Category: история

О слепости религиозности и пороке буквализма. Что мы знаем о настоящей Матхуре и Врадже?



Согласно традиции Кришна жил 5000 лет назад. Столицы его царства Матхура и Дварака в «Бхагавата-пуране» представлены величественными городами. Раскопки в Матхуре начались в конце XIX в. Большей частью археологи находят объекты искусства, например, терракотовые скульптуры «богини-матери», наездников на слонах и др., датируемые IV-II вв. до н. э. (2400-2200 лет назад).

Archaic_Mother_Goddess_-_Terracotta_-_Circa_up_to_4th_Century_BCE_-_Showcase_17-12_-_Prehistory_and_Terracotta_Gallery_-_Government_Museum_-_Mathura_2013-02-24_6451

Старинные монеты, обнаруживаемые археологами в различных частях региона Врадж, служат весьма надежным источником информации о политической и экономической истории страны. Ведь значительное число монет можно датировать довольно точно или соотнести с тем или иным историческим периодом. Нумизматика нередко способствует и установлению возраста археологических комплексов и последовательности династий. Ученые исследуют изображения и легенды на монетах, металл, из которого они сделаны, вес и форму, прослеживают, как небольшие куски металла, служившие средством обмена, постепенно превращаются в монеты правильных форм и определенного веса.

В 1954-1955 гг. М. Венкатарамайя и Б. Саран определили последовательность археологических культур Матхуры, глубину почв для разных временных периодов (материальная культура тысячелетней давности располагается в среднем на глубине 50 см-2 м в зависимости от региона). В 1973-1977 гг. участники археологической экспедиции под руководством Б. К. Тхапара и М. Джоши проводили исследование Дхулкота - серповидной насыпи высотой 6,45 м, окружающей Матхуру с запада, севера и юга. Построенный в IV-III вв. до н. э. Дхулкот выполнял функцию оборонного укрепления из глины с покатой внешней стороной. В это время Матхура представляла собой небольшое поселение из домов на глиняной платформе, иногда из обоженного кирпича, с глиняным полом и печами в домах. Возведение укрепления можно считать началом жизнедеятельности в этом регионе. Более ранние поселения на этой территории обнаружить не удалось. Описание Матхуры IV-III вв. до н. э. как «крупной столицы» не соответствует результатам археологических исследований.

В I в. до н. э. - III в. н. э. в Матхуре начался второй строительный период. В это время здесь обосновались восточноиранские племена Саков и Кушан. Артефакты, добытые в результате археологических раскопок и датируемые I-III вв. н. э., свидетельствуют о большом значении культа змей (нагов) и практики почитания духов (якшей) на территории Матхуры. В начале III в. н. э. в Северной Индии возвысилась династия Нагов, власть которых распространилась и на Матхуру. Намеки на столкновения пастушеских племен Враджа с племенами Нагов представлены в иконографии III в. н. э. и в «Бхагавата-пуране».

Культ змей тесно связан с легендами о Кришне. Балараму, брата Кришны, в пуранах называют аватарой царя нагов Шеши. Деревня Sessai (Śeṣaśayī), расположенная к югу от деревни Koṭban, в своем названии носит имя Шеши. Согласно местной традиции, именно здесь Кришна раскрылся своим друзьям-пастухам как Нараяна, укрывшись под сенью голов великого змея Наги (Баларамы).

Ахиваси, псевдобрахманское племя, представляющее традиционное население Враджа, возможно происходит от ahi - «великий змей». Речь идет о змее Калии, поверженном Кришной. Ахиваси утверждают, что их род берет начало от риши Саубхари, правнука Агастьи, пригласившего Калию поселиться в реке рядом с Вриндаваном. На сегодняшний день ахиваси довольно простой народец, служат пуджари в храме Баладевы на южной границе враджа-мандалы.

Помимо культа змей иконография Матхуры (III в. н. э.) также свидетельствует о популярности культа Якши. Самая древняя из найденных в Матхуре статуй человека представляет собой Якшу по имени Манибхадда (maṇibhadra). В старинной буддийской литературе говорится: «Прибыв в Матхуру и узнав о притеснениях брахманов якшами, Будда поверг главаря якшей».

В средние века культ Якши во Врадже стал менее популярным по сравнению с культом змей, хотя и сохранился на местном уровне. Отголоски культа Якши прослеживаются в названиях некоторых деревень, например, Jakhin-gāõ (yakṣiṇī-grāma), деревня в северо-западной части Говардхана. Бхандирбан, один из двенадцати лесов (vana), в которых Кришна играл с Баларамой, также известен под именем Bhaṇḍīra-yakṣa. В легендах, связанных с Кришна-Гопалой, якши никогда не упоминаются напрямую. В «Бхагавата-пуране», 10.34.25-32, например, Шанкхачуда назван спутником Куверы и гухьякой. Гухьяки называют себя слугами Куверы и обычно отождествляются с якшами.

Брахманическая культура в Матхуре появляется примерно в 320 г. н. э. Первые известные изображения культа Кришны восходят именно к этому периоду. Герой представлен в позе, известной как говардхана-дхарана (держащий холм Говардхан) или калия-дамана (повергающий змея Калию).

Присутствие вишнуитского культа на территории Матхуры в период до н. э. и в начале-середине н. э. (320-550 гг. н. э.) до сих пор не обнаружено. Не обнаружены и свидетельства священности Матхуры в самый ранний зафиксированный период ее существования (IV-III вв. до н. э.). Само название «Матхура» не упоминается в древних списках махатиртх. Матхура не упоминается и среди восьми великих городов Джамбудвипы в палийском каноне.

К первым векам новой эры Матхура становится крупным центром древнеиндийского художественного ремесла. Особенность матхурской школы - портретная скульптура (напр., статуи кушанских царей, I-II вв. н. э.) и индивидуализация персонажей.

Данные раскопок позволяют сделать вывод, что в III в. н. э. Матхура была важным буддийским и джайнским центром. В это время появляются первые изображения Будды, до того изображавшегося в виде символов: дерево бодхи, колесо, зонтик, трон и др.

Примерно с III в. н. э. во Врадже распространился культ Шивы. Его следы сохранились в местной топонимике, несмотря на многочисленные этимологические фальсификации, связанные с легендами о Кришна-Гопале, предлагаемые местными «пандитами». Холм Нандагао перечисляется вместе с Варшаной и Говардханом, как один из трех священных холмов Враджа. До недавнего времени холм назывался Нандишварой и считался сварупой Шивы. Деревня, построенная на нем, известна как Нандигао, по имени быка Нанди, символа Шивы. Сегодня эта деревня называется Нандагао и считается первым домом главы пастухов Нанды, а сам холм украшает храм, посвященный Нандраю Джи. В названии деревни Bhayhāõ на правом берегу Ямуны также отражается культ Шивы (бхава[=Шива]-грама). Похожая история связана и с холмом Варшаной, посвященном богу Брахме. Barsānā - это искаженное Brahma-sānu (холм Брахмы). Автор религиозной работы «Враджа-бхакти-виласа» интерпретирует ее как Vṛṣabhānupura. В более поздней легенде Вришабхану стал отцом Радхи и сегодня деревня Barsānā считается деревней Радхи.

Из пуран и местных легенд известно, что Нанда, его жена Яшода и все племя пастухов поклонялись богине Амбике и ее божественному супругу Пашупати (Шиве). В «Бхагавате», 10.34.1-2, мы находим такие слова: «Шукадева Госвами сказал: Как-то раз пастухи, желая совершить поклонение Господу Шиве, запрягли волами телеги и отправились в лес Амбика. О царь, прибыв туда, они омылись в реке Сарасвати, а затем стали подносить могущественному Господу Пашупати и его супруге, богине Амбике, различные атрибуты поклонения».

Яшода поклонялась Амбике в образе Деви-кунды. Как Вриндадеви, Амбика, богиня Вриндавана, вероятно, была объектом очень древнего культа: ее святыня, как говорят, была первой когда-либо существовавшей во Вриндаване.

В средневековых легендах Враджа местная Деви часто отождествляется с Радхой. Центры поклонения Деви часто выбирались как места, подходящие для проведения раса-лилы. Вриндадеви (Туласи) иногда отождествляется с Радхой или с одной из ее подружек (сакхи). Деревня Kāmaï недалеко от Karahlā известна как центр раса-лилы. Kāmaï, или Kāmākhyā-devī, - популярный образ Дурги. Название города Камруп (Ассам) отождествляется с именем Вишакхи, одной из спутниц Радхи.

Первые сообщества Враджа, называвшие себя вайшнавами, весьма толерантно относились к культу Шивы, чего нельзя сказать об их отношении к популярным культам местных богинь (lok-devī), почитаемых необразованными массами. Чайтанья и его последователи, будучи выходцами из Бенгала, где культ Деви всегда преобладал, намного толерантнее относились к почитанию женского начала, чем те же самые валлабхиты, выходцы из Андхры, где, видимо, культ Деви был менее популярен. Известно, что отношения чайтанитов и валлабхитов всегда были натянутыми.

У пастушеских племен Враджа, особенно у джатов и гуджаров, Деви по-прежнему остается высокочтимой богиней. Большое количество центров ее почитания включены в программу врадж-парикрамы. Большое значение, придаваемое некоторым спутницам Радхи, также свидетельствует о популярности женских божеств (деви) в кришнаитском религиозном синтезе.

Ничего не известно о Матхуре в период VII-XI вв. н. э., вероятно, это связано с началом мусульманского вторжения.

В начале XVI в., а возможно и чуть раньше, Матхура становится центром паломничества религиозных групп, почитающих Кришну. В «Матхура-махатмье» (XVI-XVII вв.) Матхура уже представлена «священным местом».

Keshighat-monsoon-lscpe-2

Две конкурирующие общины - последователи Валлабхи и последователи Чайтаньи - настаивают на том, что именно их основатели играли главную роль в «открытии» утеряных мест (лила-стхала) Враджа. В обеих общинах в ходу практически одинаковые истории нисхождения их основателей в этот мир и каждому отводится главная роль в распространении кришна-бхакти. Позже Валлабхе стали приписывать открытие Гокул-Махабаны и Говардхана (здесь находятся основные центры валлабха-сампрадаи).

Собранные на сегодняшний день археологические материалы и результаты анализа литературных памятников заставляют сомневаться в существовании Матхуры пятитысячелетней давности, следовательно и в историчности легенды о величии Матхуры в такой далекий период. «Освоение» Матхуры началось в IV в. до н. э., а это ровно половина (2500 лет) от указываемого в легендах периода в 5000 лет. Усиливает сомнения в историчности легенд о Кришне или по крайней мере заставляет сомневаться в монументальности битвы, описанной в Махабхарате, отсутствие каких-либо существенных находок в предполагаемых местах битвы (начиная с пятидесятых годов были исследованы несколько регионов на предмет поиска вещественных доказательств этой битвы).

Вполне возможно, что Кришна был историческим персонажем, выдающимся правителем своего времени, и межплеменная битва также имела место быть, но не стоит забывать, что люди прошлого мыслили иными категориями, придавали значение иным вещам. Герои эпоса - это всегда и в первую очередь субъективное отражение восприятия автора, его отношение к герою или легенде, а не исторический портрет.

Все, что у нас на сегодняшний день имеется по Матхуре, - это свидетельства о достаточно примитивных формах поклонения природе (горам, водоемам, коровам, деревьям, змеям и т. д.) в первый период ее заселения (IV в. до н. э.). Возможно, пантеистические культы на стыке тысячелетий не вдохновляли людей XVI в. и как следствие появилась легенда о «потере» и «возрождении» бесчисленных тиртх и лила-стхал Враджа.

Древнеиндийские источники главным образом являются источниками идей, а не историческим летописанием, фиксацией исторических фактов, особенно в описании героических персонажей. Попытки определить историчность сведений, почерпнутых из древнеиндийской литературы, без научной методологии обречены лишь на порождение новых мифов, легенд, сомнительных религиозных интерпретаций и псевдоисторических реконструкций. Ошибочное понимание истории - прямой путь в религиозность. Феодально мыслящим, а значит религиозным людям, свойственно воспринимать исторический процесс статично - «весь прогресс был в прошлом и все лучшее, что мы находим или о чем можем думать, было именно в те далекие времена». Прошлое идеализируется, отсюда «Золотой Век» и прочие утопические модели.

В 1975-1986 гг. индийский археолог Б. Б. Лал принимал участие в научном проекте по исследованию историчности «Махабхараты» и «Рамаяны». В Айодхье открыли Шрингаверапуру, Бхарадваджа-ашрам и Нандиграму, описанные в «Рамаяне». Но в целом, отмечает Лал, археологические данные нельзя убедительно связать с информацией из эпоса, а также подтвердить существование исторических мест, описываемых в эпосе.

Но все это не обесценивает историю Индии, ее достижения и миропонимание. Реалистичная Индия мне нравится даже больше, чем абстрактная, никогда не существовавшая.




Валлабха Махапрабху и Чайтанья Махапрабху («Сампрадая-прадипа»)


В «Сампрадая-прадипе» Гададхары Бхатты, адепта валлабха-сампрадаи (пуштимарга), написаной на санскрите в 1553 г. (иногда ее написание датируют второй половиной семнадцатого века), встречаются любопытные утверждения. Автор отрицает уместность и правильность популярной в XVI в. концепции четырех вайшнавских сампрадай. Кроме того, Гададхара высказывает предположение о том, что эта концепция пришла в Северную Индию с Юга. К сожалению каких-либо свидетельств в поддержку этого утверждения автор не приводит. На мой взгляд, Бхатта высказывает общее мнение последователей Валлабхи своего времени.

Еще мне показалось интересным отношение Бхатты к последователям Чайтаньи, которых он считает подсампрадаей преемственности Вишнусвами.

Валлабха для последователей не кто иной как сам Кришна - сваям Бхагаван, спаситель, дарующий освобождение людям века Кали. Честь провозгласить Валлабху «сыном Деваки в человеческом обличии», как пишет Гададхара Бхатта (4.55), выпала Чайтанье! И это высказано автором в том время, когда сообщество последователей Чайтаньи еще было достаточно разрозненным, не было единого учения («учения Чайтаньи») и «официальной» точки зрения на то, кем был Чайтанья. В это время только-только стали появляться биографии Чайтаньи и формировалось отношение к нему. В биографиях Чайтанья представлен то человеком с удивительной харизмой лидера, то аватарой Кришны, то самим Кришной. По сравнению с сообществом валлабхитов, чайтаниты имели гораздо меньший вес при дворе Качвахов. На тот момент чайтаниты не были «прописаны» в концепции четырех сампрадай и это обернулось для них серьезной проблемой в XVIII в., когда религиозные реформы Джайсингха вступили в силу и чайтанитам пришлось доказывать свое происхождение.

Учитывая слова Гададхары Бхатты о «чести, выпавшей Чайтанье провозгласить Валлабху самим Кришной», подозрения в фантазийности истории оскорбления Валлабхи Чайтаньей, о которой говорит только один гаудийский источник «Чайтанья-чаритамрита» Кришнадасы Кавираджи, лишь возрастают. Способствуют подозрениям и хорошие отношения Рагхунатхадасы и Виттхалнатхи, сына Валлабхи (см.: http://vilasatu.livejournal.com/92527.html).



Говинда-бхашья - история и причины создания



Последователи Чайтаньи считают «Говинда-бхашью» важной вехой в истории их культа. Появление этого произведения на свет для адептов окутано мистикой. Совсем иначе дело обстоит у специалистов-индологов, для которых история написания «Говинда-бхашьи» перестала быть тайной уже в конце 1990-х, когда вновь была исследована коллекция манускриптов и документов махараджей Джайпура из династии Качваха.

У широкой прослойки русскоговорящих последователей Чайтаньи история написания «Говинда-бхашьи» связана со спором чайтанитов с раманандинами на рубеже XVII-XVIII веков (точную дату никто не называет). Честь гаудий, как утверждают, отстаивал Баладева Видьябхушана. Через восемнадцать дней, согласно легенде, Баладева представил «Говинда-бхашью» в качестве официального комментария школы Чайтаньи и с этого момента сообщество последователей Чайтаньи стали считать сампрадаей и у них появилось право поклоняться в храме Говинды.

Некоторые русскоязычные последователи Мадхвы считают, что сама историчность этого диспута не доказана: Баладева уехал в Джайпур, вернулся с бхашьей, а где свидетели спора, где анналы?

В цикле «Ложь кришнаитов» гл. 12.4 я, руководствуясь подобного рода мнением без его тщательной проверки, писал: «Имущественная тяжба, которой на самом деле являлся этот спор, имела отношение к храмовой застройке и храмовым землям <…> Время задуматься об историчности этого спора. Кто-то встречал где-то исторические свидетельства этого спора? Никто, кроме гаудий, о нем не говорит. Кто-то может воспротивиться такой постановке вопроса и сказать: „Но ведь храм Говинды остался у гаудий! Они его отстояли в том споре при дворе махараджи Джайпура!“ Аргумент только кажется состоятельным. А кто-то претендовал на храм? Об этом есть упоминания? Кто-то ссылается в своих диссертациях по этой теме на дворцовые летописи? Вообще, есть ли какие-то серьезные диссертации об этом? Хоть кто-то, где-то, на что-то историческое ссылается? Что мы знаем о споре? Факты таковы: отсутствие фактических данных — летописей, анналов, скрижалей, инскрипций и т.п. (если это отсутствие подтверждается). Предание о споре гаудий с раманандинами условно принимаем за отражение реальных событий, хотя это и не доказано. Исторический факт этого спора еще предстоит доказать. В любом случае, принимаются поправки и опровержения».

Отношения монархов государства Джайпур/Амбер с чайтанитами изучались еще в семидесятых годах. Из архивных документов уже тогда было очевидно, в каких отношениях находились монархи с сообществом гаудий. В конце девяностых были найдены свидетельства, пролившие свет и на историю написания «Говинда-бхашьи».

Заявления о том, что это был имущественный спор, не имеют под собой никаких исторических оснований.

Приношу читателям свои извинения за публикацию непроверенной должным образом информации (см. «Ложь кришнаитов» гл. 12.4).

Спор был, а точнее множество дебатов на самые разные темы, но «Говинда-бхашья», написанная в период 1743-1749, к этим дебатам отношения не имела, поскольку с 1743 года дебаты, в том числе о происхождении культа Чайтаньи, уже не велись.

В личной коллекции махараджи Савай Джайсингха II имеется большое количество манускриптов «Веданта-сутр» и более двадцати комментариев к ним разных авторов, но «Говинда-бхашьи» среди них нет. Джайсингх интересовался религиозными взглядами разных школ не меньше, чем политическими вопросами, и внимательно относился к трудам мыслителей, попадавших в поле его зрения. Все без исключения религиозные сообщества на территории государства Джайпур/Амбер находились под бдительным оком монарха, в особенности сообщества Матхуры и Вриндавана.

В 1999 году Indira Gandhi National Centre for the Arts опубликовал шикарный на мой взгляд фолиант «In Favour of Govinddevjī. Historical documents relating to a deity of Vrindaban and Eastern Rajasthan», в котором собраны документы (разумеется только часть), дающие нам информацию об отношениях между династией Качваха и сообществом гаудий в XVI-XVIII вв.

Bildschirmfoto 2017-03-06 um 10.18.57


Авторы фолианта — профессор хайдельбергского университета, специалист по Северной Индии, в частности по Вриндавану и Раджастхану, д-р Моника Хорстманн и Хайке Билль, профессиональный переводчик с персидского. Начиная с семидесятых годов, Моника Хорстманн исследует культы Чайтаньи и Рамананды, посвятив им несколько книг и научных работ. Все представленные в книге документы переведены на английский язык и снабжены комментариями.

Большинство документов, представленных в издании, написаны на бумаге, некоторые выбиты на медных пластинах. Документы составлялись на двух языках: раджастхани и персидском (время правления Моголов). Дарственные грамоты храмам на медных пластинах составлялись только на раджастхани, продолжая индийскую дипломатическую традицию. Часто персидская версия двуязычных документов была не переводом с «индийской», а независимым вариантом. Джайсингх II прервал практику двуязычности и использовал только раджастхани.

Bildschirmfoto 2017-03-06 um 10.20.59

Bildschirmfoto 2017-03-06 um 10.22.24

Bildschirmfoto 2017-03-06 um 10.23.47


Детальное описание событий, которые кришнаиты называют «спором», будет представлено в книге, которая, я надеюсь, наконец-то будет издана в этом году.



Немцы России


Первые немцы появились на Руси в IX веке. С конца XII в. в городах оседали немецкие купцы, ремесленники, служивый люд, ученые. Значительное число немцев переселилось в Россию в XV-XVI вв. в период правления московских князей Ивана III и Василия III. В царствование Ивана IV Грозного в Москве, а затем и в других городах появились так называемые Немецкие слободы. Поток немцев-специалистов в Россию существенно увеличился в конце XVII - начале XVIII вв. при Петре I. Однако массовое переселение немцев в Россию началось в царствование Екатерины II.

«Манифестом о даруемых иностранным переселенцам авантажах и привилегиях» от 22 июня 1763 года императрица призывала иностранцев переселяться в Российскую империю на неосвоенные и новые земли.

Манифест нашел широкий отклик прежде всего в германских государствах. На Волге, близ Саратова, было основано 105 колоний (23 тыс. иностранцев, в большинстве своем немцы). Одновременно немцы селились в С.-Петербурге и его окрестностях, в Черниговской, Воронежской и Лифляндской губерниях. С присоединением Причерноморья и Крыма правительство России приглашало немецких колонистов для заселения этих районов на льготных условиях. Около 1800 г. на Волыни (северо-запад Украины) основали свои первые колонии меннониты. В 1813 г. император Александр I предложил переселиться в Россию немецким колонистам, проживавшим на территории герцогства Варшавского. В 1814-1816 гг. более 1500 семей «варшавских колонистов» основали в Бессарабии 11 лютеранских и одну католическую колонию. В 1817-1819 гг. немецкие колонии, основанные швабами из Вюртемберга, появились в Закавказье. В середине XIX в. еще одна волна переселенцев из Пруссии осела на Волге в Самарской губернии.

Расселение немцев в Российской империи:

2_Deutschen_Karte Auswand 18-19 Jj


С конца 1850-х гг. и до начала Первой мировой войны (особенно в период аграрной реформы П. А. Столыпина) началась миграция немецких колонистов из своих первоначальных поселений (материнских колоний) в глубь России, где создавались новые (дочерние) колонии.Collapse )



«Ложь кришнаитов» одним файлом + краткое оглавление + ссылки поглавно



Читатели спрашивают, будет ли аудиоверсия «Лжи кришнаитов». Отвечаю: будет. Выполняю давнюю просьбу выложить «Ложь кришнаитов» одним файлом. Это бета-версия, которая со временем будет модифицирована и приведена к единому удобочитаемому стандарту.


«Ложь кришнаитов» одним файлом.


Для удобства дублирую здесь краткое оглавление ЛК.

Сваям Бхагаван (ч. 1-2)
Брахма-самхита, Кришна vs. Вишну (ч. 2)
Голока (ч. 3)
Радха (ч. 3)
Четыре авторитетных сампрадаи (ч. 4)
Парампара № 2 — версия Прабхупады (ч. 5)
Харе-кришна-махамантра (ч. 5)
Давайте строить отношения с Кришной (ч. 5)
Према — высшая духовная цель. Мукти отвергается (ч. 6)
Прабхупада versus Мадхва (ч. 7.1-7.3)
«Бхагавата-пурана» и выдуманные главы (Брахма-вимохана-лила) (ч. 8.1-8.4)
Чайтанья и Валлабха (ч. 9)
Сарвабхаума Бхаттачарья и Чайтанья (ч. 10)

Савишешабхеда vs. Ачинтья-бхеда-абхеда (ч. 11.1-11.5):

Приставка «ачинтья» (ч. 11.1)
Ачинтья-бхеда-абхеда и «Кришна-упанишада» (ч. 11.4)
Шакти шактиматор абхеда (ч. 11.4)

Баладева Видьябхушана (ч. 12.1-12.4)
Личное дело (ч. 13)
Фальсификации – мадхва-парампара от Шанкары. Б.Н.К. Шарма (ч. 14)

Движение Санкиртаны (ч. 15)
Историческая достоверность «Чайтанья-чаритамриты» (ч. 16)
К вопросу о гаудия-парампаре — Чайтанья отрицает связь с татвавада-сампрадаей – 150 лет промежутка (ч. 17)

Характеристика диспутов Чайтаньи (ч. 18)
Стиль ведения споров (ч. 18)

Чайтанья в Шри-Рангаме (ч. 19.1-19.7)

Джняни/Гьяни (ч. 19.1)
Кришна vs. Нараяна (ч. 19.2)
Лакшми = гопи (ч. 19.3)
Лакшми и танец раса или «Чайтанья-бхагавата» vs. «Чайтанья-чаритамриты» (ч. 19.3)
«Бхагавата-пурана» 10.87.23 (19.4-19.7)

Чайтанья в Удупи (ч. 20–38.2)

Вступление (ч. 20)
Рагхуварья (ч. 20 – 22)
Нартака-гопала / танцующий гопала (ч. 23)
Возвращение домой, к Богу (ч. 28)
Бхаг. 11.2.40 evaṃ-vrataḥ sva-priya-nāma-kīrtyā (ч. 30)
Деятельность ради наслаждения плодами: karma nindā karma tyāga (ч. 31)
Оставь все дхармы: Бхаг. 11.11.32, «Бхагавад-гита» 18.66 (ч. 32)
Крестовый поход против «кармической деятельности»: Бхаг. 11.20.9 (ч. 33)
Отвержение/отрицание мукти: Бхаг. 3.29.13 (ч. 34)

Отвержение мукти: Бхаг. 5.14.44, Бхаг. 6.17.28 (ч. 35)

Согласие татвавади с Чайтаньей (ч. 36)
Гьяна и гьяни, «Нети-нети» (ч. 37.1, 37.2)

Мурти (ч. 38.1, 38.2)

О мукти см. ч. 6, ч. 34, ч. 35, ч. 37.

О «кармической деятельности» см. ч. 27, ч. 31, ч. 32, ч. 33.

Об умозрительном растворении и чистом преданном служении см. ч. 37.


Двеша-бхакти (ч. 39.1, 39.2)

Вимукти-мукти (ч. 39.1)
Кама (ч. 39.1)
Камса и Шишупала (39.2)

Предсказания о явлении Чайтаньи (ч. 40 – 46)

Вриндаван Дас (ч. 40.1)

Джива Госвами:

А) Бхаг. 11.5.32 Цвет vs. Слоги (ч. 40.2)
Б) Бхаг. 11.5.32 Шукла, Ракта, Шьяма, Кришна (ч. 40.3)
В) Бхаг. 11.5.32 Цветовая нестыковка. Сандхья, Шьяма (ч. 40.4)
Сатья- и третаюга-аватары (ч. 40.5)

Джива Госвами:
Г) Бхаг. 11.5.32 yuge yuge, yuga-dharma (ч. 40.6)
Д) Бхаг. 11.5.32 «Особенная Калиюга» (ч. 40.7)
Е) Бхаг. 11.5.32, Чатурвьюха (ч. 40.8)
«Вишнусахасранама-стотра» (ч. 40.9)

Баладева (ч. 41)

А) «Мундака-упанишада» 3.1.3 (ч. 41)
Б) «Шветашватара-упанишада» 6.8 (ч. 41)

Вишванатха, Бхаг. 7.9.38 (ч. 42)

Предсказания о явлении Чайтаньи, Веды, шрути (ч. 43)

Упанишады (ч. 44)

А) «Чайтанья-упанишада»
Б) «Пуруша-Бодхини-упанишада» («Пуруша-Бодхини-шрути»)
В) «Гопала-Тапани-упанишада» («Гопалопанишада»)
Г) «Kришна-упанишада»
Д) «Чхандогья-упанишада»
Е) «Шветашватара-упанишада» 3.12

Пураны (ч. 45)

Предсказания о явлении Чайтаньи - Выводы (ч. 46)

Ложь кришнаитов — Послесловие


«Ложь кришнаитов» поглавно:

ЛК ч. 1
ЛК ч. 2
ЛК ч. 3
ЛК ч. 4
ЛК ч. 5
ЛК ч. 6
ЛК ч. 7.1
ЛК ч. 7.2
ЛК ч. 7.3
ЛК ч. 8.1
ЛК ч. 8.2
ЛК ч. 8.3
ЛК ч. 8.4
ЛК ч. 9
ЛК ч. 10
ЛК ч. 11.1
ЛК ч. 11.2
ЛК ч. 11.3
ЛК ч. 11.4
ЛК ч. 11.5
ЛК ч. 12.1
ЛК ч. 12.2
ЛК ч. 12.3
ЛК ч. 12.4
ЛК ч. 13
ЛК ч. 14
ЛК ч. 15
ЛК ч. 16
ЛК ч. 17
ЛК ч. 18
ЛК ч. 19.1
ЛК ч. 19.2
ЛК ч. 19.3
ЛК ч. 19.4
ЛК ч. 19.5
ЛК ч. 19.6
ЛК ч. 19.7
ЛК ч. 20
ЛК ч. 21
ЛК ч. 22
ЛК ч. 23
ЛК ч. 24
ЛК ч. 25
ЛК ч. 26
ЛК ч. 27
ЛК ч. 28
ЛК ч. 29
ЛК ч. 30
ЛК ч. 31
ЛК ч. 32
ЛК ч. 33
ЛК ч. 34
ЛК ч. 35
ЛК ч. 36
ЛК ч. 37.1
ЛК ч. 37.2
ЛК ч. 38.1
ЛК ч. 38.2
ЛК ч. 39.1
ЛК ч. 39.2
ЛК ч. 40.1
ЛК ч. 40.2
ЛК ч. 40.3
ЛК ч. 40.4
ЛК ч. 40.5
ЛК ч. 40.6
ЛК ч. 40.7
ЛК ч. 40.8
ЛК ч. 40.9
ЛК ч. 41
ЛК ч. 42
ЛК ч. 43
ЛК ч. 44
ЛК ч. 45
ЛК ч. 46
ЛК — Послесловие
Прабхупадовцам ч. 1
Прабхупадовцам ч. 2
Прабхупадовцам ч. 3
Прабхупадовцам ч. 4
Прабхупадовцам ч. 5
Прабхупадовцам ч. 6
Голока
Gedanken




Ложь кришнаитов — Ч. 39.1 (двеша-бхакти)


॥श्रीः॥

Двеша-бӿакти


Двеша-бӿакти — термин комментаторской традиции Бӿāгавата в адваитавāде, означающий возможность достижения мукти через двеш (неприязнь и ненависть), а также любым другим отношением к Бӿагавāну, поскольку Он не придает значения мотивам и настроениям человека.

В основе таких представлений лежит поверхностное понимание Гӣты 9.29 и двух щлоков Бӿāгавата.


Гӣтā 9.29:

समोऽहं सर्वभूतेषु न मे द्वेष्योऽस्ति न प्रियः ।
ये भजन्ति तु मां भक्त्या मयि ते तेषु चाप्यहम् ॥


«Я одинаков ко всем существам, нет для Меня ни ненавистного (двешина), ни дорогого, но кто с бӿактью бӿажит Меня, те — во Мне, и Я — тоже в них».


10.24.13 (10.29.13 щрӣдӿ.):

उक्तं पुरस्तादेतत्ते चैद्यः सिद्धिं यथा गतः ।
द्विषन्नपि हृषीकेशं किमुताधोक्षजप्रियाः ॥

уктам пурастāд этат те чаидйах̤ сиддӿим йатӿā гатах̤
двишанн апи хрьшӣкещам̇ ким утāдӿокшаџа-прийāх̤


«Я уже объяснял тебе это. Чаидйа [Щищупāла] достиг совершенства, ненавидя Хрьшӣкещу, что уж говорить о бӿактах Адӿокшаџи».

Перевод ISKCON: «Если даже Шишупала, который ненавидел Кришну, достиг совершенства, то, что уж говорить о дорогих Господу преданных?».


7.1.31:

गोप्यः कामाद् भयात् कंसो द्वेषाच्चैद्यादयो नृपाः ।
सम्बन्धाद्वृष्णयः स्नेहाद्यूयं भक्त्या वयं विभो ॥

гопйах̤ кāмāд бӿайāт кам̇со двешāччаидйāдайо нрьпāх̤
самбандӿāд врьшн̣айах̤ снехāдйӯйам̇ бӿактйā вайам̇ вибӿо


«Гопьи, вожделея, Кам̇са из страха, Чаидйа и другие цари двешем, Йадавы родственным отношением, вы снехой, мы бӿактью».

Перевод ISKCON: «О царь Юдхиштхира, гопи удостоились милости Кришны благодаря тому, что питали к Нему вожделение, Камса — благодаря своему страху перед Ним, цари вроде Шишупалы — благодаря зависти к Кришне, а Ядавы — благодаря тому, что относились к Кришне как к родственнику; вы, Пандавы, обрели милость Кришны благодаря своей глубокой привязанности к Нему, а мы, обычные преданные, — благодаря преданному служению».


Не остались равнодушными к двеша-бӿакти и мыслители других школ, если не целиком разделявшие философские тенеты адваитавāда, то, по крайней мере, ориентировавшиеся на мнение Щрӣдӿары Свāмина, например, Вам̇щӣдӿара, Валлабӿа, Вищванāтӿа, Нӣлакан̣т̣ӿа, Џӣва Госвāмӣ. Ни один из них не попытался опровергнуть двеша-бӿакти. Ни один из них не выразил своего несогласия с ней.


Щрӣдӿара Свāмӣ, «Бӿāвāртӿадӣпикā», комм. к Бӿā. 10.87.23:

मुनयो हृदि यत्तत्त्वमुपासते तदेवारयोऽपि तव स्मरणाद्ययुः प्रापुः स्त्रियोऽपि कामतः \ То татво, которое культивируют в своих сердцах муни, достигают и враги, помня о Тебе, а женщины достигают, вожделея.


Вам̇щӣдӿара, «Бӿāвāртӿадӣпикāпракāща»:

इदानीमीश्वरभजने ध्यानमङ्गत्वेनापदिशन्त्यस्त्वां स्मरता सर्वेषां तुल्यैव त्वत्प्राप्तिरित्याहुः \ Достижение Тебя доступно всем, как бы они о Тебе не помнили, главное, чтобы было дхйāние, неотрывное сосредоточение.


Валлабӿа, «Субодӿинӣ»:

तदेव भगवत्स्वरूपं तदरयोऽपि स्मरणाद्ययुः सर्वात्मना यत्रैव मनो निविशते त एव प्राप्नुवन्तीति विहितानां निषिद्धानां तुल्यैव गतिरुक्ता । अनेन [भगवति?] प्रमेयबलमेव मुख्यं न प्रमाणबलमित्यपि सूचितम् । उभयेषामेषामन्तर्मुखता वर्तत इति बहिर्मुखानप्याह - स्त्रिय इति ।

«Даже Его враги достигают того же бӿагават-сварӯпа. На чем сосредоточили свой ум, того и достигают. Тот, кто следует положению должному, и тот, кто следует запрещенному, достигают одного назначения. Здесь главное – это сила Бӿагавāна, как объекта их внимания, а не то, каким образом они это внимание сосредоточили. Внимание и тех, и других обращено внутрь [на Бӿагавāна] (одни ненавидят Его, другие поклоняются Ему в сердце)».


Небольшой разбор комментариев к Бӿā. 10.87.23 выше названных мыслителей см. ч. 19.7 .


Идея двеша-бӿакти встречается не только в комментариях к Бӿāгаватам, но и в некоторых комментариях к Гӣте. Первой такой работой, по мнению пан̣д̣ита д-ра С. К. Бӿавани, следует считать «Џњāнещварӣ» — комментарий Џњāнадэва:

तैसाचि गोपीकांसि कामें । तया कंसा भयसंभ्रमें । येरां घातकां मनोधर्में । शिशुपालादिकां ॥४६९॥ अगा मी एकुलाणीचें खागें । मज येवों पां भलतेनि मार्गें । भक्ती कां विषयविरागें । अथवा वैरें ॥४७०॥ म्हणौनि पार्था पाहीं । प्रवेशावया माझ्या ठायीं । उपायांची नाहीं । वाणी एथ ॥४७१॥ — Џњāнещварӣ

«Кам̇са, Щищупāла и другие, ненавидя Меня, стали одним со Мной. Истинно, Я — высшая обитель мира для всех, кто её ищет, не важно, каким именно путём они идут ко Мне, будь это бӿакти, бесстрастие (ваирāгйе), вожделение, ненависть. Посему, о Партӿа, путей в Мою божественную обитель великое множество. Бӿакти или ненависть того, кто ищет Меня, обе должны быть направлены на Меня, тогда он станет единым со Мной и его цель будет достигнута...».


В Чаитанйа-сампрадāйе идея двеша-бӿакти нашла отклик не только по причине доминирующих на тот момент адваитавāдных веяний в большинстве комментариев, доступных этой секте, но и по причине ложного понимания мукти-татва.

Комментарий Прабӿупāды к Бӿā. 7.1.31: «Разные живые существа удостаиваются разных видов мукти — саюджьи, салокьи, сарупьи, самипьи или саршти — в зависимости от преобладающего в их сердце желания, которое называется бӿавой <…> Камса и другие враги Кришны погрузились в бытие Брахмана, но друзья и преданные Кришны заслуживают гораздо большего…».

В комментарии к ЧЧ, Āди 5.36, Прабӿупāда уточняет, что же такое „бӿакты заслуживают гораздо большего“: Преданные отправляются на Вайкунтхалоку или Кришналоку, т.е. другой и высший вид мукти.


Примечание. Здесь мы не будем касаться заблуждения чаитанитов и Прабӿупāды по поводу Ваикун̣т̣ӿи и Крьшн̣алоки. Но это заблуждение не следует упускать из виду.


Идея двеша-бӿакти пронизывает книги, лекции и личную переписку Прабӿупāды:

«<…>Бог это все, потому что Он абсолютен. Его любовь или Его ненависть - одно и то же. <…>Любовь Бога к гопи и ненависть Его к Камсе привели к одинаковому результату. И Камса и гопи направились в духовный мир» — Абсолютная природа любви Кришны, «Жизнь происходит из жизни»

«Моя дорогая Джадурани! Если просто ненавидеть Кришну, он получит освобождение, как Камса. Так что, если хочешь ненавидеть, ненавидь Кришну. Между мной и моим изображением нет разницы…» — письмо к Джадурани (Новый Вриндабан, 4 сентября 1972 года, Нью-Йорк)


Даже если чаитанитская „бӿакти“ противопоставляется двешу, кāму и страху, то это противопоставление нивелируется конечным результатом — любое отношение к Бӿагавāну приводит к мукти. По сути бӿакти, двеш, вожделение, страх сводятся до равнозначных понятий, хотя и с ложными оговорками: освобождение через слияние с Брахманом, сиянием Господа, нельзя считать высшим достижением в жизни… преданных непременно ждет нечто большее, чем Брахмалока, безличное сияние тела Кришны. Это сияние, к которому стремятся имперсоналисты, — не место для преданных. Преданные отправляются на Вайкунтхалоку или Кришналоку.


Мукти является ключевым понятием Ведāнта, мукти — это кульминация бӿакти-йога. Однако щāстровую мукти чаитаниты подменяют муктью собственного пошиба, которую могут обрести даже асуры, двешины Бӿагавāна. Иногда это состояние чаитаниты называют сāйуџйа-муктью, но и его определение в их трактовке не соответствует прамāн̣ам.

По гауд̣ӣйским представлениям высшим достижением бӿакти-йога является према, точнее крьшн̣а-према. Мукти же, по их мнению, не место для бӿакт.

Комментарий Прабӿупāды к ЧЧ, Āди 5.36: «Что тогда говорить о преданных, которые всегда думают о Кришне с любовью и считают Его своим господином или другом? Их непременно ждет нечто большее, чем Брахмалока, безличное сияние тела Кришны. Это сияние, к которому стремятся имперсоналисты, — не место для преданных».

Конечно, чаитаниты не утверждают, что с помощью двеша можно достичь того же, что и с помощью бӿакти (освобождение через слияние с Брахманом, сиянием Господа, нельзя считать высшим достижением в жизни… преданных, непременно ждет нечто большее), но достижению мукти двеш не помеха.


Вимукти-мукти


Комментарий Прабӿупāды к Бӿā. 10.12.33: «А затем Кришна доказал, что любой, кто убит Им, обретает саюджью, сарупью, самипью или какую- либо другую форму освобождения. Однако освобождение тех, кто пребывает на трансцендентном уровне любви и привязанности к Кришне, называется вимукти, особым видом освобождения».

Прабӿупāда не объясняет, что именно он имеет в виду под „вимукти“ и чем именно вимукти отличается от мукти, которую, согласно Ведāнта-сӯтрам, как раз и достигают бӿакты (см. Апарокшаџњāна-пāда и Бӿога-пāда). При этом на с. 31 Введения к «Бӿагавад Гӣте как она есть» Прабӿупāда пишет:

«Получить мукти, или освобождение, — значит избавиться от материального сознания. Определение мукти дано в «Шримад-Бӿагаватам»: муктир хитвāнйатхā-рӯпам̇ сварӯпен̣а вйавастхитих̤. Обрести мукти — значит освободиться от оскверненного сознания…».

Но слова Бӿā. 2.10.6 …муктир хитвāнйатӿā рӯпам̇ сва-рӯпен̣а вйавастӿитих̤ — о мукти как о состоянии, в котором бӿакти является сварӯпāнандом.

Мукти — это не просто освобождение от чего-то, в первую очередь это обретение бӿакти. После мукти бӿакти становится сварӯповым счастьем. Не просто отношением, не просто убеждением, ни даже устремлением, но āнандом мукта-џӣвāтмана, то есть бӿакти в полном смысле этого слова. Переживание бӿакти и есть счастье в мукти, переживание осознания своего сад-рӯпа.

Как видим, у Прабӿупāды два варианта перевода Бӿā. 2.10.6 и в них он не так категоричен, как раньше:

1. Мукти — это освобождение от материального оскверненного сознания.

2. Мукти — это возвращение живого существа в свою неизменную форму, которую оно обретает, когда оставляет постоянно меняющиеся грубые и тонкие материальные тела.

Мукти уже не уподобляется пребыванию в аду и больше не является местом не для преданных.

В комментарии к Бӿā. 7.1.37 Прабӿупāда цитирует Мадӿвāчāрйу и переводит „вимукти“ и „мукти“ одним словом — „освобождение“. Никакого различия, одни сплошные синонимы:

двāх̤-стӿāв итй аненāдӿикāра-стӿатвам уктам
адӿикāра-стӿитāщ чаива
вимуктāщ ча двидӿā џанāх̤
вишн̣у-лока-стӿитāс тешāм̇
вара-щāпāди-йогинах̤

адӿикāра-стӿитāм̇ муктим̇
нийатам̇ прāпнуванти ча
вимуктй-анантарам̇ тешāм̇
вара-щāпāдайо нану

дехентрийāсу-йуктащ ча
пӯрвам̇ пащчāн на таир йутāх̤
апй абӿимāнибӿис тешāм̇
дэвеих̤ свāтмоттамаир йутāх̤


Перевод ISKCON: «Суть этих стихов в том, что личные спутники Господа Вишну на Вайкунтхалоке — вечно освобожденные души. Кто бы их ни проклинал или благословлял, они вечно свободны и никогда не оскверняются гунами материальной природы. До того, как эти души обрели освобождение и вознеслись на Вайкунтхалоку, они обладали материальным телом, но с тех пор, как они оказались на Вайкунтхе, у них нет больше материальных тел. Поэтому, даже если иногда спутники Господа Вишну будто бы из-за некоего проклятия приходят в материальный мир, они по-прежнему остаются освобожденными душами».


В «Гӣтā-тāтпарйе» 16.24 Āчāрйа Мадӿва цитирует Брахма-Ваиварта-пурāн̣у, где объясняется различие вимукти и мукти.

…ये तु विष्णुं परं ज्ञात्वा यजन्तेऽनन्यदेवताः ।
प्रत्यक्षाद्यविसंवादिज्ञानादेव विमुक्तिगाः
«निबन्धाय» नीचस्थानेऽन्धे तमसि बन्धाय ।
«सर्गाणां सुबहुत्वेऽपि शुभाशुभपथाधिकौ ।
देवासुराख्यौ द्वावेव गन्धर्वाद्यास्तदन्तरा ।
मुक्तिगा एव विज्ञेया देवा एव विमुक्तिगाः

Āчāрйа: «„вимокшāйа“ итйатра вӣтйупасаргāдева ча мокшанāнāтвам̇ џњāйате».

Гандӿарвы — пример тех, кто находится в промежуточном положении между девами и āсурами, но тем не менее, они сāтвики. Одними гандӿарвами сāтвики не исчерпываются. Между девами и āсурами находятся также р̣шии, люди и др., хотя положение людей еще дальше от девов. В чистом виде даива-свабӿāва — это свабӿāва девов. В сāтвиках-людях даива-свабӿāва выражается не всеми признаками, как в девах. Сāтвики недевы достигают мукти (в цитате «मुक्तिगा \ муктигā»). Мукти девов отличается от мукти других сāтвиков. Иначе говоря, в мукти также существует тāратамйе. Поэтому о девах говорится «вимуктигāх̤», т.е. они достигают вимукти. Приставка (упасарга) «ви» используется в значении «виш́еша» \ «особого рода» — особого рода мукти.

В отличие от мукти, которую достигают сāтвики недевы, вимукти или вимокша — это мукти высшего порядка, которую достигают девы. Понятно, что несāтвики мукти вовсе не достигают. И далее Āчāрйа объясняет: «вимокшāйа», где «ви» может быть в значении «виш́ишт̣а» (особый), а может быть и в значении «вивидӿа» (разнообразный). Вимокша означает «разнообразная мукти». Само существование вимукти, в значении «превосходная мукти» и мукти, скажем, для всех остальных, говорит о разнообразных видах мукти. Оба значения приставки «ви» (виш́ишт̣а и вивидха) касаемо слова «мукти», коррелируют друг с другом. В щāстре (разумеется надо смотреть контекст) вимукти может использоваться в значении «высшего рода мукти», которую достигают именно дева-џӣвы.

В любом случае, гауд̣ӣанская мукти для истинного последователя Чаитанйи — это освобождение низшего пошиба, доступное даже асурам-двешинам, ведь оно противоположно према-бӿакти — высшей гауд̣ӣанской цели.


Āчāрйа и гуру современного татвавāда[-сампрадāйа] Баннанџе Говиндāчāрйа объясняет природу мукти:

«Существует несколько видов мукти, между ними имеется градация, однако ни один вид мукти не основывается на двеше. Они все основываются только на бӿакти. Самый низший вид мукти это са̄локйа, т.е. нахождение в одном месте с Бӿагавāном. Далее идет са̄мӣпйа, близость к Нему. Затем са̄рӯпйа, быть Его подобием, а высшая из мукти это сāйуџйа (см. Брахма-сӯтры, АвиБӿāгāдӿикаран̣ам, 4.4.4; Брāхмāдӿикаран̣ам, 4.4.5-7 — КфБ). Таковы четыре вида мукти. Сāйуџйа — это вхождение (правищати) џӣвы в Бӿагавāна. Когда џӣва входит в Бӿагавāна и внутри Него переживает счастье, это называется сāйуџйа-мукти. Это сонаслаждение с Бӿагавāном — тот вид мукти, которого достигает Чатурмукӿа-Брахмā и высшие из дэвов, т.е. этот вид мукти не для всех и тем более не для людей. Са̄ршт̣и это разновидность сāйуџйа, а не отдельный и самостоятельный вид. Са̄ршт̣и упоминается не всегда, когда речь заходит о мукти. Са̄ршт̣и означает саманā-ӣщварйам, т.е. обладание такой же властью, тем же могуществом. Обладание равной славой и наслаждением».

Из всего вышесказанного становится понятно, что слова Прабӿупāды о мукти, как о слиянии с Бӿагавāном и уделе асуров, врагов и имперсоналистов, — не более чем безосновательная и невежественная отсебятина.


Кāма


Комментарий Прабӿупāды к Бӿā. 7.1.31: «…Здесь описывается, например, как гопи стали ближайшими преданными Кришны благодаря тому, что испытывали вожделение, вызванное сильной любовью к Нему. Хотя гопи Вриндавана видели в Кришне своего возлюбленного (такое отношение называется паракия-расой ) и проявляли к Нему сладострастные чувства, никакого вожделения на самом деле у них не было. Это очень важно понять, чтобы успешно продвигаться в духовной жизни. Их влечение к Кришне напоминало вожделение, однако это не было мирским вожделением. В «чайтанья-чаритамрите» желания обитателей духовного и материального мира сравниваются с золотом и железом. И золото, и железо — металлы, но их ценность далеко не одинакова. Вожделение, которое гопи испытывали к Кришне, подобно золоту, тогда как мирское вожделение сродни железу…».


Прабӿупāда так и не смог объяснить природу вожделения гопӣ. Как и чем оно превосходит вожделение других, непонятно. Также не удалось ему объяснить, как именно такое вожделение может быть средством достижения мукти. Фигуральное сравнение металлов не проясняет суть. Каких-либо прамāн̣, подтверждающих способность кāмы вести к мукти, Прабӿупāда не приводит.

Однако ученики Прабӿупāды Хрьдайāнанда, Гопипаранадӿана и Дравид̣а, переводившие последние три скандӿа Бӿāгавата, не стали выдумывать свое объяснение причины обретения мукти гопьями и даже не стали объяснять это с точки зрения гауд̣ӣанских авторитетов, на которых они, согласно словам Гопипаранадӿаны, опирались в своей работе:

«Особой сложности не было, потому что мы завершали работу, начатую Прабхупадой. У нас перед глазами был его стиль, которого мы придерживались. Кроме того, у нас троих был большой опыт. К тому времени мы уже много лет изучали книги Шрилы Прабхупады. Что касается комментариев, то здесь мы использовали труды наших ачарьев: Шридхары Свами, Дживы Госвами и Вишванатха Чакраварти Тхакура. То есть комментарии уже были написаны ими на санскрите. К примеру, мы брали стих, потом читали комментарий Шридхары Свами, а затем, используя стиль Прабхупады, записывали его на английском языке. <…> При переводе мы должны были строго придерживаться идеи автора. Нельзя было добавлять какие-то свои домыслы. Наш перевод не должен был искажать слова изначального автора «Бӿагаватам», а наши комментарии не должны были противоречить комментариям ачарьев <…> Мы же принимаем авторитет Шридхары Свами. Он не был последователем Господа Чайтаньи. Он жил раньше. Но поскольку Господь Чайтанья принимает все, что написано Шридхарой Свами, мы тоже принимаем. Слово «свами» можно перевести с санскрита как «муж». Господь Чайтанья говорит, что женщина, которая не воспринимает свами, то есть мужа, является проституткой»(источник «Вечные ценности», Вайшнавская газета Казани, 2008 г.)


Они просто скопировали прамāн̣ы, которые приводит Āчāрйа Мадӿва в Бӿāгавата-тāтпарье к Бӿā. 10.24.13 (10.29.13, щрӣдӿ.):

Мадӿва:

कृष्णकामास्तदा गोप्यस्त्यक्त्वा देहं दिवं गताः ।
सम्यक् कृष्णं परं ब्रह्म ज्ञात्वा कालात् परं ययुः ॥


ISKCON:
крьшн̣а-кāмāс тадā гопйас
тйактвā дехам̇ дивам̇ гатāх̤
самйак крьшн̣ам̇ пара-брахма
џњāтвā кāлāт парам̇ йайух̤


Перевод ISKCON: «В тот момент гопи, которые хотели быть с Кришной, оставили свои тела и вошли в духовный мир. Твердо зная, что Кришна — это Высшая Абсолютная Истина, они преодолели влияние времени».

Мадӿва:

पूर्वं च ज्ञानयुक्तास्तास्तत्रापि प्रायशस्तथा ।
अतस्तासां परं ब्रह्म गतिरासीन्न कामतः ॥


ISKCON:
пӯрвам̇ ча џњāна-сам̇йуктāс
татрāпи прāйащас татхā
атас тāсāм̇ парам̇ брахма
гатир āсӣн на кāматах̤


Перевод ISKCON: «В прошлой жизни большинство гопи уже в совершенстве овладели духовной наукой. Именно благодаря своему знанию, а вовсе не вожделению, достигли они Верховного Брахмана».

Мадӿва:

नतु ज्ञानमृते मोक्षो नान्यः पन्थेति हि श्रुतिः ।
कामयुक्ता सदा भक्तिर्ज्ञानं चातो विमुक्तिगाः ॥


ISKCON:
на ту џњāнам рьте мокшо
нāнйах̤ пантхети хи щрутих̤
кāма-йуктā тадā бӿактир
џњāнам̇ чāто вимукти-гāх̤


Перевод ISKCON: «Веды гласят, что невозможно обрести освобождение, не обретя духовного знания. Эти девушки обладали духовным знанием и преданностью, хотя казалось, будто они движимы вожделением, и потому без труда обрели освобождение».

Мадӿва:

अतो मोक्षेऽपि चैतासां कामो भक्त्याऽनुवर्तते ।
अतोदकत्वेन सदा द्वेषिणामधरं तमः ॥


ISKCON:
ато мокше ’пи тāсāм̇ ча
кāмо бӿактйāнувартате
мукти-щабдодито чаидйа-
прабхрьтау двеша-Бӿāгинах̤


Перевод ISKCON: «И даже в освобожденном состоянии их так называемое „вожделение" осталось с ними, ибо было проявлением их чистой преданности. В конце концов, то, что люди называют освобождением, стало доступно даже такому завистнику, как Шишупала».

Мадӿва:

मुक्तिशब्दोदितं चैद्यप्रभृतौ द्वेषभागिनः ।
भक्तिभागी पृथङ्मुक्तिमगाद् विष्णुप्रसादतः ॥


ISKCON:
бӿакти-маргӣ пртхан муктим
агад вишну-прасадатах
камас те ашубӿа-крч чапи
бӿактйа вишнох прасада-крьт


Перевод ISKCON: «По милости Господа Вишну тот, кто идет путем преданного служения, обретает освобождение как побочный результат своей практики, а его вожделение, если оно проникнуто духом чистой преданности, не приводит ни к каким неблагоприятным последствиям — наоборот, оно вызывает особую милость Вишну».

Мадӿва:

कामस्त्वशुभकृच्चापि भक्त्या विष्णोः प्रसादकृत् ।
द्वेषिजीवयुतं चापि भक्तं विष्णुर्विमोचयेत् ॥
अहोऽतिकरुणा विष्णोः शिशुपालस्य मोक्षणात् — इति स्कान्दे


ISKCON:
двеши-џӣва-йутам̇ чāпи
бӿактам̇ вишн̣ур вимочайет
ахо’ти-карун̣ā вишн̣ох̤
щищупāласйа мокшан̣āт


Перевод ISKCON: «Господь Вишну освобождает Своего преданного, даже если у того осталась зависть. Только посмотрите, как милостив был Господь, даровав освобождение Шишупале!»


Благодаря Мадӿве, познакомившему нас с прамāн̣ами Сканда-пурāн̣ия, мы знаем, чем именно отличалось вожделение гопий от вожделения кого-либо еще — оно было проникнуто бӿактью и знанием махāтства Бӿагавāна — бӿакти-пӯрвака-кāма. Это знание у них было с прошлых жизней. Кроме того, из других прамāн̣, также представленных Мадӿвой, мы знаем, что гопьи не просто женщины, это апсары, обладающие адӿикāром испытывать кāма-бӿакти. Адӿикāр — это естественная градация свабӿāва. У апсар особый адӿикāр, особая привилегия испытывать кāма-бӿакти, которая не может и не должна практиковаться другими:

स्नेहभक्ताः सदा देवाः कामित्वेनाप्सरःस्त्रियः ।
काश्चित्काश्चिन्न कामेन भक्त्या केवलयैव तु ।
मोक्षमायान्ति नान्येन भक्तिं योग्यां विना क्वचित् ॥ — Падма-пура̄н̣а

भक्त्या वा कामभक्त्या वा मोक्षो नान्येन केनचित् ।
कामभक्त्याप्सरःस्त्रीणामन्येषां नैव कामतः ।
उपास्यः श्वसुरत्वेन देवस्त्रीणां जनार्दनः ।
जारत्वेनाप्सरःस्त्रीणां कासांचिदिति योग्यता ।
योग्योपासां विना नैव मोक्षः कस्यापि सेत्स्यति ।
अयोग्योपासनाकर्तुर्निरयश्च भविष्यति ।
तस्मात्तु योग्यतां ज्ञात्वा हरेःकार्यमुपासनम् ॥ — Бӿадрикā

पतित्वेन श्रियोपास्यो ब्रह्मणा मे पितेति च ।
पितामहतयान्येषां त्रिदशानां जनार्दनः ।
प्रपितामहो मे भगवानिति सर्वजनस्य तु ।
गुरुः श्रीर्ब्रह्मणो विष्णुः सुराणां च गुरोर्गुरुः ।
मूलभूतो गुरुः सर्वजनानां पुरुषोत्तमः ।
गुरुर्ब्रह्मास्य जगत्तो दैवं विष्णुः सनातनः ।
इत्येवोपासनं कार्यं नान्यथा तु कथंचन ॥ — Варāха-пура̄н̣а

(Прамāн̣ы, приведённые Мадӿвой в Бӿāгавата-тāтпарье к 10.27.15 (10.29.13 щрӣдӿ.). Эти же три прамāн̣ы повторяет Виџайадӿваџа, текстами которого не раз пользовался Прабӿупāда).


Мадӿва раскрывает перед нами удивительный мир бӿакти — āтменное сочетание эмоций и разума, которое также стало неизменной чертой произведений великих певцов бӿакти — харидāсов, таких как Щрӣпāдарāџа, Вйāсатӣртӿа, Пурандарадāса, Виџайадāса и др.

Бӿакти — это отношение āтмана, не приобретаемое всеми и каждым чувство. Бӿакти щāстр отличается от сочащейся любовной тоски и восторженных эмоций „супружеской“ любви. В ней также нет места эротическим эманациям, заливающим бурным потоком труды северо-индийских сект псевдобӿакти в общем и труды последователей Чаитанйи в частности.

Примечание. Некоторые из щлоков Сканда-пурāн̣ия, цитируемые учениками Прабӿупāды в Бӿāгаватам издания ББТ, искажены. Для прояснения вопроса, откуда появились искажения и какими изданиями ученики пользовались, мы обратились к Хрьдайāнанде и Дравид̣е.


Вопрос: «В комментарии к Бӿā. 10.29.13 вы цитируете Мадӿву, точнее прамāн̣ы из Сканда-пурāн̣ия, которые Мадӿва приводит в своем комментарии. Речь идет о прамāн̣ах, объясняющих природу вожделения гопӣ и причину обретения ими мукти. В приводимых вами прамāн̣ах мы обнаружили расхождения с прамāн̣ами, приведенными Мадӿвой. Мы хотели бы узнать, откуда вы позаимствовали прамāн̣ы и каким изданием пользовались. Почему вы решили обратиться к Мадӿве? Этот момент интересен тем, что Прабӿупāда в комментарии на 7.1.31 так и не смог объяснить, почему и чем вожделение гопӣ отличалось от вожделения кого-либо другого. Аналогия с золотом и металлом ничего не объясняет, в отличие от увесистых прама̄н̣ из Сканда-пурāн̣ия».

Хрьдайāнанда: «Работа была проделана тридцать лет назад и сейчас у меня нет под рукой материалов, которыми мы пользовались. Возможно, наш редактор Дравида Прабху сможет ответить на ваши вопросы. Я сожалею о допущенных нами ошибках, некорректно представленных словах Мадхвы. Мы приложим все усилия, чтобы исправить их. Прабӿупāда часто цитировал Мадхву и я цитировал его, потому что следовал примеру Прабӿупāды. Считаю, что Прабӿупāда объяснил природу вожделения гопӣ в своем комментарии к Бӿā. 7.1.31».

Дравид̣а: «Когда Щрила Прабӿупāда переводил Бӿāгаватам, он работал с санскритским изданием ("Srimad-Bhagavata-mahApurANam" publ. by Krishna Shankar Shastri. Contains 11 commentaries from various sampradayas. Publ. in 1965) со множеством комментариев, среди которых комментарии Щрӣдхары Свāмина, Вищванāтха Чакравартина, Џӣвы Госвāмина, Мадхвы и, я полагаю, Санāтаны Госвāмина. Возможно, были и другие комментаторы. Действительно, прочитав лишь этот пассаж, природа любовных чувств гопӣ к Крьшн̣е, которые нельзя назвать физическим желанием, но выражением чистой любви к Крьшн̣е, останется для нас нераскрытой тайной. Но здесь Щрила Прабӿупāда ссылается на известный пассаж из ЧЧ, Ади-лӣла̄, в котором Щрила Кавирāџ сравнивает прему с золотом, а физическое желание с железом (ЧЧ, Ади 4.165). В этом пассаже подробно излагаются все нюансы чистейшего "вожделения" гопи к Крьшне, как к возлюбленному. Предлагаю обратиться к этому щлоку. Возможно, он сможет пролить свет на этот вопрос».


Ни один из одиннадцати комментаторов (читай, гауд̣ӣйских авторитетов) упоминаемого Дравид̣ой аллахабадского издания Бӿāгавата не смог объяснить природу вожделения гопӣ и подлинную причину обретения ими мукти. Не объясняется это и в ЧЧ, на которую Дравид̣а ссылается. Единственное объяснение мы находим лишь в Бӿāгавата-тāтпарье Āчāрйи Мадӿвы. Кроме того, в аллахабадском издании нет комментариев Мадӿвы.


В процессе подготовки этой части ЛК и анализа прама̄н̣ из Сканда-пурāн̣ия обнаружилось несколько любопытных фактов.

1. В аллахабадском издании Бӿāгавата с одиннадцатью комментариями все комментарии так или иначе повторяют линию мысли Щрӣдӿары Свāмина, кроме одного — комментария Виџайадӿваџа Тӣртӿи, татвавāдина, последователя Мадӿвāчāрйи.

2. Татвавāдины известны своей скрупулезностью и принципиальной требовательностью к чистоте прамāн̣. В связи с этим комментарий, приписываемый Виџайадӿваџе, давно вызывал и вызывает по сей день большие сомнения в его авторстве. Откровенно говоря, текст, который считается сегодня комментарием Виџайадӿваџа, не принимается пан̣д̣итами татвавāда как подлинный комментарий ВТ, поскольку в нем неоднократно обнаруживались странные для татвавāда утверждения.

3. Комментарий ВТ называется «Падаратнāвалӣ». Впервые он был издан в 1892 г. Врьндāванское издание, содержащее различные варианты текста Бӿāгавата, включая «Падаратнāвалӣ», увидело свет в 1905 г. В 1965 г. было выпущено так называемое аллахабадское издание Бӿāгавата с одиннадцатью комментариями, включая упомянутый комм. ВТ. Помимо этого, организация «Щрӣ Рāгӿавендра Свāмӣ Брьндāван Самити» (г. Хаидерабад), известная также как Рāгӿавендрасвāмӣ-мат̣ӿ, публикует свое издание «Падаратнāвалӣ» (хаидерабадское издание).

4. Комментарий ВТ к Бӿā. 10.27.13 (10.29.13 щрӣдӿ.) в аллахабадском издании полностью отличается от текста комментария ВТ к этому же щлоку в хаидерабадском издании:


Аллахабадский вариант

Allahabad_102913_Vijayadhv_1


Хаидерабадский вариант

Haiderabad_102713aka102913_Vijayadhv_2


В двух разных изданиях на один и тот же щлок Бӿа̄гавата мы видим два совершенно разных комментария, приписываемых одному автору — Виџайадӿваџе.

Ни в аллахабадском, ни в хаидерабадском комментариях ВТ к Бӿā. 10.24.13 (10.29.13, щрӣдӿ.) нет прамāн̣ из Сканда-пурāн̣ия, которые приводит Мадӿва. Откуда ученики Прабӿупāды взяли эти прамāн̣ы и почему некоторые из них отличаются от оригинальных прамāн̣ Мадӿвы, так и остается загадкой. Ученики не ответили на этот вопрос.


В «Шат̣сандарбӿах» Џӣва Госвāмӣ выражает большое почтение Виџайадӿваџе:

दक्षिणादिदेशविख्यातविजयध्वज ** वेदवेदार्थविद्वद्वराणाम् **

Но ни одного прамāн̣ия, цитируемого Виџайадӿваџей по данному вопросу, Џӣва не посчитал нужным привести и выбрал стратегию путано-туманных объяснений. Возможно, Џӣва не был знаком с «Падаратнāвалӣ» Виџайадӿваџи, принесшей ему славу, тогда возникает закономерный вопрос — что побудило Џӣву признать Виџайадӿваџу великим мыслителем, если не комментарии и не знания ведāртӿа последнего?


продолжение будет


Ложь кришнаитов — Часть 18

॥श्रीः॥


Характеристика диспутов Чаитанйи


В рукописи «Татвасаӈкхйāния» Хрьшӣкещи Тӣртхи имеется щлок о вāдах:

प्रादेशमात्रं तत्वार्थे जयार्थेऽरत्निमात्रकम् । ख्यातिपूजार्थिनो हस्तमात्रं पत्रमुदाहृतम् ॥

Вāда ― это диспут, который ведется ради установления истины. Есть разные виды вāдов. Диалектика постижения татва это диспут ради истины. Он называется самвāда — совместное обсуждение. Столкновение мнений и попытка переспорить оппонента, победа ради победы и неважно, раскрыта ли истина, усвоена ли она — это вивāда. Ученые мужи спорят на заданную тему. Кто сможет представить лучшие аргументы, тот и победил. Вивāда не имеет никакого отношения к поиску истины. Еще одна разновидность: диспут или выступление ради славы.

По окончании вāдов участникам выдавалась грамота — патра. В ней фиксировалась тема дебатов, имя проигравшего, имя победителя, его титул, равно как и присужденный титул за участие в диспуте, например, видйāвачаспати. Можно сказать, что патра это свидетельство о победе.

Патры отличались по размеру в зависимости от вида вāдов. Хаста-мāтрам, хаста-паримāн̣ам и т.д., где „хаста“ это локоть, мера длины, расстояние от кончика среднего пальца до локтя; аратни (малый локоть) — расстояние от кончика мизинца до локтя или от конца кулака до локтя, т.е. немного меньше, чем хаста; прадеща — расстояние между расставленными большим и указательным пальцами. В аратни примерно два прадеща.

Патра самого большого размера предназначался для прославившегося. Для того, кто вступил в диспут ради победы — размер чуть меньше. Для тех, кто утвердил истину — самый маленький. От одного взгляда на грамоту можно было понять, кто ее обладатель: победитель, популярный вāдӣ или ведознавец.

Ни в одном из литературных трудов гауд̣ӣй, включая биографии Чаитанйи, мы не встречаем, чтобы Чаитанйе была присуждена хоть одна грамота, свидетельствующая о его участии в вāдах. Однако биографии просто кладезь описаний его побед и участия в диспутах с представителями всевозможных школ.

По правилам вāдов диспутанты должны представиться, назвать имя, имя наставника и дарщан, который они представляют. В вāдах участвуют три стороны: диспутанты и судья. Причем судья обязан хорошо знать позицию обеих сторон, равно как и дополнительные науки, если в диспуте они будут затрагиваться.

Каждая из сторон ведет свой протокол дискуссии. Ведет протокол и судья. Таким образом, спор фиксируется с трех сторон. В случае Чаитанйи никакого протокола не велось. Откровенно говоря, ни один из его споров, согласно ЧЧ, не был проведен по всем правилам. Следовательно, Чаитанйа ни разу не участвовал в настоящих вāдах. Победы не зафиксированы, это дает нам основания полагать, что встречи были в лучшем случае неформальными и оппоненты Чаитанйи в них были не полноправными участниками вāдов, а снисходительными собеседниками молодого человека.

Да, Кави Крьшн̣адāс описывает встречи Чаитанйи с известным ученым Сāрвабхаумой Бхат̣т̣āчāрйей (ЧЧ, Мадхйа, гл. 6), ярким представителем навйа-нйāйа и адваитином, представлявшим интересы правителя Калиӈги Гаџапати Кӯрма Видйāдхара Пāтра на философском поле; с конкурирующим аватāром Валлабхой и главой собственного культа (ЧЧ, Антйа, гл. 7); с серьезными оппонентами из Уд̣упи, слава которых благодаря Āчāрйе Мадхве, Вйāсатӣртхе, Вāдирāџе и другим гремела на всю Индию (Мадхйа, гл. 9); с неким Кещавой Кāщмӣри (ЧБ и ЧЧ, Ади, гл. 16); с адваитином Пракāщāнандой Сарасватӣ и главой саннйāсинов из Кāщӣ (ЧЧ, Мадхйа, гл. 17); с простым брāхман̣ом рāма̄нуџа-сампрадāйа Вйеӈкат̣а Бхат̣т̣ой из Щрӣ-Раӈгама (ЧЧ, Мадхйа, гл. 9) и другими, но вāдов как таковых в действительности не было.

Если обратить внимание на поверженных оппонентов, мы обнаруживаем, что они представляют основные школы мысли или являются главами популярных сект-конкурентов того времени. Некоторые из персонажей являются историческими личностями (Сāрвабхаума и Валлабха), другие же встречаются только на страницах ЧЧ и в литературе гауд̣ӣй (Кещава Кāщмӣри, Пракāщāнанда Сарасватӣ). К чести Валлабхи следует упомянуть, что он является автором комментария на Щримад-Бхāгаватам, за который и был прилюдно унижен Чаитанйей, так как выражал сомнения в авторитетности мнения адваитина Щрӣдхары Свāмина, которого Чаитанйа, будучи якобы ваишн̣авом, почему-то прославлял и считал истиной в последней инстанции. И это при том, что ваишн̣авский комментарий Мадхвы на Бхāгавато к тому времени существовал уже три века.


Стиль ведения споров


ЧЧ претендует на статус богооткровенного писания, при этом бросается в глаза оскорбительный тон и дурные манеры Чаитанйи в спорах. Любому упоминаемому в ЧЧ диспуту, победе или обращению предшествовали, или завершали их, насмешки Чаитанйи, унижение и оскорбления оппонента, надменность, задирания. Где-то обзывая оппонента шлюхой и гордецом (Валлабха: Антйа 7.53 и Антйа 7.115); где-то пожурив именитого ученого (Сāрвабхаума); где-то снисходительно, надменно и уже по-доброму наставляя необразованного местного жителя (Вйеӈката Бхат̣т̣а: Мадхйа 9.151), Чаитанйа утверждал свое превосходство. А в исследуемом нами споре с ваишн̣авами Уд̣упи не только оскорбления, но и неверное толкование ща̄стр, заблуждения и явная неосведомленность принесли Чаитанйе желанную победу. Можно ли таким набором доказать несостоятельность серьезных дарщанов?


В «Чаитанйа-бхāгавате» Врьндāван Дāс утверждает, что после дӣкши Чаитанйа изменился и перестал спорить, поняв, что бхакти важнее споров. Кави Крьшн̣адāс тоже упоминает это и тут же противоречит сам себе, так как паломничество Чаитанйи в Южную Индию, описываемое в ЧЧ, это череда споров с представителями разных школ. В чем-то Врьндāван Дāс прав. Действительно, просто болтовня, даже если она называется спором, занятие пустое и бессмысленное. Иное дело вāды, в которых пан̣д̣иты пытаются разобраться в верном понимании смысла щāстр, са̄дхйи и сāдхания.

Из всего сказанного рождается несколько вопросов. Скрывается ли за тактикой ведения споров истинный уровень знаний героя ЧЧ или автора ЧЧ? Могут ли унижения, отсутствие прамāн̣ или пусть даже их неверное понимание привести к уверенной и однозначной победе? Могут ли унижения выявить заблуждения той или иной школы, показать, где и в чем именно школа ошибается в основе и неверно понимает щāстро? Что касается ученых мужей, могли ли они признать свое поражение, услышав пару ошибочных толкований и оскорбления от неизвестного молодого и явно не очень понимающего щāстры человека?

Изложение большинства вопросов — текстологических, биографических, логических и иных — по сути строится уже из принятого автором взгляда на аватāрный статус Чаитанйи, поэтому неудивительно столь обильное количество побед.


продолжение будет


Ложь кришнаитов — Часть 17


॥श्रीः॥


К вопросу о Гауд̣ӣйа-парампаре


Чаитанйа-парампаре были посвящены две статьи:

http://vilasatu.livejournal.com/89444.html
http://vilasatu.livejournal.com/4481.html

Недавно открылся еще один факт, опровергающий принадлежность Чаитанйа-парампары к преемственности Мадӿвы, как об этом заявил в восемнадцатом веке Баладева Видйāбӿӯшан̣а.

Прежде всего следует отметить, что не все гауд̣ӣйи признают связь Чаитанйа-сампрадāйа с парампарой Мадӿва̄ча̄рйи. Сторонниками связи, не считая самого Баладева, были Бӿактивинод и Бӿактисиддӿāнта Сарасватӣ, а в последствии и «Международное Общество Сознания Кришны». Традиционные же гауд̣ӣйи эту связь отрицают.

Далеко ходить не надо, сам Чаитанйа эту связь отрицает. В споре с ваишн̣авами Уд̣упи Чаитанйа и автор ЧЧ называют оппонента термином, которым мāдӿваиты называют друг друга — «таттвавāдӣ-āчāрйа». Само использование Чаитанйей и ЧЧ этого термина подтверждает дистанцию между учением Мадӿвы и идеями Чаитанйи. Более того, Чаитанйа дважды говорит «твой сампрадāй» во время встречи с ваишн̣авами Уд̣упи (ЧЧ, Мадӿйа 9.276-277).

Кроме того, путешествуя, Чаитанйа посетил два места: Курма-кшетру и Сим̇хачалам. В контексте обсуждаемой темы оба имеют важное значение, т.к. связаны с Нарахари Тӣртӿой, которого гауд̣ӣйи считают предшествующим āчāрйей Чаитанйа-парампары. Его вклад и участие в жизни храмов Сим̇хачала и Курма-Кшетра хорошо задокументированы. Он не только учил ваишн̣ава-дӿарму Мадӿвы, но и был правителем одной из провинций. К. Паниграхи отмечает: «Благодаря его долгому проживанию в Ориссе, ваишн̣авизм в этой стране получил широкое распространение» («История Ориссы», с. 173). Чаитанйа, как видно, понятия не имел об исторической связи этих двух храмов с его собственной парампарой или сам Крьшн̣адāс об этом ничего не знал.

О Чаитанйа-сампрадāйе, как преемственности, восходящей к Мадӿве, говорят по сути только три источника: «Гаура-ганноддеща-дӣпикā» Карн̣апура (1576 г.); «Прамейа-ратнāвалӣ» Баладевы (конец 18 в.) и некто Гопāла Гуру Госвāмӣ (примерно того же времени, что и сочинение Карн̣апура).
В одной из своих ранних работ «Чаитанйа-чарита-махāкавйе» Карн̣апур не упоминает какую-либо связь с преемственностью Мадӿвы.

Предлагая парампару, ее «создатель» вероятно Баладева просчитался. Почему именно Баладева? Потому что с полной уверенностью мы не можем сказать, что сам Карн̣апур писал о парампаре. Кроме того, до Баладевы, вопрос о парампаре не возникал. Просто в шестнадцатом веке не было нужды причислять себя к какой-то школе или сампрадāйу. Эта тема возникла лишь спустя два столетия, когда Баладева взялся защищать культ Чаитанйи.

Можно сказать, что именно Баладева создал номинальную преемственность и с этого момента она стала называться «Брахмā-Мāдӿва-Гауд̣ӣйа-сампрадāйа». Это не был ведāнтовый спор между двумя дарщанами, мы не встречаем щāстровые дебаты между сектой ра̄ма̄нандинов и сектой последователей Чаитанйи. По большому счету Чаитанйа-сампрадāй не соответствует ваидика-дӿарму, по крайней мере во многом не соответствует (Голока, Рāдӿā и пр.)


Теперь немного математики.


LJ


Нас интересует сцепка, период времени, когда культ Чаитанйи соприкоснулся с сампрадāйем Мадӿвы (разумеется, речь идет исключительно о версии Баладевы или того, кто создавал парампару гауд̣ӣй от Мадӿвы).

Этим звеном является Вйāсатӣртӿа (1478-1539). Саннйāс он принял в 16 лет, главой мат̣ӿа стал примерно в 1478 г.

Следующий за ним Лакшмӣпати — личность неизвестная. Сами гауд̣ӣйи о нем ничего не знают. Никаких достоверных сведений о нем нет. Существуют лишь противоречивые утверждения, да и те без каких-либо серьезных оснований:

«Лакшмипати Тиртха, также известный как Ананда Тӣртха, был тринадцатым гуру в цепи ученической преемственности идущей от Мадхвы. В «Бхакти-ратнакаре» говорится, что Нитьянанда был его учеником, тогда как в «Прамея-ратнавали» утверждается, что духовным учителем Нитьянанды был Мадхавендра Пури» — гауд̣ӣйская статья из Википедии.

В Мāдӿва-парампаре этого человека нет, он не фигурирует в списках ма̄дӿва-мат̣ӿов. Более того, нет никаких свидетельств, что у Вйāсатӣртӿи был ученик по имени Лакшмӣпати, который тем более попал в парампару.

Следующий — Мāдӿавендра Пурӣ. Годы его жизни неизвестны, предположительно это период 1420-1490 гг. Саннйāс принял в старости (ЧБӿā. 3.3). Умер, когда Чаитанйа был ребенком (ЧЧ). ЧБӿā. называет его āди-сӯтрадӿāра бӿакти-раса в Бенгале. Именно поэтому в «Гаура-ганноддеща-дӣпике» стоит: «…Мāдӿавендра Пурӣ был учеником Лакшмӣпати, он и основал эту религию». «Эта религия» не пересекается с ваишн̣ава-дӿармом Мадӿвы ни в преемственности, ни в учении.

Ӣщвара Пурӣ, ученик Мāдӿавендры, стал дӣкшā-гуру Чаитанйи. Сам Чаитанйа жил в период 1485/86-1533/34 гг.

Итого: Вйāсатӣртӿа-Лакшмӣпати-Мāдӿавендра-Ӣщвара-Чаитанйа. Все ли в этой преемственности складно? О том, что парампарā подделка, говорит простая математическая нестыковка, которую по всей видимости не учел Баладева или тот, кто парампару предложил.

Вйа̄сатӣртӿа и Чаитанйа — современники, тем не менее между ними еще три человека. Три человека это три жизни. Один прожил около семидесяти лет. Другие, допустим, прожили в среднем 40-60 лет.


Zeitstrahl


Это означает, что между Вйāсатӣртӿой и Чаитанйей должно лежать примерно 150 лет разницы, но они родились практически в одно время (разница в 25 лет), и это делает просто физически невозможной парампару, предложенную Баладевой и так активно поддержанную Бӿактивинодом, Б. Сарасватӣ и Международным Обществом Сознания Кришны.


Приложение:

Одну из ветвей Мāдӿва-парампары (Уттаради-ма̣тӿ) гауд̣ӣйи ошибочно считают официальной и единственной преемственностью Татвавāда-сампрадāйа, а четырех учеников Мадӿвы (Падманāбӿу, Нарахари, Мāдӿаву, Акшобӿйу) последовательными звеньями преемственности, а не одномоментными учениками Āчāрйи. Достаточно взглянуть на годы их жизни и становится понятным, что модель последовательности (один за другим) здесь отсутствует. Уттаради-мат̣ӿ в свое время разделился на три ветви, одной из которых стал Вйāсарāџа-мат̣ӿ (мат̣ӿ Вйāсатӣртӿи — № 11, левый столбец), и все они, как и другие мат̣ӿи, являются Татвавāда-сампрадāйем с разветвленной парампарой.
М парампара УМ БНК 208 с_2
продолжение будет


Ложь кришнаитов — Часть 16


॥ व्यासाय नमः ॥ मध्वाय नमः ॥



Продолжаем начатый в прошлом году цикл «Ложь кришнаитов». Темы, обсуждаемые в последующих частях:


  • Историческая достоверность «Чаитанйа-чаритāмрьты».

  • Чаитанйа — статус и методология ведения споров.

  • Новые сведения и факты о парампаре Чāитанйа-сампрадāйа.

  • Посещение Щрӣ-Раӈгама. Щрӣ-Лакшмӣ и танец раса.

  • И снова о выдуманных главах Бхāгавата-пурāн̣ия.

  • Визит Чаитанйи в Уд̣упи и диспут с ваишн̣авами.

  • Мӯрти, виграха, идолы — парадигма отношения гауд̣ӣй.


Предисловие


В истории культа Чаитанйи много сомнительных страниц. Литература культа сама по себе пригодна для их выявления. В этом, безусловно, ее достоинство. Сам культ трудно воспринимать всерьез. Еще труднее игнорировать противоречия и его оппозицию к ведāртху. Нас, татвавāдинов, интересуют два события, описываемые в литературе гауд̣ӣй — заявление о связи с парампарой Мадхвāчāрйи и диспут Чаитанйи с ваишн̣авами храма Крьшн̣ы в Уд̣упи.

Основная задача этих частей цикла — изучить обстоятельства диспута, проанализировать аргументы сторон, выяснить, насколько верно представлен татвавāд и соответствуют ли аргументы Чаитанйи ваишн̣ава-дхарму.

Сведения, полученные в результате исследования, помогут выяснить, является ли сам диспут реальным событием или очередной фантазией. Таким образом, исследование состоит из двух частей: исторической и щāстровой.

Изучение других сторон культа Чаитанйи, изложенных в предыдущих главах, нужно нам лишь в рамках этой основной задачи. Помимо исследования самой встречи будет представлена дополнительная информация, необходимая для полного и верного понимания событий в Уд̣упи, описанных в ЧЧ.


Историческая достоверность «Чаитанйа-чаритāмрьты»


Анализируя обстоятельства инициированной Чаитанйей полемики с ваишн̣авами Уд̣упи, мы опираемся на единственный источник, свидетельствующий об этом событии — «Чаитанйа-чаритāмрьту» (далее ЧЧ), автором которой является Крьшн̣адāс Кавирāџа, бенгальский адепт культа Чаитанйи.

Автор ЧЧ никогда не встречался с Чаитанйей и не был свидетелем его жизни. По сути, они даже не были современниками. Гауд̣ӣйская литература утверждает, что Крьшн̣адāсу было шестнадцать лет, когда Чаитанйа умер (Tirtha, Swami B. B., Sri Caitanya and His Associates, Mandala Publishing, San Francisco, 2001; Gaudiya Vaisnava Abhidhana, Bengali, Haridasa Dasa, Haribol Kutir, Navadvipa, W. Bengal, 1957; Bhakti-ratnakara, Bengali, Narahari Chakravarti, published by Gaudiya Mission, Kolkata, 1986). Писать свой труд Крьшн̣адāс начал в глубокой старости по просьбе последователей Чаитанйи, которые никогда своего кумира не видели, а современников и потенциальных очевидцев описываемых в ЧЧ событий давно не было в живых.

Для определения степени исторической достоверности ЧЧ и реальности описываемых в ней событий, следует ответить на вопрос, как же создавалась ЧЧ.

При написании ЧЧ Кави Крьшн̣адāс пользовался дневниками Сварӯпа Дāмодара, мāйāвāдӣ-саннйāсина, принявшего обет отречения в Кāщӣ, «Щрӣ-Крьшн̣а-Чаитанйа-чаритāмрьтой» — панегириком в адрес Чаитанйи пера Мурари Гупты, а также биографией Чаитанйи — «Чаитанйа-бхāгаватом» Врьндāвана дāса.

Важно отметить, что не все события жизни Чаитанйи описаны в этих трудах. Например, в них не упоминается встреча с Валлабхой, посещение Щрӣ-Раӈгама и Уд̣упи. Визит Чаитанйи в Уд̣упи не описывали и шесть госвāминов. Эти события и, что главное, „победы“ Чаитанйи не зафиксированы в каком-либо историческом документе, не подтверждаются кем-либо вне сообщества гауд̣ӣй.

В паломничество Чаитанйа отправился с помощником по имени Крьшн̣адāс — ЧЧ, Мадхйа 9.226 (не путать с автором ЧЧ). «Чаитанйа-бхāгавато» Крьшн̣адāса не упоминает. Автор ЧЧ также не утверждает, что в основе его работы лежат рассказы этого человека. В описании визита Чаитанйи в Уд̣упи помощник не фигурирует.

Комментарий Валлабхи на Бхāгавато показывает, что его автор так и не отказался от своего толкования и мировоззрения, вопреки версии ЧЧ. Вит̣т̣халнāтха, сын Валлабхи, также опровергает факт встречи отца с Чаитанйей. Последователи Валлабхи на протяжении пяти столетий решительно отвергают достоверность этой встречи. Любопытна фактическая неточность в описании этих событий, которую отметил Бхактисиддхāнта Сарасватӣ в своем комментарии – согласно ЧЧ Чаитанйа встречается с Валлабхой в Прайāге и упоминается второй сын Валлабхи, который на тот момент ещё не родился.

Из комментария Сарвабхаумы Бхат̣т̣āчāрйи на «Адваита-макаран̣д̣ам» видно, что он остался при своих взглядах, а его активное участие в дебатах на стороне адваитинов спустя несколько лет окончательно опровергает его „обращение“ Чаитанйей (ЧЧ, Мадхйа 6.213-214; 224; 257-258).

Неверная презентация татвавāда-сиддхāнта и ваишн̣ава-дхарма Мадхвāчāрйи указывает на то, что автор ЧЧ или сам Чаитанйа не были знакомы с татвавāдом. Этот факт ставит под сомнение реальность самого спора Чаитанйи с ваишн̣авами Уд̣упи.

В Щрӣ-Раӈгаме, в беседе с Венката Бхат̣т̣ой, Чаитанйа делает заявления, которые в корне противоречат его же словам и поступкам, описанным в «Чаитанйа-бхāгавате» (Мадхйа-кх. 18.005, 020 и др.). Речь идет о танце раса, в котором, согласно ЧЧ и другим источникам, Щрӣ-Лакшмӣ не участвовала. По сути, в Щрӣ-Раӈгаме Чаитанйа побеждает с помощью заблуждений и незнания Бхāгавата, в том числе противореча самому себе. Поэтому считать беседу и опровержение Венката Бхат̣т̣ы реальными событиями нет оснований. В предыдущих главах цикла мы уже касались этой темы и затронем ее еще раз в одной из последующих частей.

Конечно, отсутствие очевидцев изложенных событий еще не доказывает, что они фиктивны. Чаитанйа или его помощник могли кому-то рассказать о своих путешествиях. Однако автор ЧЧ не упоминает никого, кому Чаитанйа или его помощник поведали бы о своих приключениях.

Список аргументов против исторической достоверности ЧЧ недавно пополнился еще одним фактом. ЧЧ, Мадхйа 9.246, описывает божество Крьшн̣а-мат̣ха Уд̣упи танцующим Гопāлом (нартака гопāла): «В монастыре в Удупи Шри Чайтанья Махапрабху увидел прекрасное Божество, которое носит имя Нартака Гопала [«танцующий Гопала»]. Это Божество явилось Мадхвачарье во сне» — (орфография Исккон).

Главное божество Крьшн̣а-мат̣ха — Бāлакрьшн̣а с мутовкой в руке. Безусловно, синонимичность имен Ба̄лакрьшн̣а и Гопāла оспаривать неуместно, но откуда появился Танцующий Гопāла? Тот, кто видел мӯрти Крьшн̣а-мат̣ха, со всей уверенностью скажет, что ничего танцующего нет ни в форме, ни в позе Ба̄лакрьшн̣ы. Ни в одном литературном источнике татвавāда-сампрадāйа не говорится, что танцующий Гопāла явился Āчāрйе во сне или является главным божеством храма. Не говорит об этом и «Щрӣ-Мадхвавиџайа» — биография Āчāрйи, автор которой был современником Мадхвы и общался с ним лично.

По всей видимости автор ЧЧ не был знаком с историей Крьшн̣а-мат̣ха, сам его не посещал, мӯрти не видел. Очевидно и сам Чаитанйа не был в Уд̣упи. Автор просто вложил в уста лирического героя красивые легенды или то, что ему было выгодно. События в Уд̣упи создают амплуа непобедимого и несущего истину Чаитанйа-аватāра, божественность и безупречность которого без побед были бы под вопросом.

Это несоответствие наводит на мысль о том, что легенда о паломничестве Чаитанйи прошла через множество уст, обрастая все новыми и новыми подробностями, как это нередко случается в фольклоре и мифотворчестве, или является фантазией автора. Есть все основания полагать, что автор ЧЧ придумал эти встречи и победы для обеспечения своему кумиру легитимной божественности и всеведения.

Ввиду того, что перечисленные случаи нигде и никем не описываются, кроме ЧЧ, опровергаются достоверными источниками и свидетелями жизни тех, с кем якобы спорил Чаитанйа, а в самой ЧЧ неоднократно встречаются хронологические и событийные нестыковки, сомнение в исторической достоверности этого произведения только крепчает. Но ведь откуда-то Крьшн̣адāс Кави черпал свое вдохновение?

Историческая достоверность ЧЧ базируется на самом весомом для последователей Чаитанйи аргументе. Каким образом «Чаитанйа-чаритāмрьта» была написана и почему она является правдоподобным свидетельством жизни Чаитанйи, говорит сам автор в Āди 8.78-79: «В действительности «Щрӣ-Чаитанйа-чаритāмрьта» не мое произведение; его диктует мне Щрӣ-Маданамохан. Я только повторяю за Ним, как попугай. Подобно тому как деревянная кукла танцует, повинуясь чародею, я пишу то, что мне повелевает Маданагопал».

Доказательная сила такого аргумента очень слабая и дискредитируется выявленными в ЧЧ фикциями и клеветой. Их наличие, в свою очередь, портит репутацию божеству, к которому обращался Крьшн̣адāс. Сами дневники С. Дāмодара и Гупты, в которых не упоминаются события в Щрӣ-Раӈгаме и Уд̣упи, также указывают на слабую доказательную силу «диктанта свыше». В любом случае, благодаря им теряет опору основная часть всех построений автора ЧЧ.

Последователи Чаитанйи слепо верят в достоверность ЧЧ, ибо она продиктована свыше, но факты доказывают, что некоторые события явно выдуманы. Дневники Дāмодара и Гупты вкупе с «Чаитанйа-бхāгаватом» косвенно это подтверждают.

Анализируя обстоятельства спора с исторической точки зрения, нельзя однозначно сказать, спорил Чаитанйа с татвавāдинами или нет, но приведенных фактов достаточно, чтобы усомниться в достоверности ЧЧ и этого события.


Что же касается литературной категоризации ЧЧ, то она определенно представляет собой художественное произведение с претензией на поэтичность, но никак не исторический документ, в котором адекватно изложены достоверные факты.

Преданность кумиру не может служить оправданием клеветы.


продолжение будет


Ложь кришнаитов — Часть 12.3


॥श्रीः॥


Баладева Видьябхушана (продолжение)



Последователи Чайтаньи из сообществ чайтанитов, получивших распространение на Западе, убеждены в том, что их парампара связана с мадхва-сампрадаей, при этом почему-то подчеркивают ее формальный характер, и С. В. Ватман, в этом смысле, не исключение (цитата № 3).

В «Прамея-ратнавали» Баладева Видьябхушана пишет, гаудия-сампрадая связана с некой брахма-сампрадаей, основателем которой был Мадхвачарья. При этом Баладева ссылается на версию гаудия-парампары, представленную Кавикарнапурой в «Гаураганоддеша-дипике», где звеньями чайтанья-парампары являются Вьясатиртха и Лакшмипати. А мы помним, что эту парампару и саму связь гаудий с мадхва-парампарой отвергают не только татвавадины, но и академические ученые, исследовавшие этот вопрос. Гаудия-парампара, представленная Баладевой, считается грубо составленной подделкой.

О чайтанья-парампаре:

http://vilasatu.livejournal.com/4481.html
http://vilasatu.livejournal.com/89444.html
http://vilasatu.livejournal.com/89717.html


В литературе чайтанитов отношение к последователям Мадхвы крайне негативное, а отзывы о них не лестны, при этом сами чайтаниты не брезговали заимствовать ясность мысли и слова у Мадхвы. Парадокс?

Баладева Видьябхушана — это новый исторический рубеж сампрадаи Дживы и Чайтаньи. Не все согласились с предложенным им татвавадным происхождением гаудийской парампары. Если бы не Бхактивинод, возможно, эта идея так и осталась бы незамеченной, Не было бы и вычурного названия брахма-мадхва-гаудия-сампрадая.

После Баладевы и до появления Бхактивиноды эта тема не всплывала. Гаудиям в их практике стяжания «божественной любви» это было не нужно. В «Навадвипа-дхама-махатмье» Бхактивинод придумывает истории о встречах Чайтаньи с великими. Эту пошлость, пожалуй, можно назвать вершиной его одиозного творчества.

За пять тысяч лет до своего рождения Чайтанья, как пишет Бхактивинод, побывал у Юдхиштхиры и пандавов, уведомив их о том, что они его вечные слуги и т.д.

За четыреста лет до себя, Чайтанья встретился с Рамануджей не где-нибудь, а на Вайкунтхе (странно, что не на Голоке), благословил Рамануджу, наставил на путь истинный, опять же, уведомил о том, что Рамануджа слуга его вечный и т.п. — все как и четыре с половиной тысячи лет назад. И не отказал себе повториться уже за двести лет до своего рождения, встретившись с Мадхвой, и по тому же сценарию благословил, поведал, наставил, уведомил.

Во всех случаях Бхактивинод выдерживает один стиль — Чайтанья является исключительно в снах. Этакий сомнамбулический оракул, любитель ночных бесед и слуг покровитель.

Справка: «Навадвипа-дхама-махатмья» (изд. ФМ, ЧСМ, пер. с англ. Д. Рогозы, рус. яз., гл. 15-16, с. 120-122): http://harekrishna.ru/biblioteka/navadvipa-dhama-mahatmya/


Примечательно то, что ветви гаудий не знающие о Бхактивиноде, не считают себя частью мадхва-парампары, не говоря уже о знании учения Мадхвы.


Интересно в этой связи замечание Праджняты Вилоканы: «Что касается первого поколения линии Чайтаньи, несмотря на мнимую связь с парампарой Мадхвы, для самого Мадхвы у них нет пранама-мантры. Ни в одном их литературном произведении такая мантра не встречается. Ее просто не существовало в период до Баладевы.
Связь Мадхавендры Пури с гуру-татвавади не упомянута ни в одной из существующих биографий Чайтаньи, „Чайтанья-бхагавате“ или «Чайтанья-чаритамрите», или даже в «Чайтанья-чандродая-натаке», где упомянуто имя Мадхавендры, но никак не в связи с Мадхвачарьей (1.21). Даже Карнапура в своем раннем сочинении «Чайтанья-чарита-махакавья» не говорит о какой-либо связи с Мадхвой. Автор „Бхакти-ратнавали“, Вишн̣у Пури, который якобы является учеником Джаядхармы (чье имя не фигурирует нигде в линии Мадхвы), не упоминает о нем или о Мадхве в мангалачаране к этой работе. Ортодоксальные последователи Чайтаньи (например, из адвайта-паривары) считают, что Чайтанья и Адвайта были из шанкара-парампары. А для защиты имущества храма Говинды Баладеве пришлось „присовокупить“ гаудий к Мадхве».

Чайтанья и его учитель были маявадинами из шанкара-парампары. Этот исторический факт невозможно ни оспорить, ни умолчать о нем, ни скрыть подтасовками и махинациями.

Откуда тут взяться татваваде, если ни один тезис Мадхвы ни разу не был озвучен Чайтаньей, если не формальная, а самая что ни на есть прямая дикша и санньяса Чайтаньи и его главных спутников — в шанкара-парампаре, если при всей симпатии к Мадхве у Баладевы множество расхождений с ним, если парампара подделка, а учение противоположно учению Мадхвы.



продолжение будет