот момент в Кришна-матхе жило много санньяси. Другие матхи-здания были построены спустя несколько лет. По сути в Удупи у татвавадинов был только один матх — Кришна-матх. Конечно, на момент появления Чайтаньи Рагхуварья мог находиться в Кришна-матхе в качестве гостя, что не исключает его участия в диспуте.

В преемственности Палимару-матха также был Рагхуварья Тиртха, но родился он в 1600 году, когда Чайтанья уже умер. Именно этот человек мог жить в Удупи, быть представителем татвавады и участвовать в диспутах. Но эта версия отпадает.


Рассмотрим события с другой стороны. Предположим, Рагхуварья Тиртха был признанным пандитом и ачарьей в возрасте старше двадцати пяти лет. Допустим, он посетил Кришна-матх в качестве гостя, где мог встретиться с Чайтаньей.

В то время официальными лицами, представлявшими учение Мадхвы в дебатах, были Вадираджа Тиртха и Вьясатиртха.

Вадираджа Тиртха играл ключевую роль в жизни не только всего сообщества татвавади-вайшнавов, но и Кришна-матха того времени, внимание! — времени визита Чайтаньи в Удупи.

Вадираджа Тиртха — непревзойденный вади и сиддханта-ачарья. Талантливый управляющий и выдающийся поэт. Победа над ним означала бы низвержение всей школы Мадхвы. Но почему-то Чайтанья, по версии Б. Сарасвати, избирает в качестве оппонента ребенка, а по версии автора ЧЧ, безымянного санньяси, победа над которым нигде не зафиксирована, еще и при том, что Рагхуварья во время диспута с Чайтаньей был не один (см. ЧЧ Мадхья 9.252-253).

Другой ключевой фигурой мадхва-сампрадаи того времени был гуру-хранитель Виджаянагара, наставник императора Кришнадевараи — Вьясатиртха. Можно сказать, что Вьясатиртха является вторым утвердителем вайшнава-дхармы после Мадхвы. Во многом благодаря Вьяса Тиртхе секулярный и философский престиж татвавады достиг в то время своего апогея.

Вьясатиртху посещали многие пандиты из разных областей и княжеств, например, Басава Бхатта из Калинги бросил вызов ачарье и после тридцатидневного диспута Вьясатиртха одержал победу над ним и собранием ученых.

Труды Вьясатиртхи — «Ньяямритам», «Тарка-тандавам», «Татпарья-чандрика», «Бхедодж-дживанам» — глубокие и безжалостные критические разборы самых разных мировоззренческих систем, как эксплуатирующих веды, так и оппозиционные им, включая ритуалистически схожие формы псевдо-вишнуитских сект. Критика адвайтавады из уст Вьясатиртхи всколыхнула мир монизма как никогда, положив начало великой заочной битве, не утихающей и по сей день (см. историю «Адвайта-сиддхи» Мадхусуданы Сарасвати).

Кроме того, Вьясатиртха — один из основателей Движения Бхакти Харидасов, которое спустя некоторое время появилось в Бенгале под названием «Движение Санкиртаны». Среди учеников Вьясатиртхи прославленные харидасы — Пурандара Дас и Канака Дас. Литература гаудий не описывает знакомства Чайтаньи с Вьясатиртхой. Вероятно, он и не слышал о нем, особенно, если учесть, что ни сам Чайтанья, ни ближайшее окружение, тему связи их группы (еще не сампрадаи!) с традицией Мадхвы никогда не поднимали. Движение Бхакти Харидасов вполне могло произвести на молодого санньяси сильное впечатление, ведь размах Движения был заметен во многих частях Индии, особенно на Юге, где его принимали с большим энтузиазмом.

Вьясатиртха, татвавада-ачарья, в то время жил в Хампи при дворе Кришнадеварая. Если и нужно было повергнуть татваваду в диспуте, то лучшего оппонента, чем Вьясатиртха, невозможно себе представить. Тем более, что Вьясатиртха, как и Вадираджа, довольно регулярно участвовал в диспутах с самыми разными школами. Победив Вьясатиртху, Чайтанья полностью подорвал бы авторитет мадхва-сампрадааи и учительства Мадхвы, что незамедлительно стало бы известно не только последователям Чайтаньи, но и другим школам, особенно последователям Шанкары и Рамануджи. Победа над Вьясатиртхой это доказательство весомости и безупречности собственного мировоззрения и высокого уровня полемического искусства.

Что можно добавить к версии Б. Сарасвати о неверных датах жизни Рагхуварьи? Итак, предполагаемый ачарья и пандит татвавада-сампрадаи побежден. Его гордость и гордость всех удупийских вайшнавов сокрушена, как об этом повествует ЧЧ. Диспут завершен, ученый муж повергнут. Есть ли у этой гипотезы слабые стороны? Безусловно. В первую очередь, о победе некоего бенгальца, выглядящего как майявади, незамедлительно стало бы известно, тем более, что при диспуте имелись свидетели. Во-вторых, последовала бы попытка корифеев татвавады опровергнуть слова бенгальца, предложив ему еще одну встречу. В-третьих, вне всякого сомнения последовали бы работы татвавадинов по этому случаю, ибо таковы принципы сампрадаи.

Ни одна работа, посвященная опровержению Чайтаньи, не была написана или предложена, а ведь защищать сиддханту и честь поверженного свами вызвались бы лучшие умы татвавады. Если Рагхуварья Тиртха был официальным лицом сампрадаи, за него попытались бы заступиться, например, Рагхуттаматиртха — племянник Рагхуварьи, личность известная, ему было что противопоставить Чайтанье, судя по его трактатам. Рагхуттаматиртху также называют Бхавабодхакара или Бхавабодхачарья.


Несколько работ Рагхуттамы связаны непосредственно с «Брахма-сутрами», например, с «Ньяя-вивараной» Мадхвы, в которой Ачарья критически анализирует «Сутры», затрагивая представления Шанкары и Рамануджи.

Рагхуттама изучал шастры под руководством своего дяди Рагхуварьи и после принятия от него санньясы продолжал обучение. Все это говорит о том, что Рагхуттама Тиртха не стал бы игнорировать поражение своего дяди, при этом успешно проповедуя дальше и демонстрируя большую ученость в понимании шастр. Широты знаний Рагхуттамы с лихвой хватило бы для низвержения любой религиозной группы и Чайтаньи в частности.

Но нет, никто из татвавадинов не дал ответа, ни словом, ни трактатом, ни участием в дебатах, ни с Чайтаньей, ни с кем-либо еще из его парампары. Либо у них не было ответных аргументов, либо не было предмета разговора, т.е. самого спора.

Опровергнуть аргументы Чайтаньи смогли бы не только пандиты, но и каждый, кто знаком с шастра-сиддхантой и работами Мадхвы.

Интересный нюанс — проведенный нами опрос пандитов татвавады показал, что никто из них никогда не слышал о диспуте Чайтаньи с кем-то из ачарьев. В исторических хрониках матхов и литературе того времени, да и последующего тоже, резонанса о победе Чайтаньи нет. Пять веков молчания. Пять веков тишины. Как будто ничего не было. Можно ли допустить такое, если иметь представление о традиции протоколирования вадов? Пять веков молчания со стороны корифеев по поводу победы неизвестного и ложно трактующего шастры майявада-санньяси Чайтаньи выглядят также очень подозрительно, учитывая высокий уровень образованности татвавадинов.


Мнимая победа Чайтаньи это предмет гордости лишь его последователей, за пять веков так ни разу и не приложивших усилий исследовать достоверность описанных в ЧЧ событий. Если допустить, что события реальны, то татвавадины демонстрируют полное равнодушие к репутации сампрадаи и нежелание отстаивать честь своих учителей и верный смысл вед. Но честь отстаивали и тому есть многочисленные примеры дебатов как самого Мадхвы, так и его последователей, включая современников Чайтаньи.

Ряд уместных и актуальных вопросов:

1. Почему Чайтанья, будучи в преемственности Вьясатиртхи, как утверждают гаудии, тем не менее пожелал опровергнуть татваваду и не стал встречаться со своим парампара-гуру Вьясатиртхой?

2. Почему Чайтанья инициировал спор с подростком, даже не пандитом, если принять версию Б. Сарасвати, а не вызвал на диспут Вадираджу Тиртху или Вьясатиртху?

3. Почему для победы над целой сампрадаей автор ЧЧ выбирает безымянного свами, а не самых выдающихся вадинов того времени?

4. Почему автор ЧЧ не называет имени поверженного в споре татвавадина?


Из слов автора ЧЧ, вложенных в уста Чайтаньи, и описания жизни Чайтаньи складывается впечатление, что он вообще не слышал о Вьясатиртхе, ни до путешествия на Юг, ни во время.

Возможно, безымянный свами, проигравший спор, очень удобный вариант обеспечения победы. Ведь проще победить безымянного соперника, чем назвать известного и быть высмеянным за фальсификацию. Хотя, судя по истории с Валлабхой, автора ЧЧ репутация чайтанья-сампрадаи не очень беспокоила.

Остается непонятным, почему парампара мадхва-сампрадаи представлена лишь ветвью Уттаради-матха. Выглядит так, будто Б. Сарасвати подобрал на основе своих справочников какого-то санньяси, жившего примерно во время появления Чайтаньи в Удупи, и выдал его за оппонента.


Есть еще одно предположение, которое могло бы объяснить имя «Рагхуварья» в комментарии. В 1904 году Б. Сарасвати отправился в Южную Индию, где собирал материал для своей новой вайшнавской энциклопедии. Говорят, он изучал рамануджа- и мадхва-сампрадаи. Возможно, оттуда он и узнал, с кем именно в Удупи спорил Чайтанья и кого имел ввиду автор ЧЧ под «татвавади-ачарьей». Эта презумпция разбивается о стену четырех неоспоримых фактов:

1. В мадхва-сампрадае никто ничего о Чайтанье не знает. Большинство опрошенных мною татвавади-пандитов не знают о том, что Чайтанья инициировал диспут с одним из ачарьев и победил его. Свидетельств встречи кого-либо из ачарьев или сваминов мадхва-сампрадаи с Чайтаньей не существует.

2. Ни в одной из биографий сваминов татвавада-матхов за последние пятьсот лет не говорится о встрече с неким Чайтаньей и дебатах с ним. Не существует и протоколов дебатов за 1510-1512 гг., в которых одним из участников был бенгалец по имени Чайтанья.

3. По правилам дебатов участие и победа в них фиксируется в патре-грамоте. Патры о диспуте Чайтаньи с татвавадинами нет ни у гаудий, ни у татвавадинов, ни у судейской (третьей) стороны.

4. В очень скромной биографии Рагхуварьи Тиртхи из Уттаради-матха не фигурирует встреча или диспут с кем-то по имени Чайтанья или даже просто с каким-то бенгальским санньяси. Хотя для всего татвавада-сообщества победа Чайтаньи над ним получила бы большой резонанс. Опять-таки, сведения об известных дебатах в период до рождения Чайтаньи, не говоря уже о дебатах шестнадцатого века, сохраняются и по сей день.



продолжение будет