?

Log in

Предыдущая запись | Следующая запись

Ложь кришнаитов — Ч. 30

॥श्रीः॥


Чаитанйа в Уд̣упи


ЧЧ, Мадӿйа 9.262


Цитата из Бӿā. 11.2.40:

эвам̇-вратах̤ сва-прийа-нāма-кӣртйā
джāтāнурāго друта-читта уччаих̤
хасатй атхо родити раути гāйатй
унмāда-ван нрьтйати лока-бāхйах̤


Русский перевод ISKCON: «Когда человек достигает высокого духовного уровня и получает удовольствие от повторения святых имен Господа, который становится очень дорог ему, то он утрачивает покой и начинает громко выкликать святое имя. Такой человек смеется и рыдает; охваченный волнением, он поет, как сумасшедший, не обращая внимания на окружающих».


Еще два стиха на эту тему: ЧЧ, Мадӿйа 9.251, и ЧЧ, Мадӿйа 9.81.


пāчхе премāвеща декхи’ хаила чаматкāра
ваишн̣ава-џњāне бахута карила саткāра

«Но когда они увидели любовный экстаз Шри Чайтаньи Махапрабху, то пришли в изумление. Поняв, что Господь Чайтанья — вайшнав, таттвавади оказали Ему подобающий прием». (пер. ISKCON)


премāвеще каила бахута гāна нартана
декхи’ чаматкāра хаила саба локера мана

«В храме Ранганатхи Шри Чайтанья Махапрабху долго пел и танцевал, охваченный экстазом любви к Богу. Все, кто видел танец Господа, изумились». (пер. ISKCON)



В первой части щлока 11.2.40 Бӿā. прослеживаются две причинно-следственных связи. Во-первых, „эвам̇-вратах̤“ указывает на продолжение уже затронутой в предыдущих щлоках темы (описание признаков или качеств бӿакт, таких как ваирāгье и др.). Обладание этими признаками является условием, без которого признаки, описываемые в 11.2.40, вообще можно проигнорировать.

Во-вторых, в щлоке сказано, каким образом он стал „џāтāнурāгах̤“ — сваприйанāмакӣртйā.

У Прабӿупāды анурāгах̤ переведен как „удовольствие“, вразрез даже с гауд̣ӣйскими канонами. В пословном переводе стоит нечто совсем иное.


Перевод Прабӿупāды Бӿа. 11.2.40: «By chanting the holy name of the Supreme Lord, one comes to the stage of love of Godhead. Then the devotee is fixed in his vow as an eternal servant of the Lord, and he gradually becomes very much attached to a particular name and Form of the Supreme Personality of Godhead. As his heart melts with ecstatic love, he laughs very loudly or cries or shouts. Sometimes he sings and dances like a madman, for he is indifferent to public opinion».

Русский перевод ISKCON: «Когда человек достигает высокого духовного уровня и получает удовольствие от повторения святых имен Господа…».



Вспомним прилюдное поведение Чаитанйи в храме незадолго до воображаемого диспута. Он рыдает, смеется, танцует, а так называемые таттвавāдины, вероятно, не подхватив его настрой, стояли как истуканы. Что еще можно ожидать от „сухих философов-гьяни“. Возникает уместный вопрос: с какой целью Чаитанйа цитирует этот щлок? Если словами Бӿāгавата он хочет продемонстрировать высокий уровень своей преданности и показать, что тот, кто не ведет себя как он (смех, слезы, танцы), не достиг такого высокого уровня, то странно, что в этот весьма подходящий момент таттвавāдины не ознакомили Чаитанйу с Тāтпарьем Мадӿвы на этот щлок, хотя ЧЧ, Мадӿйа 9.254 утверждает: «главный ачарья таттвавади был очень сведущ во всех богооткровенных писаниях \ таттвавāдӣ āчāрйа — саба щāстрете правӣн̣а». Словами пурāн̣ия Мадӿва показывает, что описываемые в 11.2.40 признаки не относятся ко всем видам бӿакт. И уровень тут ни при чем.

Отсутствие реакции на слова Чаитанйи по всей видимости означает, что „таттвавāдӣ-āчāрйа“ мāдӿва-сампрадāйа, очень сведущий во всех богооткровенных писаниях, не был знаком с трудами Мадӿвы.

Поэтому вырванная из контекста всей главы цитата Чаитанйи, подкрепляющая его „высокий уровень“, способна впечатлить лишь несведущие в щāстре умы и лишь до тех пор, пока мы не узнаем из Тāтпарья, что подобное злоупотребление словами Бӿāгавата было Āчāрьей предвидено и опровергнуто за триста лет до рождения героя ЧЧ.


केचिदुन्मादवद्भक्ता बाह्यलिङ्गप्रदर्शकाः ।
केचिदान्तरभक्ताः स्युः केचिच्चैवोभयात्मकाः ।
मुखप्रसादाद्दार्ढ्याच्च भक्तिर्ज्ञेया न चान्यतः — Вāрāха-пурāн̣а


Есть два вида бӿакт: бāхйа-бӿакты и антар-бӿакты. Бāхйа-бӿакты не могут обходиться без демонстрации своих переживаний. Они танцуют, смеются и т.д. Бӿакти же антар-бӿакт внешне незаметна, переживается глубинно, для ее проявления им не требуется помощь телесного и речевого аппарата. Именно эта глубинная бӿакти и является собственно бӿактью. Ее наличие и делает человека бӿактой.

Бāхйа-бӿакт можно считать бӿактами, только если у них есть антар-бӿакти, т.к. при внешних проявлениях настоящая глубинная бӿакти может отсутствовать, а признаки, о которых говорит данный щлок, не являются обязательными признаками как бӿакти, так и бӿакт. Танцы, пение, смех и пр. могут быть просто имитацией или экстравагантным поведением. Мало ли талантливых актеров. Они и рыдают, и смеются, и в пляс готовы пуститься. Экзальтации не достаточно, чтобы считаться бӿактой. О џāтāнурāге можно говорить, только если присутствует весь комплекс признаков бӿакти, ключевым из которых является верный щāстра-сиддӿāнт. Судя по высказываниям Чаитанйи в «Чаитанйа-чаритāмрьте» верный сиддӿāнт в его представлениях отсутствует.

Щлок 11.2.40 следует рассматривать в контексте всей главы, а не отдельным самодостаточным утверждением. Поведение, описанное в щлоке, не является стопроцентным индикатором бӿакти. Как мы теперь знаем из Ва̄ра̄ха-пура̄н̣ия, такое поведение свойственно только одному виду бӿакт и обязательным, непреложным признаком бӿакти не является.


§


С точки зрения ЧЧ ключевым в данном щлоке — применительно к теме диспута — является выражение „нāмакӣртйā џāтāнурāгах̤“ и гауд̣ӣйа-прабӿупāдовское понимание этих слов как „благодаря повторению святых имен, обретший любовь к Хари“. По мнению гауд̣ӣй здесь показано главенство нāма-кӣртания среди всех сāдӿаний (и, косвенно, главенство „любви“ среди всех целей, хотя Прабӿупāда не решается переводить стих с привязкой к преме, просто „очень высокий уровень“, становится „очень дорогим“). Прабӿупāда лишний раз хочет убедить читателя в важности повторения святых имен, поэтому в его переводе прослеживается схема — он „повторял“, а затем „начал получать от этого удовольствие“.

Однако анурāг достигается не „повторением имен“, как может показаться неискушенному читателю. Причиной такого представления является ошибочный перевод слов „нāма-кӣртйā“ как „повторяя, от повторения святых имен, by chanting, с помощью кӣртания“.

Анурāг рождается благодаря осмыслению славы, величия, достославностей Бӿагавāна, которыми проникнуты Его имена. Об этом Бӿāгавато и говорит: „кӣртйā“ — славой, достоинством, величием. Достижение анурāга было бы возможно повторением, если бы в щлоке вместо „кӣртйā“ стояло „кӣртанена“ (твор. пад.) \ „с помощью кӣртания“ или „повторением имен“.

Различие существенное, особенно учитывая намерение щāстр донести до сāдӿака знание о достославностях Бӿагавāна. Банальное начётничество „имен господа“ кӣртанием не является. Бӿакти без знания невозможна. Без знания эмоциональное состояние, пусть и нарекаемое духовным экстазом, имеет своими ближайшими родственниками невежество, самовнушение, вожделение и гнев. Знание является неотъемлемым слагающим бӿакти и ее абсолютной предпосылкой. Повторение имен Хари это вспоминание узнанного из щāстра о Его гун̣ах.

Словами Вйāсы Мадӿва указывает на особую роль нāма-кӣртания как сāдӿания, особенно в Кали-йуге. Не Рӯпа ли Госвāмӣ вместе с Џӣвой будут цитировать эти же прамāн̣ия?

„Калир доша-нидӿир рāџан асти хй эко махад-гун̣ах̇ кӣртанāд эва крьшн̣асйа…“ „калаў ту нāма-кӣртанāд“ — да что говорить, достаточно открыть «Крьшн̣āмрьта-махāрн̣аво».


В чем же этот упрек, которым сквозит процитированный Чаитанйей стих и все его выступление перед мнимыми таттвавāдинами? Что же это за мифические таттвава̄дины, которые не смогли адекватно отреагировать и поставить Чаитанйу в известность о том, что на̄ма-кӣртание это один из главнейших элементов са̄дӿания в татвава̄де и завещано им А̄ча̄рйей Мадӿвой, Вйа̄сой, Ведием?

Через два щлока, в Бӿā. 11.2.42, подтверждается неотделимость бӿакти от ваирāгья и знания (бӿактих̤ парещāнубӿаво вирактих̤).



История о покорении Уд̣упи все меньше и меньше похожа на реальность. И все больше и больше напоминает огульное обвинение в адрес „еще одного какого-то сампрадāйа“ (уже прошлись и по Валлабӿе, и по нимбāркам в лице побежденного Кещавы Кашмирӣ, который потом, по версии некоторых гаӯд̣ӣй, вдохновился создать конкурентный „ваишн̣авский“ культ; меньше всего по Рāмāнуџе, от которого все-таки несколько основных идеологов пришло к Чаитанйе), настолько удаленного, что проверять вываленное едва ли кто-то возьмется.



продолжение будет