?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись


॥श्रीः॥



14. Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа и Чаитанйа




Тема фальши естественным образом переплетается с темой обмана. Обман и махинации могут передаваться из поколения в поколение, по цепи ученической преемственности.

В нашем случае сама реальность вскрывает обман. Речь идёт об очередном пафосном мифе о великих достижениях Чаитанйи на ниве обращения в собственную веру.

«Чаитанйа-чарита̄мрьта» повествует о тысячах безымянных новообращённых, ставших последователями Чаитанйи во время посещения им южной Индии. Но безымянные последователи, пусть и в большом количестве, не ахти какой капитал. Куда весомее и престижнее иметь в последователях людей именитых, в особенности образованных, лиц учёных. Одно слово учёного человека весит больше, чем слова тысяч невежд. Само его наличие подтверждает, как минимум, незаурядность личности кумира-основателя.

«Чаитанйа-чарита̄мрьта» претендует на статус богооткровенного писания, то ли следуя Бхāгавату, то ли пытаясь затмить его; предлагая спасение посредством простого слушания об удивительных деяниях своего господа.


При сборе материала для этой части «цикла» обнаружился любопытный факт, показывающий недостоверность встречи Чаитанйи и Сāрвабхаумы Бхат̣т̣āчāрйи с последующим обращением Сāрвабхаумы.


Трипурари Свāмӣ из Гауд̣ӣйа-сампрадāйа утверждает, что Џӣва Госвāмӣ учился в Бенаресе у некоего Мадхусӯдана Вāчаспати (http://harmonist.us/2014/12/the-life-of-sri-jiva-goswami/).

«Чаитанйа-чарита̄мрьта» (Мадхйа, 15.133) утверждает, что Вāчаспати был братом Сāрвабхаумы Бхат̣т̣āчāрйи.

В «Харинāма-вйа̄каран̣е» Џӣва Госвāмӣ называет себя учеником Мадхусӯдана Видйāвāчаспати, у которого учился в Вāрāн̣асӣ.


О М. Вāчаспати в интернетах ходит противоречивая информация — то он брат Сāрвабхаумы, то его ученик. Кроме того, ни один из доступных нам источников или авторов не упоминает каких-либо родственников Сāрвабхаумы, кроме отца. Вполне возможно, что были братья и сёстры. Но не об этом речь.


Сатищчандра Видйāбхӯшана в своей книге «История индийской логики»указывает, что до возникновения школы нйāйи в Навадвӣпе, почётом и уважением пользовались наийāйики Митхилы (Бихар).


Вāсудэва Сāрвабхаума родился в середине 15-го века. Его отец, Махещвара Вищāрада Пан̣д̣ит, дал сыну блестящее образование. Вāсудэва учился грамматике, литературе и юриспруденции. В 25 лет он отправился в Митхилу изучать нйāйю. Поступив в академию, стал учеником известного и ведущего наийāйика того времени Пакшадхары Мищры.

По окончании учёбы состоялся сложный экзамен, щала̄ка̄-парӣкша̄, экзамен-испытание („метод вольного тыка“). Ему следовало объяснить любой лист манускрипта, который выбирали наугад. Один за другим он объяснил сто листов манускрипта, чем весьма порадовал своего наставника. Обучение закончилось присвоением титула «сāрвабхаума».

Обнаружив, что учёные мужи Митхилы не разрешают чужакам копировать сочинения по нйāйе, Вāсудэва запомнил целый трактат «Таттва-чинтāман̣и» (автор Гаӈгеща Упāдхйāйа) и метрическую часть «Кусумāњџалӣ». Боясь, что дорога из Митхилы будет опасной, он, под предлогом возвращения в Надӣйю, тайно отправился в Бенарес, где несколько лет изучал Ведāнту.

Возвратясь умудрённым знаниями, Вāсудэва открыл первую академию навйа-нйāйи в Надӣйе, слушателями которой стало огромное количество человек.


По утверждению Сурендранāтха Дāсгупты, позже, из-за тирании мусульманских правителей Бенгала, Вāсудэва Сāрвабхаума перебрался в Пурӣ.


В «Чаитанйа-чарита̄мрьте» описывается встреча Чаитанйи и Сāрвабхаумы Бхат̣т̣āчāрйи, хотя нам так и не удалось найти хотя бы один исторически достоверный источник, подтверждающий, что эта встреча была на самом деле, и что, самое важное, Сāрвабхаума был очарован идеями Чаитанйи до такой степени, что «<...> стал чистым вайшнавом, и многие знатоки священных писаний последовали его примеру» («Амрита-праваха-бхашья», Бхактивинод Т̣хакур).


ЧЧ стих 278: Тот самый Бхаттачарья, который раньше все время изучал и преподавал философию майявады, теперь возненавидел само слово мукти. Такое возможно только по милости Шри Чайтаньи Махапрабху. (орфография ISKCON)

280: Увидев обращение Сарвабхаумы Бхаттачарьи в вайшнава, все поняли, что Господь Чайтанья не кто иной, как Сам Кришна, сын Махараджи Нанды.

282: Позже я опишу, как Сарвабхаума Бхаттачарья неустанно служил Господу.

284, 285: Любой, кто будет с верой и любовью слушать о встрече Господа Чайтаньи Махапрабху с Сарвабхаумой Бхаттачарьей, очень скоро освободится из сетей умозрительного философствования и кармической деятельности и укроется под сенью лотосных стоп Шри Чайтаньи Махапрабху.

Весь раздел ЧЧ Мадхйа, посвящённый встрече и общению Чаитанйи с Сāрвабхаумой, не содержит ни одного весомого примера полемической стороны общения этих двух людей. Встреча, как и в случае с Валлабхой, описана в духе «Он сказал так, а Чаитанйа ответил так. Потом Сāрвабхаума, мāйāвāдӣ, предался Чаитанйе и все были счастливы; не это ли пример божественности Махāпрабху?!». Никаких аргументов, никаких прамāн̣. Каким в действительности был диалог и был ли вообще — неизвестно.


Но представьте себе на мгновение учёного человека, известного за пределами Бенгала, ученика именитого пан̣д̣ита Пакшадхары Мищры из Митхилы, который выслушивает невразумительные речения новоиспечённого, неизвестного молодого саннйāсина и после такой вот пресной, бесцветной, худосочной банальщины (как и в случае с Валлабхой) этот учёный муж соглашается со всей этой ахинеей и принимает сторону оппонента. Возможно ли такое? Найдётся ли в мире Ведāнта похожий пример? Может ли такое незатейливое, анемичное, лишённое напрочь малейшей аргументации общение перевернуть внутренний мир именитого пан̣д̣ита?


В погоне за пафосом автор ЧЧ уничтожает творческую личность знаменитого учёного, которая раскрывается нам в его динамическом стиле (судя по историческим документам и сочинениям Сāрвабхаумы), и подменяет его, как пан̣д̣ита, каким-то туповатым и сонным субъектом, который, как будто сам не свой, во сне бормочет какие-то нудные фразы, выслушивает нелепые выпады со стороны молодого удальца, без всякого сопротивления, не выдавая и толики своих знаний. А ведь Ва̄судэва Сāрвабхаума и после встречи с Чаитанйей, как и раньше, был полемически активен, так и оставшись мāйāвāдином. Но об этом позже.


В ЧЧ вы не найдёте ни одного весомого тезиса, никаких прамāн̣, никакой существенной полемики между Сāрвабхаумой и Чаитанйей. Последний просто пожурил старика, а тот проникся да и предался.


Чтобы понять какого масштаба была учёность Сāрвабхаумы, требуется небольшое путешествие во времена расцвета навйа-нйāйи и новой волны дебатов между татвавāдом и нео-адваитой.


Тёмные пятна, оставленные идеями нйа̄йа-ваищешики, вплоть до периода Удайаны, были тщательно изучены и проанализированы в работах Āчāрйи Мадхвы и Џайатӣртхи. «Прама̄н̣а-лакшан̣а» Мадхвы, помимо прочих, ставила себе целью и коррекцию некоторых теорий в нйāйе и эпистемологии, упомянутых Гаӈгещей (ведущим представителем школы нйāйа из Митхилы, которого комментировали учитель Сāрвабхаумы, Пакшадхара Мищра, и другие).


Задача провести полноценное исследование, анализ и оценку работ Гаӈгещи, наряду с комментариями Пакшадхары Мищры, Ручидат̣т̣ы (ученика Пакшадхары и однокашника Сāрвабхаумы) и других, легла на плечи Вйа̄сатӣртхи. Именно ему довелось тщательно рассмотреть их положения на предмет созвучия с мыслью татвавāда, представленной в работах Мадхвы и Џайатӣртхи. Ответный удар на «Нйа̄йа̄мрьту» Вйāсатӣртхи не заставил себя долго ждать.

И только приверженцы школы навйа-нйа̄йа из Митхилы и Навадвӣпы дружно молчали в ответ на критику их логической системы. Они ограничились лишь поздравлениями по поводу публикации «Нйа̄йа̄мрьты» и проявлением своего неодобрения, без какой-либо аргументации, на критику Вйа̄сатӣртхи.

Проф. Багехи («Индуктивное мышление и аргументирование», 1953) предположил, что отсутствие своевременной позитивной реакции навйа-наийа̄йиков из Митхилы и Навадвӣпы на «Тарката̄н̣д̣аву» Вйа̄сатӣртхи обусловлено, по всей вероятности, малоизвестностью или же совсем безвестностью работ татвавāда в той части Индии. Это предположение не имеет под собой достаточных оснований. В биографии Вйа̄сатӣртхи тех времён говорится, что он с самого начала своей активности как саннйāсин посетил Север Индии. Логично предположить, что он не преминул побывать в знаменитых местах навйа-нйа̄йи, которую изучал под руководством Щрӣпа̄дара̄џи, и обменяться идеями с тамошними мыслителями. Панегирик Пакшадхары в адрес Вйа̄сатӣртхи

йад адхӣтам тад адхӣтам йад анадхӣтам дат апйадхӣтам
пакшадхаравипакшо на̄векшӣ вина̄ навина вйа̄сена


датируется примерно временем их первой встречи, то есть до того, как Вйа̄сатӣртха написал свои самые значительные работы. И по всей вероятности, Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа мог также встречаться с Вйāсатӣртхой, так как встречу с таким выдающимся человеком и главным оппонентом своего наставника пропустить было немыслимо.

Сиддхāнт и сочинения Мадхвы известны в северной Индии и Бенгале ещё со времён Ра̄џендры Тӣртхи и его ученика Џайадхваџи, которых считают предтечами Чаитанйа-сампрада̄йа. В биографии Сомана̄тхи упоминается по крайней мере две больших дискуссии по навйа-нйа̄йе, на которые приезжие учёные мужи пригласили и Вйа̄сатӣртху. Сомана̄тха говорит, что великими дебатами при дворе Нарасы в Виџайанагаре, длившимися 30 дней, заведовал Басавабхат̣т̣а из Калиӈги, а команда оппонентов состояла из лучших мыслителей Аӈги, Ваӈги, Калиӈги, а также Чолы и Кералы.


Вйа̄сатӣртха избрал прямую стратегию нападения и написал отдельные независимые работы, дабы привлечь внимание современников, в том числе из Митхилы и Навадвӣпы. И судя по результатам, в этом деле он весьма преуспел.


Теперь вернёмся на страницы ЧЧ. Активное общение учёных Митхилы и Навадвӣпы с представителями татвавāда указывает на то, что Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа не мог не сказать Чаитанйе вразумительных слов. Не мог отмалчиваться или невразумительно выражаться, так ничего и не сказав по существу. Он вполне был в состоянии опровергнуть доводы, изложенные Чаитанйей в том виде, в каком их предлагает ЧЧ.


Чаитанйа принял саннйāс в двадцать четыре года (1510 г.). Спустя пару месяцев Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа встречает его в Пурӣ. Их встреча, описанная в ЧЧ, проходила как раз в этот период. По версии ЧЧ, общение Сāрвабхаумы с Чаитанйей перевернуло всю его (Сāрвабхаумы) жизнь, он стал последователем Чаитанйи, ваишн̣авом и перестал быть мāйāвāдином.

Однако реальность и историческая справедливость (исторические документы) говорят о другом. Речь идёт о 1516 г., спустя шесть лет после „обращения“ Сāрвабхаумы (по версии ЧЧ).

По материалам http://ashvattho.blogspot.com: «Примечательный эпизод произошел по завершении войны с Калиӈгой заключением мирного договора с Гаџапатаем (титул махāрāџей Калиӈги) в 1516 году. Дабы унизить своего недавнего противника и показать духовное и интеллектуальное превосходство своего окружения правитель Калиӈги Гаџапати Кӯрма Видйāдхара Пāтра послал Крьшн̣адэварāйу трактат по Адваите, дабы тот или опроверг его, или, если не в силах, принял содержащиеся заключения. Автором трактата по просьбе Гаџапатая выступил не кто иной как Вāсудэва Сāрвабхаума, известный также как Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа, о чем свидетельствуют его собственные полные державного энтузиазма слова в комментарии на „Адваита-макаран̣д̣ам“ Лакшмӣдхары (Лакшмӣдхара — адваитӣ, живший в XV в. н.э., автор по меньшей мере трех литературных трудов: „Адваита-макарандам“, комментария к Бхāгавату и „Бхагаван-нāма-каумудӣ“, популярного среди гауд̣ӣй трактата о достижении пурушāртхов с помощью Хари-нāма-саӈкӣртания).

Ответом на эту провокацию послужила работа Вйāсатӣртхи под названием „Саттаркавилāсах̤“ (совершенно недавно рукопись этого труда обнаружена вновь). Любопытно, что Вāсудэва Сāрвабхаума принимал участие в этой акции через несколько лет после того, как новопосвященный саннйāсӣ Чаитанйа посетил впервые Пурӣ и, согласно гауд̣ӣйскому преданию, „обратил“ Сāрвабхауму в свою версию ваишн̣авизма».

Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа после встречи с Чаитанйей так и остался мāйāвāдином. Никакого чудесного и удивительного спасения из пропасти мāйāвāда не произошло, как бы этого не хотелось адептам Чаитанйа-парампары. Практика бхакти и мāйāвāд вполне совместимы по Щаӈкаре. Неудивительно, что реаниматор адваитавāда Мадхусӯдана Сарасватӣ привнёс немало от бхакти в нео-адваиту.


Чаитанйе не удалось обратить учёного Сāрвабхауму, а значит сомнительно и то, что человек, слушая историю о встрече Сāрвабхаумы и Чаитанйи, очень скоро освободится…, как это заявляет ЧЧ.


Мы помним на примерах описаний встреч Чаитанйи и Валлабхи; Чаитанйи и татвавāдинов Уд̣упӣ, насколько эти истории фальшивы и являются откровенной клеветой.


Клевета эта весьма однообразна. Чаще всего она заключается в том, что вместо подлинной личности обсуждаемого перед читателем возникает другая, не только на неё не похожая, но явно противоположная ей. И не важно, к какому лагерю относится обсуждаемый персонаж. Потому что махинации и обман это не красиво и мелко.

По этой причине репутация ЧЧ, как исторически достоверного произведения, равна нулю чуть меньше, чем полностью. А божественность Чаитанйи не имеет никаких ваидика-прамāн̣.


Могут ли махинация и обман быть спасительным средством и приблизить к бхакти — решать читателю.


продолжение не заставит долго ждать


Comments

sumangala77
Oct. 21st, 2013 06:22 pm (UTC)
Цикл "Ложь кришнаитов" с каждой новой статьей становится все интереснее. Дотошность в изысканиях, историческая достоверность, научный подход без кликушества не оставляет апологетам кришнаизма никаких шансов. При наличии амбиций, автор(ы) мог(ли) бы оформить этот цикл в книгу. На кандидатскую по философии работа потянула бы запросто.