Category: наука

Категории душ в учении Мадхвы и категории людей у гностиков



Деление душ на три вида (концепция «джива-траивидхья») - сатвиков, раджасиков (нитья-самсаринов) и тамасиков, представленное в учении Мадхвы (XIII в.), как мне кажется, напоминает деление людей на три вида в гностических учениях, бытовавших в конце I тыс. до н. э. и в первых веках н. э. в Греции, Египте, Израиле.

Первый вид – это «духовные» люди, по своей природе пригодные к спасению из этого бренного мира, своего рода элита человечества. Принципиально важно - к спасению ведет только высшее знание (знание о высшем, а не вера), воспринять которое могут лишь «духовные» люди. Даже если они совершают неблаговидные поступки, их «духовная» природа от этого не меняется. Что бы они ни делали, спасение для них гарантировано. Ну чем не описание сатвиков у последователей Мадхвы? Знание о Высшем и знание Его природы ведет к спасению/освобождению (мокше) из сансары. Пригодность к освобождению (йогьята) вечна и неизменна. Она или есть, или ее нет. Освобождение рано или поздно произойдет. На сатвичную природу может указывать интерес к освобождению и высшему знанию. Разумеется, сатвики – это избранные, элита. Мир и высшее знание существуют в первую очередь для них.

Второй класс - люди «душевные», способные оторваться от тарелки с кормом и взглянуть на звезды. Время от времени рассуждают о высоком. Способны задуматься над страданиями, счастьем, жизнью в целом, но непригодные к спасению. Вместо подлинного знания живут лишь «верой». Чем не раджасики (нитья-сансарины) - вечные скитальцы сансары? Задумываются над страданиями, желают счастья, пекутся о жизни. К освобождению не пригодны, ибо природа их не «духовна».

Третий класс - «телесные» люди. Их отличает инертность, жажда лишь примитивных удовольствий: еда, сон, совокупление и т. п. «Телесные» люди лишены каких бы то ни было духовных запросов. Как и люди второго класса, «телесные» люди не пригодны к спасению. Чем не тамасики? Тамас = инертность, отсутствие стремления к высокому.

В учениях гностиков существует два бога: один высший, полнодуховный, второй - творец нашего мира, лишенный высшего знания (не могу сказать, общегностическая это идея или элемент только лишь некоторых гностических учений). Здесь заметна некоторая схожесть с вишнуитскими воззрениями на природу творения, в которых имеется высший бог Вишну и бог-творец мира Брахма, зависимый, как и все сущее, от Вишну. Брахма, правда, обладает высшим знанием.

Некоторые ученые подмечают в гностических учениях влияние иранских маздеизма и зороастризма, а также арамейско-месопотамских верований. Взгляды древних индусов Северо-Западной Индии отражены в ведах, а взгляды древних иранцев — в «Авесте». «Ригведа» во многом перекликается с иранской «Авестой», как по номенклатуре, так и по языку. Для Мадхвы «Ригведа» как источник знания была одним из непоколебимых авторитетов. Вряд ли иранские и арамейские элементы в гностических учениях и их схожесть со средневековым учением Мадхвы являются случайностью. Такие очевидные параллели не могут возникнуть на пустом месте. Возможно, мы имеем дело с концепциями гораздо более древними, чем принято считать.

Знакомство с историей религий позволяет увидеть взаимосвязь и повторяемость многих идей. Мировоззренческие конструкции разных учений по сути не оригинальны и не новы. Если сравнить свидетельства «Ригведы» о материальной культуре индоариев с археологическими данными первого этапа «культуры серой расписной керамики», как отмечает индолог Г. Ф. Ильин, то нетрудно обнаружить ряд существенных совпадений, причем свидетельства «Ригведы» отражают не только собственно индоарийские черты, но и определенное влияние местных субстратов (в том числе и дравидийского) на культуру индоариев.

gnosticism3





Прабхупадовцам — ч. 4

॥श्रीः॥


§

Ш́рӣдхара


Почитаемый Чаитанйей и гауд̣ӣанами Ш́рӣдхара Свāмӣ не противопоставляет Кр̣ш̣н̣у другим бхагавад-рӯпам. Для него Кр̣ш̣н̣а — это сам Нāрāйан̣а, Господь Ваикун̣т̣хи(кр̣ш̣н̣ас ту бхагава̄н са̄кш̣а̄н на̄ра̄йан̣а эва). Ни иерархии бхагавад-рӯп, ни «Кр̣ш̣н̣а — источник всех аватāров» у Ш́рӣдхары нет.

Ш́рӣдхара Свāмӣ: пум̇сах̣ парамеш́варасйа кечид ам̇ш́а̄х̣ кечит кала̄-вибхӯтайаш́ ча । татра матсйа̄дӣна̄м авата̄ратвена сарваджн̃атва-сарваш́актиматтве’пи йатхопайогам эва джн̃а̄на-крийа̄-ш́актй-а̄виш̣каран̣ам । кума̄ра-на̄рада̄диш̣в-а̄дхика̄рикеш̣у йатхопайогам ам̇ш́а-кала̄веш́ах̣ । татра кума̄ра̄диш̣у джн̃а̄на̄веш́ах̣ । пр̣тхва̄диш̣у ш́актй-а̄веш́ах̣ । кр̣ш̣н̣ас ту бхагава̄н са̄кш̣а̄н на̄ра̄йан̣а эва ।а̄виш̣кр̣та-сарва-ш́актитва̄т । сарвеш̣а̄м̇ прайоджанам а̄ха । индра̄райо даитйа̄с таир вйа̄кулам упадратам̇ локам̇ мр̣д̣айанти сукхинам̇ курванти.

В ЧЧ, Антйа 7.115, Чаитанйа заявляет о своей приверженности Ш́рӣдхаре:

прабху хāси кахе… \ Улыбнувшись, господь сказал: «Того, кто не принимает свāмӣ, я считаю шлюхой».

А в ЧЧ, М. 9.115-146, от взглядов Ш́рӣдхары отказывается (Кр̣ш̣н̣а превосходит Нāрāйан̣у):

«Духовная наука гласит, что между Нараяной и Кришной нет разницы. И все же раса супружеской любви придает Кришне особую привлекательность. Поэтому Он превосходит Нараяну. Такой вывод можно сделать, изучив науку о духовных отношениях» (9.146) — перевод ISKCON.

Приверженность гауд̣ӣан Ш́рӣдхаре всего лишь декларативность. Не более того.

Иерархию бхагавад-рӯп и превосходство Кр̣ш̣н̣ы над Нāрāйан̣ой мы находим у Рӯпы в «Бхакти-расāмр̣та-синдху» (1.2.59). По сути Чаитанйа ш́āстра-сиддхāнту противопоставляет теорию рас, в очередной раз пренебрегая мнением Ш́рӣдхары. Кем является Чаитанйа и его последователи, учитывая слова самого Чаитанйи из ЧЧ, Антйа 7.115, объяснять не надо.


Бхакти-расāмр̣та-синдху (1.2.59):

сиддхāнтатас тв абхеде ’пи ш́рӣш́а-кр̣ш̣н̣асварӯпайох̣
расеноткр̣ш̣йате кр̣ш̣н̣а-рӯпам эш̣ā раса-стхитих̣


Сварӯпно Нāрāйан̣а и Кр̣ш̣н̣а неотличны — таков ш́а̄стра-сиддхāнт. Рӯпа знает, что по сиддхāнту Нāрāйан̣а и Кр̣ш̣н̣а неотличны (абхеде). И это центральная мысль цикла «Ложь кришнаитов».

Что такое ш́āстра-сиддхāнт? Разве деление бхагавад-рӯп, их отличие/неотличие, аватāрӣ-аватāра и т.д. — это не вопросы сиддхāнта? Если бы ш́āстры говорили об иерархии и расовых различиях бхагавад-рӯп, то это был бы сиддхāнт. Но ш́āстра говорит: Виш̣н̣у, Кр̣ш̣н̣а, Варāха и др. — свайам Бхагавāн, сам Хари.

Гауд̣ӣанская теория рас — доктрина, которую Рӯпа противопотавляет ш́āстре, при этом заявляя:

ш́рути-смр̣ти-пурāн̣āди-пан̃чарāтра-видхим̇ винā
аикāнтикӣ харер бхактир утпāтāйаива калпате


Перевод ISKCON: «Преданное служение, которое не основано на Ведах, Пуранах, Панчаратрах и других писаниях, следует считать сентиментализмом; оно приносит обществу одни беспокойства».

Ш́рути, смр̣ти, пурāн̣ы… провозглашают сиддхāнт, по которому Кр̣ш̣н̣а неотличен от Нāрāйан̣ы, Виш̣н̣у и др. бхагавад-рӯп/аватāров.


По гауд̣ӣанской теории Кр̣ш̣н̣а превосходит Нāрāйан̣у/Виш̣н̣у (Нāрāйан̣а обладает меньшим числом гун̣ (60 против 64-х Кр̣ш̣н̣ы, см. Бхакти-расāмр̣та-синдху), но при этом все бхагавад-аватāры гауд̣ӣане называют виш̣н̣у-татвой, а себя ваиш̣н̣авами.

В гауд̣ӣанской риторике мы не встречаем подчеркнутого противопоставления Кр̣ш̣н̣ы Кӯрме, Кр̣ш̣н̣ы Варāхе, Кр̣ш̣н̣ы Матсье. Основной упор гауд̣ӣане делают на превосходство Кр̣ш̣н̣ы над Виш̣н̣у-Нāрāйан̣ой, хотя прамāн̣ тождества бхагавад-рӯп много и нет ни одного прамāн̣ия, провозглашающего иерархию бхагавад-рӯп.


Последователи Чаитанйи считают раса-лӣлу высшей из всех лӣл, а пять глав десятого скандха, описывающих ее, — сутью Бхāгаватам. Танец раса, по их мнению, это проявление самой сладости любовных взаимоотношений с Кр̣ш̣н̣ой, которые возможны только на трансцендентном уровне. Эта гауд̣ӣанская догма разбивается словами Бхāгаватам 10.33.39 — заключительным ш́локом главы о раса-лӣле:

викрӣд̣итам̇ враджа-вадхӯбхир идам̇ ча виш̣н̣ох̣
ш́раддхāнвито ’нуш́р̣н̣уйāд атха варн̣айед йах̣
бхактим̇ парāм̇ бхагавати пратилабхйа кāмам̇
хр̣д-рогам āш́в апахинотй ачирен̣а дхӣрах̣


Как мы видим, танец раса — это лӣлā Виш̣н̣у. Он же Кр̣ш̣н̣а. Виш̣н̣у не противопоставляется Кр̣ш̣н̣е. Бхāгаватам снова и снова подчеркивает их тождество. Раса-лӣлā — это бхагавад-лӣла. Гауд̣ӣанская теория рас и отличие Кр̣ш̣н̣ы от Виш̣н̣у берут свое начало однозначно не из ш́āстр.


Перевод ISKCON Бхāг. 10.33.39: «Любой, кто с верой слушает или пересказывает истории о любовных играх Господа с юными гопи Вриндавана, достигнет уровня чистого преданного служения Господу. Скоро он обретет невозмутимость и одолеет болезнь сердца — вожделение».

В искконовском переводе 10.33.39 отсутствует слово «виш̣н̣ох̣» (Виш̣н̣у). Его заменили на нейтральное и ничего не выражающее «господь». Намеренность такого перевода очевидна.


§

Виш́ванāтха


В комментарии к 1.3.28 Виш́ванāтха говорит, что аватāры это ам̇ш́и, а Кр̣ш̣н̣а — Бхагавāн. Прабхупāда пишет, что в ш́āстрах других тоже могут называть Бхагавāном, но Кр̣ш̣н̣а — свайам Бхагавāн. Теперь вопрос: отличительная черта — это Кр̣ш̣н̣а Бхагавāн или Кр̣ш̣н̣а свайам Бхагавāн?

Кто-то может сказать, что аватāрӣ это функция, а тот, кто ее выполняет, Бхагавāн, поэтому доказывать источник аватāров словом «свайам» вполне легитимно. Каково значение слова «бхагавāн»? Обладатель бхагов, достояний. Но разве Виш̣н̣у не обладает ими? Разве Вāмана не обладает ими? Где-то в ш́āстре сказано, что Виш̣н̣у или бхагавад-аватāры обладают меньшим количеством гун̣ов, бхагов, ш́актей, чем Кр̣ш̣н̣а? Заявления о том, что Кр̣ш̣н̣а-лӣла это самая сладостная из всех лӣл, а Кр̣ш̣н̣а превосходит другие бхагавад-рӯпы — виш̣н̣у-двеш̣.

Виш́ванāтха обосновывает свайамбхагавāнность Кр̣ш̣н̣ы тем, что Он явил больше ш́актей, нежели другие бхагавад-рӯпы, поэтому Кр̣ш̣н̣а занимает высшее положение в бхагават-тāратамье. Но откуда Виш́ванāтхе знать, кто сколько ш́актей явил? Другие лӣлы описаны кратко, Кр̣ш̣н̣а-лӣлā, к нам ближайшая, подробно. Виш́ванāтха проводил замеры уровней явления ш́актей? Откуда ему известно, сколько явили другие бхагавад-рӯпы? По отношению к Рыбе невозможна супружеская любовь? Пусть спросит у других рыб или у тех вечных спутников, которые окружали Бхагавāна.

По сути последователи Чаитанйи предлагают игнорировать бхагават-татву и призывают воспринимать Бхагавāна исключительно по описаниям его деяний.

О качестве комментариев и понимании ш́āстр Виш́ванāтхой можно судить по его объяснению Бхāг. 1.3.28. Он утверждает, что Кр̣ш̣н̣а Бхагавāн отличен от Пуруш̣и. Более того, Он является источником Пуруш̣и (Виш́вана̄тха цитирует 1.3.1: джагр̣хе пауруш̣ам̇ рӯпам бхагавāн…). Заметим, Виш́ванāтха называет Кр̣ш̣н̣у не свайам Бхагавāном, а просто «Бхагавāном», что в общем нивелирует исключительную особенность слова «свайам», о которой заявил Прабхупāда в комм. к 1.3.28. По логике Виш́ванāтхи Кр̣ш̣н̣а — источник Виш̣н̣у, Нāрāйан̣ы, Нарасим̇хи и др., но почему-то Кр̣ш̣н̣а, гауд̣ӣанский аватāрӣ, перечисляется Вйāсой среди виш̣н̣у-аватāров.

В «Учении Ш́рӣ Чаитанйи», гл. 8 «Аватāры», А. Ч. Бхактиведāнта Свāмӣ пишет следующее: «Хотя Вишну равен Кришне, изначальной личностью является Кришна. Вишну — это часть, а Кришна — целое. Таково заключение ведических писаний. В «Брахма- самхите» (5.46) приводится пример исходной свечи, от которой зажигают другую свечу. Хотя они горят одинаково ярко, всё же говорится, что вторая свеча зажжена от первой, исходной свечи. Проявление Господа в форме Вишну подобно второй свече. Оно так же могущественно, как и Кришна, но Кришна — это изначальный Вишну. Брахма и Господь Шива — покорные слуги Верховного Господа, а Верховный Господь в образе Вишну является экспансией Кришны».

Каждое из этих утверждений — апасиддха̄нта. Ведические писания для А. Ч. Бхактиведāнты Свāмӣ — это «Брахма-сам̇хитā». Где, как не в ней, можно найти подобного рода ересь.


В Бхāг. 1.3.3 Пуруш̣а это Бхагавāн:

йасйāвайава-сам̇стхāнаих̣
калпито лока-вистарах̣
тад ваи бхагавато рӯпам̇
виш́уддхам̇ саттвам ӯрджитам


Перевод ISKCON: «Считается, что все планетные системы во вселенной располагаются на огромном теле пуруши. Однако Он не имеет ничего общего с сотворенными материальными элементами. Его тело вечно пребывает исключительно в духовном бытии».

Каким образом, приняв форму Пуруш̣и, Бхагавāн перестал быть Бхагавāном? Откуда Виш́ванāтха это взял? Разве в ш́āстре встречается такой сиддхāнт?


Бхāг. 1.3.5:

этан нāнāватāрāн̣āм̇
нидхāнам̇ бӣджам авйайам
йасйāм̇ш́āм̇ш́ена ср̣джйанте
дева-тирйан̇-нарāдайах̣


Перевод ISKCON: «Эта форма [второе проявление пуруши] — источник и неуничтожимое семя многообразных воплощений Господа во Вселенной. Из частей и частиц этой формы создаются различные живые существа: полубоги, люди и другие».


А теперь внимание. Этот Пуруш̣а — суть мӯла-рӯпа (нидхāнам) аватāров! Как такое возможно не из Бхагавāна? Напоминаем, в Бхāг. 1.3.3 Пуруш̣у продолжают называть Бхагавāном, но у Виш́ванāтхи Пуруш̣а отличается от Бхагавāна. То есть, сначала некий Пуруш̣а — недобхагавāн, но потом через него является сам Бхагавāн. Причем этот недобхагавāн все творит, являясь мӯла-рӯпой аватāров.


Бхāг. 3.26.18:

антах̣ пуруш̣а-рӯпен̣а
кāла-рӯпен̣а йо бахих̣
саманветй еш̣а саттвāнāм̇
бхагавāн āтма-мāйайā


Снова мы видим, Бхагавāн действует, будучи Пуруш̣ей. Никакого отличия Бхагавāна от Пуруш̣и Бхāгаватам не провозглашает.

В своем переводе этого ш́лока А. Ч. Бхактиведāнта Свāмӣ заменяет слово «пуруш̣а-рӯпа» на «сверхдушу» (puruṣa-rūpeṇa — in the form of Supersoul), но в ш́локе ясно и однозначно сказано «пуруш̣а-рӯпа». «Сверхдуши» нет.

Перевод ISKCON: «Являя Свои энергии, Господь, Верховная Личность Бога, соединяет различные материальные элементы, находясь внутри них в образе Сверхдуши и вне их в образе вечного времени».


Бхāг. 4.14.18:

йасйа рāш̣т̣ре пуре чаива
бхагавāн йаджн̃а-пӯруш̣ах̣
иджйате свена дхармен̣а
джанаир варн̣āш́рамāнвитаих̣


Бхагавāн = Йаджн̃а-Пуруш̣а.


Из комм. А. Ч. Бхактиведāнты Свāмӣ:

1) Бхагавāн ягья-пуруша: Верховная Личность Бога, Кришна, назван здесь ягья-пурушей. В «Бхагавад-гите» (5.29) сказано: бхоктāрам̇ йаджна-тапасāм — Кришна является конечной целью всех жертвоприношений.

2) Слово ягья-пуруша относится к Господу Вишну или Господу Кришне, а также к любой экспансии Личности Бога, принадлежащей к вишну-таттве.

3) Таким образом каждый сможет удовлетворить Верховную Личность Бога, Вишну.

В отличие от Виш́ванāтхи, Бхāгаватам говорит, что Пуруш̣а и Бхагавāн — одна сущность.
Более того, для А. Ч. Бхактиведāнты Свāмӣ Йаджн̃а-Пуруш̣а — это Кр̣ш̣н̣а Бхагавāн, причем без «свайам». Он не проводит различия между Виш̣н̣у и Кр̣ш̣н̣ой. Почему Бхагава̄на называют Пуруш̣ей в этих ш́локах? Согласно Виш́ванāтхе, Бхагавāн не есть Пуруш̣а.



Бхāг. 5.18.15:

ketumāle ’pibhagavānkāmadeva-svarūpeṇalakṣmyāḥ priya-cikīrṣayā prajāpater duhitṝṇāṁ putrāṇāṁ tad-varṣa-patīnāṁ puruṣāyuṣāho-rātra-parisaṅkhyānānāṁ yāsāṁ garbhā mahā-puruṣa-mahāstra-tejasodvejita-manasāṁ vidhvastā vyasavaḥ saṁvatsarānte vinipatanti.

Бхагавāн и Махā-Пуруш̣а — одна сущность. А. Ч. Бхактиведāнта Свāмӣ подчеркивает, что Бхагавāн — это Верховная Личность Бога Виш̣н̣у (bhagavān — the Supreme Personality of Godhead, Lord Viṣṇu) и Махā-Пуруш̣а — тоже Верховная Личность Бога (mahā-puruṣa — of the Supreme Personality of Godhead). Не трудно понять, что речь идет все о том же Бхагавāне Виш̣н̣у/Кр̣ш̣н̣е.


Бхāг. 5.22.3:

sa eṣa bhagavān ādi-puruṣa eva sākṣān nārāyaṇo lokānāṁ svastaya ātmānaṁ trayīmayaṁ karma-viśuddhi-nimittaṁ kavibhir api ca vedena vijijñāsyamāno dvādaśadhā vibhajya ṣaṭsu vasantādiṣv ṛtuṣu yathopa-joṣam ṛtu-guṇān vidadhāti.

Бхагавāн — Āди-Пуруш̣а, сам Нāрāйан̣а! Если учесть вышеизложенное основателем ISKCON, то Виш̣н̣у, Кр̣ш̣н̣а, Пуруш̣а и Нāрāйан̣а — одна неразличимая сущность. Как уже было сказано, ш́āстра не проводит различия между ними, ни о каких «пленарных частях и полных порциях» речи нет.


Из переводов этого ш́лока А. Ч. Бхактиведāнтой Свāмӣ:

1) bhagavān — the supremely powerful; ādi-puruṣaḥ — the original person; eva — certainly; sākṣāt — directly; nārāyaṇaḥ — the Supreme Personality of Godhead, Nārāyaṇa;

2) Supreme Personality of Godhead, Nārāyaṇa.


Из комм. к Бхāг. 6.5.17:

1) Начинающие трансценденталисты постигают Абсолютную Истину как безличный Брахман, а те, кто достиг высот мистической йоги, — как Параматму, или Сверхдушу; но глубже всех познаю́т Абсолютную Истину преданные: они воспринимают Ее как Верховного Господа, Вишну.

2) Все мироздание порождено энергией Господа Кришны, или Господа Вишну.

3) Постичь изначальную личность, пурушу, то есть Бхагавана, Вишну, можно, только преданно служа Господу.

4) Все, что нас окружает, в том числе материя и вечная душа (живая сила), представляет собой соединение низшей и высшей энергии Господа Вишну.



Бхāг. 6.9.33:

oṁnamaste ’stubhagavannārāyaṇavāsudevādi-puruṣamahā-puruṣamahānubhāvaparama-maṅgalaparama-kalyāṇaparama-kāruṇikakevalajagad-ādhāralokaika-nāthasarveśvaralakṣmī-nāthaparamahaṁsa-parivrājakaiḥparameṇātma-yoga-samādhinā paribhāvita-parisphuṭa-pāramahaṁsya-dharmeṇodghāṭita-tamaḥ-kapāṭa-dvārecitte ’pāvṛta ātma-lokesvayamupalabdha-nija-sukhānubhavobhavān.

Перевод ISKCON: «О Верховная Личность Бога, о Нараяна, Вāсудева, о изначальная личность! О величайший, Ты — высшая мудрость и олицетворенное благоденствие! О высшее благословение, высшее милосердие, о неизменный! О Господь, Ты — опора мироздания, единовластный повелитель всех планет, владыка всего сущего, супруг богини процветания! Постичь Тебя способны только лучшие из санньяси, которые ради проповеди сознания Кришны странствуют по всему свету, погруженные в самадхи бхакти-йоги. Постоянно размышляя о Тебе, они способны ощутить Твое присутствие в своих безупречно чистых сердцах. Когда же тьма в их сердцах полностью рассеивается и Ты являешь Себя их взору, они понимают, что переполняющее их трансцендентное блаженство — это также трансцендентное проявление Твоей Милости. Только такие души способны постичь Тебя. Что же до нас, то нам остается лишь склониться перед Тобой в глубоком почтении».


Бхагавāн (Верховная Личность Бога) = Нāрāйан̣а = Ш́рӣ Кр̣ш̣н̣а = Āди-Пуруш̣а = Махā-Пуруш̣а. Кр̣ш̣н̣а — это свайам Бхагавāн. Логичное продолжение мысли: свайам Бхагавāн = Нāрāйан̣а + свайам Бхагавāн = Виш̣н̣у + свайам Бхагавāн = Āди-Пуруш̣а / Махā-Пуруш̣а.


Пословный перевод: …bhagavan — O Supreme Personality of Godhead; nārāyaṇa — the resort of all living entities, Nārāyaṇa; vāsudeva — Lord Vāsudeva, Śrī Kṛṣṇa; ādi-puruṣa — the original person; mahā-puruṣa — the most exalted personality…

Согласно этому ш́локу никого нет выше Нāрāйан̣ы, ни в чем. Он — Āди-Пуруш̣а. Он — Махā-Пуруш̣а.



Бхāг. 8.1.25:

дхармасйа сӯнр̣тāйāм̇ ту
бхагавāн пуруш̣оттамах̣
сатйесена ити кхйāто
джāтах̣ сатйавратаих̣ саха


А. Ч. Бхактиведāнта Свāмӣ, пословный перевод: «…bhagavān — the Supreme Personality of Godhead; puruṣa-uttamaḥ — the Supreme Personality of Godhead…».

Бхагавāн = Пуруш̣а.


На фоне такого количества прамāн̣ из одного только Бхāгаватам измышления Виш́ванāтхи «Таким образом кр̣ш̣нас ту бхагавāн означает, что Кр̣ш̣на полностью содержит в себе качества, свойственные Бхагавāну / присущие Бхагавāну, сказуемое „кр̣ш̣н̣асту бхагавāн“ означает Кр̣ш̣н̣а. Кр̣ш̣н̣а — это не другая форма Бхагавāна. Это значит, что только Кр̣ш̣н̣а является Бхагавāном, источником любой другой формы [Бхагавāна]. Это четко говорит слово „свайам“. Это означает, что Кр̣ш̣н̣а превосходит пуруш̣āватāр, называемый Бхагавāном, и даже Махā-Нāрāйан̣у» (Виш́вана̄тха, комм. к 1.3.28) — домыслы, не имеющие отношения к ш́āстрам.


§

Вӣрарāгхава


В своем «опровержении» ЛК искконовцы обращаются к словам Вӣрарāгхавы. В комм. к 1.3.28 Вӣрарāгхава перечисляет и уравнивает все аватāры. Кр̣ш̣н̣у же он называет пӯрн̣āватāрой. С точки зрения искконовцев пӯрн̣āватāра не является свайам Бхагавāном, тем более не является источником аватāров. То есть, утверждение Вӣрарāгхавы противоречит гауд̣ӣанской трактовке «кр̣ш̣н̣ас ту бхагавāн свайам». Следуя линии мысли Ш́рӣдхары, Вӣрарāгхава не возвышает Кр̣ш̣н̣у над другими аватāрами и не проводит между ними различия. Вӣрарāгхава также не утверждает, что Кр̣ш̣н̣а является источником аватāров. Вӣрарāгхава комментирует ш́рӣдхарийский вариант текста, но при этом считает поддельными три главы Бхāгаватам (10-й скандх, гл. 12, 13, 14), которые имеются в ш́рӣдхарийском варианте.


§

Парампарā


Кто такой Вӣрарāгхава? И кто такой Ш́рӣдхара для прабхупāдовцев? Хорошо, со слов Кр̣ш̣н̣адāса Кавирāджи Чаитанйа принимал Ш́рӣдхару (а мы выяснили, что это не так), поэтому и для прабхупāдовцев Ш́рӣдхара авторитет, но зачем же постоянно настаивать на принадлежности к мāдхва-парампаре, пользуясь при этом объяснениями кого угодно, но только не Мадхвы? В чем выражается эта принадлежность? В сиддхāнте ее нет. Последователи Чаитанйи отрицают сиддхāнт Мадхвы, а в спорах принимают сторону его оппонентов. Ни одна догма культа Чаитанйи не созвучна с положениями Мадхвы. В парампаре этой принадлежности тоже нет.

А. Ч. Бхактиведāнта Свāмӣ — основатель и āчāрья «Международного общества сознания Кришны». Но русские искконовцы отказываются от его слов и объяснений, отличающихся от точки зрения цитируемых ими комментаторов других школ.


Согласно коммюнике руководства ISKCON, при возникновении противоречий мнение А. Ч. Бхактиведāнты Свāмӣ для его последователей и членов ISKCON должно быть решающим.


GBC Resolution 1995, 79.2 и 73.2:

2) In resolving philosophical controversies, the teachings, instructions, and personal example of His Divine Grace A.C. Bhaktivedanta Swami Prabhupada shall be the first and primary resource for ISKCON devotees. We should understand Vedic literature, the writings of previous acaryas, and the teachings of current bona fide acaryas outside ISKCON through the teachings of Srila Prabhupada. Where we perceive apparent differences, we may attribute them to our own lack of understanding or (more rarely) to “differences among acaryas.”When acaryas apparently differ, we shall defer to what is taught by His Divine Grace, our Founder-Acarya.


2) That the members of ISKCON should regularly study Bhagavad-gita As It Is, Srimad-Bhagavatam, Caitanya-Caritamrta, and the other books given by His Divine Grace A. C. Bhaktivedanta Swami Prabhupada. The recent proliferation in ISKCON of literature focusing on “rasika-bhakti,”intimate Radha-Krsna lila, and other subject matters suitable only for highly advanced souls, represents a departure from Srila Prabhupada’s orders and obstructs the smooth spiritual progress of ISKCON devotees. ISKCON members should therefore avoid collecting, reading, discussing, or distributing such literature.

Смотреть в сторону каких-бы то ни было āчāрьев, включая гауд̣ӣанских, искконовцы могут только через призму слов Бхактиведāнты Свāмӣ. В любом разногласии они должны принимать только его сторону.


Post scriptum


Что такое аватāра? Это отделение одной сущности от другой для нисхождения или же это нисхождение самой сущности? Изменяется ли эта сущность при нисхождении? Кр̣ш̣н̣а, по мнению гауд̣ӣан, не аватāра, а сам Хари. Аватāра, согласно гауд̣ӣанскому воззрению, отличается от свайам Бхагавāна тем, что свайам Бхагавāн аватāрӣ — источник аватāров, нисходит один раз в день Брахмы.

Если аватāра — это нисхождение самой сущности, то все аватāры равны. Если отделение одной сущности от другой, то Кр̣ш̣н̣а — не аватāра, а свайам Бхагавāн. И тогда мы возвращаемся к определению слова «аватāра» — тот, кто нисходит сам (свайам), а не тот, кто отделился от чего-то целого. И подтверждение этому — перечисление Кр̣ш̣н̣ы среди других аватāров.

Сторонникам идеи отделения аватāров от свайам Бхагавāна самое время напомнить о прамāн̣е: ом̇ пӯрн̣ам адах̣ пӯрн̣ам идам̇ \ из полного исходит полное.



продолжение будет



Прабхупадовцам — ч. 1

॥श्रीः॥


Год назад последователи Прабхупāды из Международного Общества сознания Кришны (ИСККОН, ISKCON) опубликовали статью, призванную показать несостоятельность цикла «Ложь кришнаитов» (ЛК). Бо́льшая часть статьи — сплошная демагогия, но несколько абзацев в ней заслуживают внимания. В ЛК, ч. 1, мы привели несколько примеров, в которых бхагавад-рӯпы Дханвантари, Вāмана, Ваикун̣т̣ха названы самим Бхагавāном (свайам бхагавāн).

1. «Например, Дханвантари описывается как Бхагавāн Cвайам: धन्वन्तरिश्च भगवान् स्वयम् \ дханвантариш́ча бхагавāн свайам (Бхāг. 2.7.21)».

2. «А здесь описывается Вāманадев как свайам Бхагавāн Нāрāйан̣а: तस्यानुचरितमुपरिष्टाद्विस्तरिष्यते यस्य भगवान् स्वयमखिलजगद्गुरुर्नारायणो द्वारि गदापाणिरवतिष्ठते निजजनानुकम्पितहृदयो येनाङ्गुष्ठेन पदा दशकन्धरो योजनायुतायुतं दिग्विजय उच्चाटितः \ тасйāнучаритам упариш̣т̣āд вистариш̣йате йасйа бхагавāн свайам ... (Бхāг. 5.24.27)».

3. «А здесь говорится о Господе Ваикун̣т̣хи как о свайам Бхагавāне: पत्नी विकुण्ठा शुभ्रस्य वैकुण्ठैः सुरसत्तमैः तयोः स्वकलया जज्ञे वैकुण्ठो भगवान्स्वयम् \ ...ш́убхрасйа ваикун̣т̣хаих̣ ... ваикун̣т̣хо бхагавāн свайам (Бхāг. 8.5.4)».


По версии последователей Чаитанйи только Кр̣ш̣н̣а является самим Бхагавāном в полном смысле слова (кр̣ш̣нас ту бхагавāн свайам) и источником аватāров (аватāрӣ).


Примечание. Краткий обзор гауд̣ӣанского толкования Бхāг. 1.3.28 был опубликован в ЛК, ч. 19.2.



§

Бхāгавата-пурāн̣а 2.7.21

Дханвантари


Напомним, последователи Чаитанйи пользуются так называемой ш́рӣдхарийской версией текста Бхāгаватам, в которой ш́лок 2.7.21 звучит следующим образом:

дханвантариш́ ча бхагавāн свайам эва кӣртир 

нāмнā нр̣н̣āм̇ пуру-руджāм̇ руджа āш́у ханти  

йаджн̃е ча бхāгам амр̣тāйур-авāварундха

āйуш̣йа-ведам ануш́āстй аватӣрйа локе


Прабхупāдовцы: «В оригинале первая строчка стиха 2.7.21 звучит так: dhanvantariś ca bhagavān svayam eva kīrtir. Автор толкования обрывает ее на фразе bhagavān svayam. И не случайно, ведь иначе он не сможет доказать свою теорию. На самом деле в стихе 2.7.21 слово svayam относится не к слову bhagavān, а к слову kīrtiḥ. То есть перевод первой строчки таков: «И Дханвантари, Бхагаван, сама [олицетворенная] слава…» Это значит, что Бхагаван Дханвантари является самой [олицетворенной] славой. Это так, согласно комментарию Шридхары Свами: svayam eva kīrtir iti kīrty-atiśayoktiḥ (Bhāvārtha-dīpikā-ṭikā, 2.7.21), согласно комментарию Вишванатхи Чакраварти: kīrtiḥ kīrti-svarūpa eva sākṣāditi kīrtyatiśaya uktaḥ (Sārārtha Darśini-ṭikā, 2.7.21). И Вирарагхава (комментатор «Шримад-Бхагаватам» из Рамануджа-сампрадаи) в своем комментарии дает такое же толкование: kathaṁ bhūtaḥ. Svayam eva kīrtir iti, «Какого рода [Бхагаван]? [Это Бхагаван, который является] самой [олицетворенной] славой».


Слово «свайам» в ш́локе, по мнению прабхупāдовцев, относится к слову «кӣртих̣» — свайам эва кӣртир \ своей славой.


Перевод Прабхупāды Бхāг. 2.7.21: «The Lord in His incarnation of Dhanvantari very quickly cures the diseases of the ever-diseased living entities simply by His fame personified, and only because of Him do the demigods achieve long lives. Thus the Personality of Godhead becomes ever glorified…».


Рус. перевод ISKCON: «В образе Дханвантари Господь Своей олицетворенной славой мгновенно исцеляет вечно больных живых существ. Благодаря Ему полубоги обрели долголетие. За это люди и полубоги вечно возносят хвалу Личности Бога. Он также взыскал свою долю жертвоприношений и заложил во вселенной основы медицинских знаний».


В пословном переводе Прабхупāда пишет «свайам эва» — «сам лично», «кӣртих̣» — «олицетворенная слава», т.е. Прабхупāда не привязывает слово «свайам» к слову «кӣртих̣»:

dhanvantariḥ — the incarnation of God named Dhanvantari; ca — and; bhagavān — the Personality of Godhead; svayam eva — personally Himself; kīrtiḥ — fame personified; nāmnā — by the name; nṛṇām puru-rujām — of the diseased living entities…


Пословный перевод Прабхупāды отличается от литературного. Из пословного видно, что «свайам» — это «Он сам» (svayam eva — personally Himself), а в литературном уже «его/своей олицетворенной славой» (…by His fame personified…).


«Свайам эва кӣртих̣» — «сама слава/своя слава». «Своей славой» — это творительный падеж, и в ш́локе было бы «свайам эва кӣртйā». Кроме того, слово «олицетворенная» (personified) в ш́локе отсутствует. «Кӣртих̣» — «слава» (ж. ед. им.).


Непонятно, к какому именно слову в литературном переводе Прабхупāда привязал слово «свайам», там есть и «The Lord in His incarnation of Dhanvantari» и «simply by His fame personified». Какое из двух «His» это «свайам», остается только гадать. Перевод двусмысленный. Различие пословного и литературного переводов Прабхупāды ведет к совершенно разным смысловым оттенкам. Каким же из двух переводов следует руководствоваться читателю и самим прабхупāдовцам? Если литературным, то пословный перевод своего āчāрьи прабхупāдовцы должны признать неправильным, а это, в свою очередь, означает, что книги, проповедь и переводы Прабхупāды небезупречны.

Если же верен пословный перевод, то Дханвантари — это сам Бхагавāн, что собственно и утверждает сам Прабхупāда.


Кроме того, в переводах Прабхупāды и его последователей исчезло ключевое слово «нāмнā» (творительный падеж), присутствующее во второй чети: нāмнā нр̣н̣āм̇ пуру-руджāм̇ руджа āш́у ханти… Об этом чуть ниже.

Прабхупāда не только переводит неправильно и без того искаженный ш́лок, в свой перевод он добавляет отсутствующее в ш́локе предложение: «Thus the Personality of Godhead becomes ever glorified» (рус. пер. ISKCON: «За это люди и полубоги вечно возносят хвалу Личности Бога»).


Все это касается ш́лока ш́рӣдхарийской версии, в котором имеются слова «эва кӣртир». Подлинный же ш́лок Бхāг. 2.7.21 звучит иначе:

धन्वन्तरिश्च भगवान् स्वयमास देवो नाम्ना नृणां पुरुरुजां रुज आशु हन्ति ।
यज्ञे च भागममृतायुरवाप चाद्धा आयुश्च वेदमनुशास्त्यवतीर्य लोके

дханвантариш́ча бхагавāн свайам āса дево
нāмнā нр̣нāм̇ пуруруджāм̇ руджа āш́у ханти
йаджн̃е ча бхāгам амр̣тāйуравāпа чāддхā
āйуш́ча ведамануш́āстйаватӣрйа локе


«Свайам āса девах̣» — Бхагавāн Дханвантари — это был сам (свайам) Дева (сам Нāрāйан̣а как виш́еш̣āвеш́а Дханвантари), именем своим исцеляющий страждущих…

* «Именем своим» — нāмнā (творительный падеж).


Как мы видим, в подлинном ш́локе Бхāг. 2.7.21 слово «свайам» относится к слову «дева», т.е. к Бхагавāну/Деве/Нāрāйан̣е. В первой части ЛК мы изложили лишь суть ш́лока, а надо было процитировать весь ш́лок полностью, тем самым удержав оппонентов от несостоятельных возражений.

Объяснение слова «свайам» Йадупатйāчāрьей: देवो भगवान्नारायणः स्वयं स्वयमेव विशेषावेशान्तरेणैव धन्वन्तरिश्चेत्यासावतीर्णः… «Свайам эва», т.е. это был Он сам, сам Дева, сам Бхагавāн (а не просто некая сообщенная сила или знание), который присутствовал в особом āвеш́е, обо́женном существе. Как нам известно из объяснений Āчāрьи, Бхагавāн явил свой Дханвантари-образ во время пахтания океана. Здесь же говорится, что Он сам в своем образе Дханвантари присутствовал в князе Кāш́ӣ по имени Дханвантари, основоположнике науки аюрведения.


Мы уже говорили в ЛК о частых различиях аллахабадского и хаидерабадского изданий Бхāгаватам. Не стал исключением и ш́лок 2.7.21.

Аллахабадское издание:




Хаидарабадское:




Издания отличаются не только ш́локами (в аллахабадском представлен ш́рӣдхарийский искаженный вариант), но и комментариями Виджайадхваджи Тӣртхи к этим ш́локам. Два разных комментария одного автора к двум вариантам одного и того же ш́лока. Виджайадхваджа Тӣртха известен строгой приверженностью сиддхāнту Мадхвы, что исключает комментирование им ш́рӣдхарийского варианта ш́лока.


Перевод Бхāг. 2.7.21 согласно «Падаратнāвалӣ» Виджайадхваджи Тӣртхи:
«Свайам Дева Бхагавāн Дханвантари пребывал в виш́еш̣āвеш́е (рāдже по имени Дханвантари). Низойдя в мир, именем своим Он без промедления избавляет многобольных людей от их болезни; будучи сам «Амр̣тāю» — Нитйа-муктой — Он получил свою долю от йаджн̃и и учит аюрведению, лекарской науке о средствах долгого и полноценного жития».


Кто в аллахабадском издании составлял комментарии, выдавая их за комментарии Виджайадхваджи Тӣртхи, остается загадкой.



продолжение будет


Ложь кришнаитов — Ч. 40.3 «Предсказания о явлении Чайтаньи»


॥श्रीः॥


Джӣва Госвāмӣ

Бӿāгавата-пурāн̣а 11.5.32 (ш́рӣдх.)

(продолжение)


§

Ш́укла, Ракта, Ш́йāма, Кр̣ш̣н̣а


Догма о «золотом аватāре» соткана из двух элементов — «слогов» и «цвета» (кр̣ш̣н̣а-варн̣ам + твиш̣āкр̣ш̣н̣а).

Допустим, гауд̣ӣанское толкование слов «кр̣ш̣н̣а-варн̣ам̇ твиш̣āкр̣ш̣н̣ам» верно и они действительно означают «повторяющего слоги «кр̣ш̣н̣а», чье тело (цвет) не черное (золотое)». По логике такого толкования мы должны каждое слово «варн̣а» в предыдущих ш́локах переводить как «слог/слоги»… (см. ч. 40.2). Эту линию мысли мы и наблюдаем у Рӯпы Госвāмина.

Лагхубхāгаватāмр̣та 1.4.25:

атха йугāватāрāх̣
катхйанте варн̣анāмāбхйāм̇ ш́уклах̣ сатйа-йуге харих̣
рактах̣ ш́йāмах̣ крамāт кр̣ш̣н̣ас третāйāм̇ двāпаре калау


Ш́укла, ракта, ш́йāма, кр̣ш̣н̣а — это не только цвет йуга-аватāров, но и их имена.


Виш́ванāтха Чакравартӣ, комм. к Лагху. 1.4.25: «нāнā-кали-йуга-пакш̣е кр̣ш̣н̣а-варн̣а-дехам̇. Рӯкш̣атвам̇ вйāвартайати — твиш̣ā кāнтйā акр̣ш̣н̣ам̇ индранӣла-ман̣и-вад уджджвалам итй артхах̣. Экатах̣ кали-йуга-пакш̣е кр̣ш̣н̣а-варн̣ам̇ кинту твиш̣ā бахих̣-спхурантйā кāнтйā акр̣ш̣н̣ам̇…».

По мнению Виш́ванāтхи, в другие Кали-йуги цвет аватāры черный. Но в нашу Кали-йугу он, конечно, тоже черный, но не полностью, а сияет блеском, подобно сапфиру. Он не черный (акр̣ш̣н̣ам), а гауровый, потому что после перечисления цветов ш́укла, ракта и ш́йāма в описании Гарги стоит цвет «пӣта». Этот авата̄р внутри черный, а снаружи золотой. У «кр̣ш̣н̣а-варн̣а» есть другое значение: «он говорит о лӣлах Кр̣ш̣н̣ы» (йад вā, кр̣ш̣н̣āватāра-лӣлāди-варн̣анāт кр̣ш̣н̣а-варн̣ам).

Объяснение Виш́ванāтхи представляет собой смесь комментариев Ш́рӣдхары (блестящий сапфир) и Джӣвы (акр̣ш̣н̣а=гаура), но между ними фундаментальное различие — Ш́рӣдхара говорит о Кр̣ш̣н̣е, а Джӣва о Чаитанйе. Из «акр̣ш̣н̣ам» Ш́рӣдхара не выводит «гаурам». Фразу он черный, но не черный как хотите, так и понимайте.


Баладева пошел дальше своего коллеги. По его мнению, обычно Чаитанйа не приходит в Кали, поэтому Кр̣ш̣н̣а обычно (видимо в другие Кали-йуги) играет роль двух йуга-аватāров — для Кали- и Двāпара-йуг, поэтому Он ш́йāмного и кр̣ш̣н̣его цвета, но сейчас пришел Чаитанйа золотого цвета [пӣта].

Однако Баладева противоречит Джӣве (комм. 11.5.27), который утверждает, что обычно цвет йуга-аватāров в Двāпару ш́ука (зеленый), а в Кали ш́йāмный: сāмāнйатасту двāпаре ш́укапатраварн̣атвам калау ш́йāматвам, и в подтверждение этого Джӣва цитирует Виш̣н̣удхармоттара-упапурāн̣у.

Цвет «ш́ука»



Другими словами, Джӣва подчеркивает, цвет «ш́ука» — это цвет двāпара-йуга-аватāры, а у Баладевы ш́йāма и кр̣ш̣н̣а — цвета двāпара- и кали-йуга-аватāров — оба темные (об этом в следующих частях).

Интересен еще один момент в учении госвāминов: Чаитанйа (Гаурахари) — это сам Кр̣ш̣н̣а, а не аватāра, но при этом он все-таки кали-йуга-аватāра. Он был в Двāпару, но через пять тысяч лет, в Кали, зачем-то поменял цвет. Чаитанйа — «сам бхагавāн» (свайам) и для Двāпары, и для Кали.

Наконец, ряд уместных и нужных вопросов:

а) Если слоги «кр̣ш̣н̣а» (кр̣ш̣н̣а-варн̣ам) повторяет сам Чаитанйа, золотой кали-йуга-аватāра, тогда кто повторяет остальные «свои» имена: Ш́укла, Ракта, Ш́йāма, Пӣта, ведь это тоже имена йуга-аватāров, как об этом говорят Рӯпа, Виш́ванāтха, Баладева? Кто они, эти йуга-аватāры? Из каких ш́āстр о них можно узнать?

Если их не повторяют йуга-аватāры, то утверждение Рӯпы варн̣анāмāбхйāм (ш́укла, ракта… — это и слоги, и цвет) не имеет смысла и не играет никакой роли в витиеватых гауд̣ӣанских схемах обоснования Чаитанйа-аватāры.


Виш́ванāтха: йад вā, кр̣ш̣н̣āватāра-лӣлāди-варн̣анāт кр̣ш̣н̣а-варн̣ам.

«Другое значение „кр̣ш̣н̣а-варн̣ам“» — «он рассказывает о лӣлах Кр̣ш̣н̣ы».

То же самое утверждает и Джӣва:

йад вā, кр̣ш̣н̣ам̇ варн̣айати тāдрьш̣а-сва-парамāнанда-вилāса-смаран̣оллāса-ваш́атайā свайам̇ гāйати.

Он сам воспевает свои лӣлы (здесь «вилāса»).


Возникают следующие вопросы:

б) Если Кр̣ш̣н̣а-аватāра был в Двāпару, то зачем о Его лӣлах в Двāпару рассказывать кали-йуга-аватāру Чаитанйе в век Кали?

в) Если Кр̣ш̣н̣а — это двāпара-йуга-аватāра, то почему цель Чаитанйи и его последователей в век Кали — это поклонение Кр̣ш̣н̣е, двāпара-йуга-аватāру?

г) Почему слоги/имя «Ш́укла» — имя кр̣та-йуга-аватāры (ш́укла-варн̣ам) — не повторяет третā-йуга-аватāра и не рассказывает о лӣлах Ш́укла-аватāра в Трету?

Этот же вопрос относится к аватāрам по имени Ракта, Ш́йāма и Пӣта.

д) Согласно Рӯпе и др. «Ш́укла», «Ракта», «Ш́йāма», «Пӣта» — это имена йуга-аватāров, но ш́āстры не говорят о таких именах аватāров Бхагавāна.

е) Если цвет «пӣта» относится к Гаурахари, т.е. к Чаитанйе, как это утверждает Джӣва, ссылаясь на слова Гарги, то почему Чаитанью не называют Пӣтахари и почему среди его имен нет имени «Пӣтахари»? Почему «Гаурахари», ведь в словах Гарги нет слова «гаура», зато есть «пӣта»? Если Джӣва пытается обосновать акр̣ш̣н̣есть кали-йуга-аватāры словами Гарги, то он должен противопоставить цвету «кр̣ш̣н̣а» пӣтный цвет и называть Чаитанью Пӣтахари.

ж) Четыре ш́лока Бхāг. 11.5.21, 24, 27 и 32 являются логичными ответами на вопросы, заданные в том же порядке. Другими словами, в повествовании Бӿāг. есть своя логика и структура. Почему «повторяет слоги» относится только к ш́локу 11.5.32, а три остальных ш́лока трактуются иначе?

Если в ш́локе 11.5.32 он «повторяет», то и в трех предыдущих должна сохраняться та же логика, но ее нет, хотя вялая попытка придерживаться этой логики заметна в абсурдной и не подтверждаемой ш́āстрами теории Рӯпы об аватāрах по имени Ш́укла, Ракта, Ш́йāма, Пӣта.



продолжение будет


Ложь кришнаитов — Часть 18

॥श्रीः॥


Характеристика диспутов Чаитанйи


В рукописи «Татвасаӈкхйāния» Хрьшӣкещи Тӣртхи имеется щлок о вāдах:

प्रादेशमात्रं तत्वार्थे जयार्थेऽरत्निमात्रकम् । ख्यातिपूजार्थिनो हस्तमात्रं पत्रमुदाहृतम् ॥

Вāда ― это диспут, который ведется ради установления истины. Есть разные виды вāдов. Диалектика постижения татва это диспут ради истины. Он называется самвāда — совместное обсуждение. Столкновение мнений и попытка переспорить оппонента, победа ради победы и неважно, раскрыта ли истина, усвоена ли она — это вивāда. Ученые мужи спорят на заданную тему. Кто сможет представить лучшие аргументы, тот и победил. Вивāда не имеет никакого отношения к поиску истины. Еще одна разновидность: диспут или выступление ради славы.

По окончании вāдов участникам выдавалась грамота — патра. В ней фиксировалась тема дебатов, имя проигравшего, имя победителя, его титул, равно как и присужденный титул за участие в диспуте, например, видйāвачаспати. Можно сказать, что патра это свидетельство о победе.

Патры отличались по размеру в зависимости от вида вāдов. Хаста-мāтрам, хаста-паримāн̣ам и т.д., где „хаста“ это локоть, мера длины, расстояние от кончика среднего пальца до локтя; аратни (малый локоть) — расстояние от кончика мизинца до локтя или от конца кулака до локтя, т.е. немного меньше, чем хаста; прадеща — расстояние между расставленными большим и указательным пальцами. В аратни примерно два прадеща.

Патра самого большого размера предназначался для прославившегося. Для того, кто вступил в диспут ради победы — размер чуть меньше. Для тех, кто утвердил истину — самый маленький. От одного взгляда на грамоту можно было понять, кто ее обладатель: победитель, популярный вāдӣ или ведознавец.

Ни в одном из литературных трудов гауд̣ӣй, включая биографии Чаитанйи, мы не встречаем, чтобы Чаитанйе была присуждена хоть одна грамота, свидетельствующая о его участии в вāдах. Однако биографии просто кладезь описаний его побед и участия в диспутах с представителями всевозможных школ.

По правилам вāдов диспутанты должны представиться, назвать имя, имя наставника и дарщан, который они представляют. В вāдах участвуют три стороны: диспутанты и судья. Причем судья обязан хорошо знать позицию обеих сторон, равно как и дополнительные науки, если в диспуте они будут затрагиваться.

Каждая из сторон ведет свой протокол дискуссии. Ведет протокол и судья. Таким образом, спор фиксируется с трех сторон. В случае Чаитанйи никакого протокола не велось. Откровенно говоря, ни один из его споров, согласно ЧЧ, не был проведен по всем правилам. Следовательно, Чаитанйа ни разу не участвовал в настоящих вāдах. Победы не зафиксированы, это дает нам основания полагать, что встречи были в лучшем случае неформальными и оппоненты Чаитанйи в них были не полноправными участниками вāдов, а снисходительными собеседниками молодого человека.

Да, Кави Крьшн̣адāс описывает встречи Чаитанйи с известным ученым Сāрвабхаумой Бхат̣т̣āчāрйей (ЧЧ, Мадхйа, гл. 6), ярким представителем навйа-нйāйа и адваитином, представлявшим интересы правителя Калиӈги Гаџапати Кӯрма Видйāдхара Пāтра на философском поле; с конкурирующим аватāром Валлабхой и главой собственного культа (ЧЧ, Антйа, гл. 7); с серьезными оппонентами из Уд̣упи, слава которых благодаря Āчāрйе Мадхве, Вйāсатӣртхе, Вāдирāџе и другим гремела на всю Индию (Мадхйа, гл. 9); с неким Кещавой Кāщмӣри (ЧБ и ЧЧ, Ади, гл. 16); с адваитином Пракāщāнандой Сарасватӣ и главой саннйāсинов из Кāщӣ (ЧЧ, Мадхйа, гл. 17); с простым брāхман̣ом рāма̄нуџа-сампрадāйа Вйеӈкат̣а Бхат̣т̣ой из Щрӣ-Раӈгама (ЧЧ, Мадхйа, гл. 9) и другими, но вāдов как таковых в действительности не было.

Если обратить внимание на поверженных оппонентов, мы обнаруживаем, что они представляют основные школы мысли или являются главами популярных сект-конкурентов того времени. Некоторые из персонажей являются историческими личностями (Сāрвабхаума и Валлабха), другие же встречаются только на страницах ЧЧ и в литературе гауд̣ӣй (Кещава Кāщмӣри, Пракāщāнанда Сарасватӣ). К чести Валлабхи следует упомянуть, что он является автором комментария на Щримад-Бхāгаватам, за который и был прилюдно унижен Чаитанйей, так как выражал сомнения в авторитетности мнения адваитина Щрӣдхары Свāмина, которого Чаитанйа, будучи якобы ваишн̣авом, почему-то прославлял и считал истиной в последней инстанции. И это при том, что ваишн̣авский комментарий Мадхвы на Бхāгавато к тому времени существовал уже три века.


Стиль ведения споров


ЧЧ претендует на статус богооткровенного писания, при этом бросается в глаза оскорбительный тон и дурные манеры Чаитанйи в спорах. Любому упоминаемому в ЧЧ диспуту, победе или обращению предшествовали, или завершали их, насмешки Чаитанйи, унижение и оскорбления оппонента, надменность, задирания. Где-то обзывая оппонента шлюхой и гордецом (Валлабха: Антйа 7.53 и Антйа 7.115); где-то пожурив именитого ученого (Сāрвабхаума); где-то снисходительно, надменно и уже по-доброму наставляя необразованного местного жителя (Вйеӈката Бхат̣т̣а: Мадхйа 9.151), Чаитанйа утверждал свое превосходство. А в исследуемом нами споре с ваишн̣авами Уд̣упи не только оскорбления, но и неверное толкование ща̄стр, заблуждения и явная неосведомленность принесли Чаитанйе желанную победу. Можно ли таким набором доказать несостоятельность серьезных дарщанов?


В «Чаитанйа-бхāгавате» Врьндāван Дāс утверждает, что после дӣкши Чаитанйа изменился и перестал спорить, поняв, что бхакти важнее споров. Кави Крьшн̣адāс тоже упоминает это и тут же противоречит сам себе, так как паломничество Чаитанйи в Южную Индию, описываемое в ЧЧ, это череда споров с представителями разных школ. В чем-то Врьндāван Дāс прав. Действительно, просто болтовня, даже если она называется спором, занятие пустое и бессмысленное. Иное дело вāды, в которых пан̣д̣иты пытаются разобраться в верном понимании смысла щāстр, са̄дхйи и сāдхания.

Из всего сказанного рождается несколько вопросов. Скрывается ли за тактикой ведения споров истинный уровень знаний героя ЧЧ или автора ЧЧ? Могут ли унижения, отсутствие прамāн̣ или пусть даже их неверное понимание привести к уверенной и однозначной победе? Могут ли унижения выявить заблуждения той или иной школы, показать, где и в чем именно школа ошибается в основе и неверно понимает щāстро? Что касается ученых мужей, могли ли они признать свое поражение, услышав пару ошибочных толкований и оскорбления от неизвестного молодого и явно не очень понимающего щāстры человека?

Изложение большинства вопросов — текстологических, биографических, логических и иных — по сути строится уже из принятого автором взгляда на аватāрный статус Чаитанйи, поэтому неудивительно столь обильное количество побед.


продолжение будет


Шанкара vs. Панчаратра — Ч. 2


॥श्रीः॥


С точки зрения ш́рути аргумент Шанкары против сотворения āтманов Ва̄судевой однобок. В ш́рути предостаточно речений о «сотворении» āтманов Брахманом или их происхождении из Него. В комментарии к «Брахма-сӯтрам» (2.3.17), Шанкара цитирует такое речение, как подтверждающее происхождение āтманов: सर्व एते आत्मानो व्युच्चरन्ति, и еще одно: यतः प्रसूता जगतः प्रसूती तोयेन जीवान् व्यससर्ज भूम्याम् (Таиттирӣйа-а̄ран̣йака 10.1.1). Однако, он попытался объяснить, что тут подразумевается приобретение джӣвами упа̄дхи в виде тел, органов чувств и т.д.: यदपि क्वचिदस्योत्पत्तिप्रलयश्रवणं, तदप्यत एवोपाधिसंबन्धान्नेयम् । उपाध्युत्पत्त्योत्पत्तिः तत्प्रलयेन च प्रलय इति (БСБ 2.3.17), ибо ш́рути не признает иной формы «рождения» джӣвов (абхӯтва̄бхаванам). Нам ничего не препятствует понимать происхождение джӣвов от Ва̄судевы, о котором говорит Панчара̄тра и которое упоминает Шанкара, в том же смысле приобретения новых упа̄дхи, т.е. тела и органов чувств. Потому как мы находим столь же четкие и недвусмысленные свидетельства в сам̇хитах Панчара̄тры о том, что джӣвы не имеют начала и не имеют конца. «Джӣвы описываются как не имеющие начала и конца, как чистое сознание и блаженство» (История индийской философии. Дасгупта. Т.3, с. 51, глава о Панчара̄тре). Одно такое речение цитирует Ра̄ма̄нуджа:

अचेतना परार्था च नित्या सततविक्रिया ।
त्रिगुणा कर्मणां क्षेत्रं प्रकृते रूपमुच्यते ॥
व्याप्तिरूपेण संबन्धः तस्याश्च पुरुषस्य च ।
स ह्यनादिरनन्तश्च परमार्थेन निश्चितः ॥ (Ш́рӣ-бха̄ш̣йа)

Другое цитирует Мадхва:

अनादिकर्मणा बद्धो जीवः संसारमण्डले ।
वासुदेवाज्ञया नित्यं भ्रमति * * * ॥ (Анувйа̄кхйа̄на)

Все это в полной мере доказывает неверность предположения о том, что Панчара̄тра проповедует теорию создания джӣвов Ва̄судевой de novo или происхождение от Него. Критика теории, возникшей в результате заблуждения, бессмысленна.

Те же доводы можно применить к утверждению о «создании» разума джӣва̄тманом (Санкарш̣ан̣ой). Шанкара говорит: на ча картух̤ каран̣ам — инструмент не производится деятелем (2.2.43).

Похоже, он подразумевает причинную связь между инструментом и деятелем в смысле преобразования (упада̄нопа̄дейабха̄ва). Но вовсе не обязательно понимать производство инструмента деятелем в таком смысле. Деятель (картр̣) вполне может соорудить топор для себя и нарубить дров. Если критика состоит в том, что предмет, как инструмент в определенном действии, не произведён самим деятелем, не исходит от деятеля, в то время как деятель наделён способностью так действовать, то такую критику никак нельзя применить к заявлению Панчара̄тры о происхождении разума. Панчара̄тра говорит, что разум, как инструмент познания или инструмент для производства знания, не создан джӣва̄тманом, тем не менее джӣва̄тман действует как способный познавать и знать: पंचारात्रे ज्ञानलक्षणक्रियाकरणस्य मनसो ज्ञातृत्वावस्थापन्नादेव जीवात् जन्मानभिधानादिति (Нйа̄йасудха̄-Ш́ешава̄кйартха-чандрика̄ 2.2). Те же аргументы можно применить и к отрицанию происхождения ахам̇кары от манаса: एवमभिमानरूपक्रियायां करणस्य मनोवृत्तिविशेषस्याभिमन्तृत्वावस्थापन्नादेव जननानभिधानाच्च न विरोधरूपो दोषः.

Шанкара аргументирует далее, что ш́рути и смр̣ти говорят о происхождении разума исключительно от Брахмана, а не от джӣвы, и поэтому заявление Панчара̄тры о том, что разум происходит от джӣвы, Сан̇карш̣ан̣ы, противоречит ш́а̄стре. Следует обратить внимание на то, что́ говорится в Чха̄ндогйа-уп. (6.5.1): тончайшие элементы пищи, которую существо принимает каждый день, перерабатываются в материю разума. Это речение разбивает утверждение Шанкары о том, что ш́рути отрицают создание разума самим джӣва̄тманом. В «Нйа̄йасудха̄-Ш́еш̣ава̄кйартха-чандрике» ясно говорится, что слова Панчара̄тры о разуме, создаваемом џӣвой, относятся исключительно к ежедневному процессу «питания и производства» разума. Этим же аргументом можно парировать критику «Бха̄матӣ».

Джӣвотпатти в Панчара̄тре легко объясняется с позиции облачения джӣвы в физическое тело и органы чувств (пара̄дхӣнавиш́еш̣а̄пти). Тут как раз представление Шанкары о джӣве идёт вразрез с вечностью джӣвы. В философии Шанкары джӣва в сам̇са̄ре это сложносоставное существо (виш́иш̣т̣а) и непостоянно по своей природе. В адвайте есть понятие «чистой самости» (ш́уддха), которая в некоторой степени связана с джӣвой и несёт в себе «вечность» как качество джӣвы, но «чистая самость», перекликающаяся с понятием джӣвы, не является тем же, что и эмпирическая самость. Вечность эмпирической самости никак не зависит от вечности чистого сознания (здесь уместно будет отправить блогера изучать Рāмāнуджу, коль скоро он пишет о нем). Срав. मयि नष्टेऽपि मत्तोऽन्या... (Брахма-сӯтра-бха̄ш̣йа Рāмāнуджи 1.1.1).

Шанкара заявляет, что, признавая джӣва̄тмана созданным Ва̄судевой, Панчара̄тра делает невозможным выживание џӣва̄тмана в мокш̣е, это лишает смысла само состояние мукти. С теми же трудностями сталкивается Шанкара в своем понимании сам̇са̄ры. Явления сам̇са̄ры для джӣвы-отражения подобны грязи на зеркале, они непостоянны и отделимы от самости, в то время как сознание джӣва̄тмана, которое пребывает в мокш̣е, чисто и едино, оно не подвержено эффектам сам̇са̄ры. Таким образом, согласно Шанкаре, состояние джӣвы в сам̇са̄ре и в мокш̣е не привязаны к одному и тому же джӣва̄тману. Если джӣва̄тман, как чистое сознание, ограниченное авидьей или же отраженное в ней, может не иметь начала, то эмпирическое эго, ограниченное антах̤каран̣ой, следует признать в философии Шанкары как «создаваемое» в каждом новом творении и «рождаемое» каждый раз, когда эго (ахамартха) пробуждается к жизни из глубокого сна: अविद्यावच्छिन्नचैतन्यरूपस्य वा <…> कृतहान्याद्यापातात् (Тāтпарйа-чандрикā).

Есть еще одно критическое замечание Шанкары о происхождении разума от джӣва̄тмана, которое бьет рикошетом по самой же системе адвайты, ибо согласно Шанкаре, ш́рути अनेन जीवेनात्मनानुप्रविश्य नामरूपे व्याकरवाणि наделяет самого Всевышнего функцией образования имён и форм по принципу тройственности трёх элементов теджобанна, что подтверждает Его единение с джӣва̄тманом и тождественность с ним. То есть получается, что и разум, и другие субстанции создаются тем же джӣва̄тманом. А это заключение опять же должно выстоять критику «на ча картух̣ каран̣ам», которую Шанкара направил против Панчара̄тры — инструмент не производится самим деятелем и не происходит от него: एवं जीवान्मनस उत्पत्त्यसंभवदोषोऽपि <…> वक्तव्यत्वात् (Тāтпарйа-чандрикā, с. 928).



продолжение будет


Нйайасудха Мангала Махотсава


॥श्रीः॥



Ежегодно в Брахма-сампрадāйе проводится фестиваль и юбилейная конференция, посвященная выдающемуся произведению — «Нйāйа-судхе» Щрӣ Џайатӣртхи. Цвет нации — именитые пан̣д̣иты-ученые выступают с докладами, а молодые студенты сдают экзамен, после чего заслуженно и по праву именуются пан̣д̣итами и видва̄нами. В 2013 году выпусков было два, в феврале и декабре.


IMG_4836_



«Нйāйа-судхā» (НС) — величественный глубиной мысли, превосходящий своей безупречностью и прамāн̣н̣остью полемический трактат является комментарием на «Ану-вйāкхйāние» Āчāрйи Мадхвы. Изначальное название сочинения «Вишамападавāкйāртхавиврьти», но в предпоследнем стихе последней главы автор также называет его «Нйāйа-судхā».

В трактате рассматриваются и, где необходимо, опровергаются комментарии на Брахма-сӯтры Щаӈкары, Бхāскары, Рāмāнуџи и Йāдавапракāща, а также комментарии и взгляды Вāчаспати, Падмапāда Пракāщāтмана и Амалāнанды, равно как и Сāӈкхйататтвакаумуди, Таттвабинду, Нйāйакусумāњџали, Кхан̣д̣анакхан̣д̣акхāдйа, Читсукхи, Мāнаманохаракāра, Нйāйалӣлāвати, Гаӈгеща Упāдхйāйа, Āтрейа Суреща, Бхӯшан̣акāра, Щрӣдхара (Нйāйакандали), Пращастапāда, Нйāйавāртика-Тāтпарйат̣ӣкā и Вйома Щивāчāрйа.


Џайатӣртха проводит критический обзор и детальное опровержение взглядов мӣмāм̇сā-школ Бхāт̣т̣ы и Прāбхāкара, нйāйа-ваищешики и реалистов сāӈкхйа-йога, буддистов, џаинов, пāщупатов и щāкт.
Щлоки «Ану-вйа̄кхйа̄ния» обладают одним большим преимуществом – они могут служить ответным аргументом на множество возражений. Например, слова пратйакшавачча пра̄ма̄н̣йам можно использовать в качестве контраргумента на семь разных пӯрвапакш (стр. 76-79), а гауравам калпане анйатха̄ обезоруживают пять разных аргументов (стр. 87-89). «Нйа̄йа-судхā» — чудо комментаторского искусства и жемчужина среди всех выдающихся комментариев.
Не будет преувеличением сказать, что во всей палитре философской литературы на санскрите нет работ, которые можно сравнить с неподражаемым «Ану-вйа̄кхйа̄нием» и венцом своей эпохи «Нйа̄йа-судхой». „Просто не знаешь, чем восхищаться больше всего в этой работе. Настолько она совершенна во всех отношениях“ (Ч. М. Падманабхачар, «Жизнь и учение Мадхвы», стр. 197).

Стиль изложения НС великолепен, в нем нет подражания другим, нет погони за эффектностью и желания произвести впечатление красивыми фразами в ущерб точному смыслу и сути, которые можно наблюдать в «Бха̄матӣ» и других работах Ва̄часпати. Риторические приемы в «Нйа̄йа-судхе» применяются умеренно и уместно. По трактату видно, что автор большой знаток ща̄стр. Он разбирает грамматические и лингвистические аспекты, в обсуждении которых на те времена возникла острая необходимость. Автор защищает не-па̄н̣иниевское употребление слов в «Ану-вйа̄кхйа̄нии» и наиболее важные моменты, связанные с толкованием Брахма-сӯтр (1.4, стр. 201-202). Всё это указывает на его глубокое знание предмета.


Автор обращается почти ко всем ведущим работам всех направлений мысли, известных и изучаемых в его время. Его обсуждение проблем метафизики, психологии и теории знания говорят о большой осведомленности в этих областях и отличных навыках и способностях к анализу и аргументации. Об этом свидетельствуют и его высказывания о пяти «Кхйа̄тива̄дах» (1, стр. 41-57 b), доктрине са̄кши (повсеместно) на стр. 213 и далее, а также стр. 448-450, „различии“ или бхеде (стр. 380-382) и „вищеше“ на стр. 356.


Из «Нйа̄йа-судхи» мы узнаем, что некоторые толкования Мадхвы в «Ану-вйа̄кхйа̄нии» уже были поставлены критиками под сомнение ввиду их (критиков) верности системе Щаӈкары. Один из пунктов такой критики, похоже, направлен на попытку Мадхвы закрепить всю важность и истинное значение понятия Брахмана в первом сӯтре путем элиминирования. Џайатӣртха говорит, что метод элиминирования критикуется как в некотором роде окольный путь, когда мысль сӯтрака̄ра становится понятной при переходе к следующему сӯтру. На эту критику последовал уместный ответ со ссылкой на бха̄шье самого Щаӈкары, на основании которого критик, очевидно, и сформировал свое собственное мнение (на высказывание: अत एव न ब्रह्मशब्दस्य जात्याद्यर्थान्तरमाशङ्कितव्यम्).

Мадхва часто отступает от правил Па̄н̣ини. Такие отступления открывают для его оппонентов обширное поле для критики и прямых нападок. Џайатӣртха, не только в «Нйа̄йа̄-судхе», но и в других своих сочинениях, искусно защищает нестандартный подход своего учителя и приводит убедительные аргументы против любой высказанной критики в адрес своеобразия взглядов Мадхвы. (См. также «Нйа̄йа-судха̄», стр. 129 b: अत्र केचित् व्यभिचारमुद्भावयन्ति * * * – 1.1, адхйа̄йа 6.).

Некоторые ссылки в «Нйа̄йа-судхе» указывают на то, что существовали и другие комментарии на «Брахма-сӯтра-бха̄шье» и «Ану-вйа̄кхйа̄ние» помимо комментариев Падмана̄бхи, Тривикрамы и На̄ра̄йан̣ы Пан̣д̣ита. Но об этих комментариях ничего не известно. Некоторые авторы были, возможно, прямыми учениками Мадхвы.



Декабрьский праздник прошел в стенах НИИ Ведāнта Пӯрн̣апраџњā Видйāпӣт̣ха (Бангалор) и назывался „Щрӣмад-Анувйāкхйа̄на-Нйāйасудхā Маӈгала Махотсава“. Это был 32-й выпуск учеников Щрӣ-Вищвеща Тӣртхи, изучающих «Нйāйа-судху» под его руководством.


IMG_2625


IMG_2768


S-M-D-3-25


S-M-D-3-32




В один из дней событие перенеслось на улицы. «Нйāйа-судхā» возглавила шествие большого количества āчāрйев и почетных видва̄нов Брахма-сампрадāйа. Поистине редкий случай, когда в одном месте можно увидеть лучших из лучших, элиту человечества.


IMG_1987


IMG_2001


IMG_1993


IMG_2621


IMG_2939


S-M-D-3-46


S-M-D-3-45



Интересной частью многодневного праздинка были дебаты. В один день сначала юноши, воспитанники гурукул сампрадāйа, обсуждали тему социальных проблем, с которыми сталкиваются татвавāдины, затем состоялись дебаты среди женщин-пан̣д̣итов (махила̄гошт̣хӣ).


IMG_2615


S-M-D-3-38


Sudhamangala-2013-Day-2-25


S-M-D-3-57



Важным событием праздника стала харида̄са са̄хитйа гошт̣хӣ, тема которой была «роль и вклад харида̄сов в жизнь общества». Обсуждалось их литературное творчество и социальное значение.


IMG_2922


S-M-D-3-14


S-M-D-3-57



Традиционная кухня


S-M-D-3-37


S-M-D-3-35


S-M-D-3-34



Тарелки — листья банана


S-M-D-3-33


Когда сат-сиддхāнт так бережно хранится и активно провозглашается, псевдо- и асат-учения апрама̄н̣н̣ых сект, будучи неспособными противостоять сат, безмолвно отступают.

Из всех ваидика школ татвавāд единственный, кто отстаивает гармоничность и единую направленность Ведия. В сиддхāнте Мадхвы нет демагогии, жонглирования понятиями и их подмены. Это то, что отличает татвавāд от всего остального, бесконечно далекого от сат. Именно поэтому никто и никогда в известной нам истории со времен Мадхвы не мог пошатнуть татвава̄д, ибо реальность незыблема.


S-M-D-3-20




* В статье использованы материалы из книги B.N.K. Sharma «History of the Dvaita School of Vedānta and its Literature».


Ложь кришнаитов — Часть 11.5


॥श्रीः॥


Савищешāбхеда vs. Ачинтйа-бхедāбхеда (продолжение)

§ 6

Выводы

Своеобразие представлений гауд̣ӣй в том, что́ они относят к щактьям.

1) Истоки содержания термина ачинтйа-бхедāбхеда берут начало в комментарии Мадхвāчāрйи на Бхāгаватам, составленном за 300 лет до рождения Чаитанйи.

2) Гауд̣ӣйский вариант безнадежно страдает недостатками и противоречиями. По этой причине не может считаться «совершенной и безукоризненной философией». Философия гаудӣй — череда выдумок, замес из ингридиентов разных школ и направлений, порой диаметрально противоположных.

3) Да, гауд̣ӣйское ачинтйа-бхедāбхеда-татвам со всеми его бесконечными недостатками сформулирован в XVI веке Џӣвой, а не Чаитанйей, но его прародителем был сформулированный и изложенный Мадхвой сиддхāнт Сӯтр, о чем С.В. Ватман, доцент кафедры философии Государственного Университета Культуры и Искусств Санкт-Петербурга, талантливый ученый и опытный педагог, как об этом заявляет сайт университета (http://www.spbguki.ru/structura_university/kaf/kaf_fil/), либо не знает, либо не удосужился рассказать, так как это подрывает авторитет Чаитанйа-парампары, а ведь С.В. Ватман, талантливый педагог, сам является кришнаитом.

Такое однобокое представление говорит явно не в пользу С.В. Ватмана. Его претензия на научность грешит фаворитизмом, невежественностью (если он не удосужился внимательно исследовать данную тему), небрежностью к фактам. Где научная чистота и прозрачность? Где объективность?


4) И, наконец, главное. Ни о каком „единстве“ (что бы под этим ни подразумевалось) или даже „единении“ не может быть речи. Можно говорить о некоем подобии, но не о единстве и отличии. Если у нас есть уши и у соседа тоже, это не делает нас едиными — даже „в некотором смысле“.


Когда гауд̣ӣйи говорят о щакти, то относят к этой категории всё сущее. В их терминологии и мировоззрении все это — разного рода щактьи Щактимāна и потому „в некотором смысле“ неотлично от Него.

Однако татвавāд рассматривает понятие „щакти“ в двух его значениях. Во-первых, это ачинтйāдбхӯта-щакти Бхагавāна. Они и есть Он, абхинна. Бхед присутствует только вйавахарно, в речи, что дает нам савищешāбхед-соотношение между Брахманом и Его щактями, т.е. Брахманом и тем, что в Его силах.

Во-вторых, это щакти в значении „щāкйате“, т.е. предметы воздействия Его щактей в первом значении. Подвластное, подчиненное, подмощное будет близким переводом в этом случае.

В этом смысле понятие „щакти“ охватывает все сущее, но применяется прежде всего в отношении наивосприемницы Его силы и мощи и, как следствие, наипроводницы — Лакшмӣ-Дэвӣ.

Отношение субъекта и объекта воздействия никак не подразумевает неотличия или даже схожести до степени перцептуального смешения.


Всё реально, и Брахма реально, но это не делает их „неотличными“, т.к. мы прекрасно отличаем одну реальную вещь от другой, а когда путаем одно с другим, то быстро убеждаемся в своей ошибке. Т.е. в нашем опыте „неотличность“ одной реальной вещи от другой — это ошибка, а не понимание глубин бытия.

Прочие же свойства реальных Брахмана и „всего“ делают какие-то сущности более подобными Ему в порядке тāратамья, а какие-то менее подобными.

Но даже при величайшей степени подобия нет речи о „неотличии“. Наблюдение „неотличия“ является бхрамом, дефектом наблюдения.


P.S.: Очень важно найти ту доминанту отклонений, при помощи которой ваятели новой веры и адепты их взглядов навязывают свое мнение.

Поражают не отдельные ошибки (весьма многочисленные) во взглядах последователей Чаитанйи, а именно целая система ошибок, на которых появился и продолжает быть Гауд̣ӣйа-сампрадāй.

Система отсебятин в своей совокупности меняет до неузнаваемости заимствованные подлинники ваидика-мыслителей, подменяя собой Слово щāстра.

Благодаря таким систематическим изменениям, искажениям, заслуги великих ведомцев прошлого секты приписывают себе.

Из ясной составляющей сиддхāнта Вед, изложенной Мадхвой, у Џӣвы выросла целая система, из одного слова ачинтйа развернулось противоречивое и ущербное учение.



продолжение не заставит долго ждать


Ложь кришнаитов — Часть 11.3



॥श्रीः॥


Савищешāбхеда vs. Ачинтйа-бхедāбхеда (продолжение)

§ 3

Баладева Видйāбхӯшан̣а — еще один реформатор Гауд̣ӣйа-сампрадāйа, прежде чем представить теорию парин̣āма в своем варианте, не удосужился проанализировать контраргументы Мадхвы, Џайатӣртхи и Вйа̄сатӣртхи.

В своем переработанном сюжете он изменил положение о различии между пара̄- или сварӯпа-щакти и ма̄йа̄-щакти Брахмени. Сварӯпа или пара̄рӯпа Брахмени остается неизменным (нирвика̄ра). Что касается ма̄йа̄-щакти, подверженной изменению, то тут Баладева провозглашает Брахма причиной материального мира пракрьти. Џӣва̄тманы в свою очередь — это видоизменения апара̄-щакти.

Но эти измышления Баладевы не представляют для нас особого интереса, так как секта Чаитанйи изначально признавала тождество щакти и щактимата, следуя Мадхве: शक्तिशक्तिमतोश्चापि न विभेदः कथंचन.


У последователей Чаитанйи не было выбора, так как они не признавали свагатабхед в Брахмени. Тем не менее на основании сӯтра 2.1.13 Баладева пытается разъединить щакти и Брахма: तथा शक्तिमतो ब्रह्मणः शक्त्यभेदेऽपि शक्तिब्रह्मणोः सो (=भेदः) ‘स्तीति न क्षतिः.


Принятие трех разных щактей (пара̄-, апара̄-, ма̄йа̄-щакти) еще не панацея от проблем, порожденных брахма-парин̣а̄мава̄дом. Мадхва предвидел вероятность возникновения идеи щакти-парин̣а̄ма Брахмени, поэтому он и его комментаторы сразу опровергли ее:

„भागेन परिणामश्चेद् भागयोर्भेद एव हि ।
यो भागो ह्यविकारी स्यात् स एवास्माकमीश्वरः

Ану-Вйāкхйāна


अथ मतम्—द्विरूपं ब्रह्माभ्युपगम्यते अनन्तानन्दचिदात्मकं, सदात्मकं चेति। तत्राद्येन रूपेण निमित्तं, द्वितीयेनोपादानम् । अतो न कश्चित् दोषः । निर्विकारित्वं चिच्छक्तिविषयत्वाददूषणम् । तेन, सच्छक्तिक ब्रह्म परिणामीत्यङ्गीकारे न युक्तिविरोधोऽपि.

यदि ब्रह्मणः सद्भागेन परिणामः, चिद्भागेन निर्विकारत्वमंगीक्रियते, तदा वक्तव्यम्—तयोर्भागयोरभेदो भेदाभेदो वा? न तावदभेदः,द्वयोरपि परिणामित्वापत्त्या भागद्वयकल्पनावैर्फ्यात् । नापि भेदाभदौ। अभदेन संकर भेदाभेदो वा? न तावदभेदः, द्वयोरपि परिणामित्वापत्या भागद्वयकल्पनायवैर्थ्यात् । नापि भेदाभेदौ। अभेदेन संकर प्रसंगात् । भेदोऽभेदकायं निरुणद्धिती चेत्; किं तर्हि अभेदेनाप्रयोजकेन? तस्मात् भागयोरत्यन्तभेद एवांगीकायः । ततः किमित्यत आह—’यो भाग’ इति। परस्परमत्यन्तभिन्ने द्वे वस्तुनी । तत्रैकं निर्विकार जगन्निमित्तमेव । अपरं परिणामि जगदुपादानमेव; इत्यंगीकारे नेश्वरस्य केवलनिमित्तवादिनामस्माकं कश्चिद्विरोधः । निर्विकारस्य जगन्निमित्तस्य अस्माभिरीश्वरत्वेन, परिणामिनो जगदुपादानस्य प्रधानत्वेन चांगीकृतत्वात् ।
अत्र “यो भाग” इति पराभ्युपगमेनोक्तम् । स्वमतेन तु, ”यद्वस्तु” इति ज्ञातव्यम्“
— Џайатӣртха, «Нйа̄йа-Судха̄», 1

Давайте поразмыслим — «Есть два рӯпа Брахмени, одно безграничное āнандам и сознание, другое сат (реальность). В первом Брахма движущая и действующая причина. Во втором — причина пракрьти. Постоянство или неизменность — качества первого рӯпа. Сат-рӯпам Брахмени изменяемо и это не противоречит логике...»

Сат-рӯпа — изменчивый материал для творения. Чит-рӯпа — сам неизменный Творец.

Возникает вопрос — эти два рӯпа одинаковы или отличаются друг от друга? Или одинаковы лишь до некоторой степени?

Если одинаковы, тогда оба должны изменяться. Но это не так, следовательно, они не могут быть одинаковыми. Они не могут одновременно отличаться и быть одинаковыми, ибо будучи одинаковыми они должны полностью совпадать друг с другом, что опять же влечет за собой неизбежное видоизменение обоих.

Отличие per se уже исключает всякое тождество и тем самым исключает возможность видоизменяемости обоих. Почему бы не пренебречь „тождеством“, если „отличие“ более очевидно?


Таким образом, следует признать, что оба рӯпа полностью отличаются друг от друга. А это значит, существуют два принципа, один фундаментально неизменная причина-деятель, движущая сила творения, другой же изменчивый, функция материальной причины творения.

Если принять вышесказанное, то у нас, считающих Брахма созидающей причиной творения, нет никаких претензий к такой аргументации. Потому что для нас Бог является по природе своей абсолютно неизменным принципом, движущей причиной, источником возникновения мира и его бытия. Другой изменяемый и изменяющийся принцип — материальная причина творения, которую мы называем пракрьти.


«Пӯрвапакшин считает, что у Брахмени две тождественные грани, части одного неотличного целого. Однако сиддхāнт говорит о двух отличных друг от друга принципах, и ни о каких частях чего-то тождественного не может быть и речи» — цит. «Svatantrādvaita or Madhva's Theistic Realism», by B.N.K. Sharma, 1942, p. 45.

Аргументацию Џайатӣртхи также успешно можно применить к брахма-парин̣а̄мава̄ду, который представил и попытался утвердить Баладева в своем комментарии на Брахма-сӯтры. Какими бы ни были причины отклонения Баладевы от позиции Мадхвы относительно брахма-парин̣а̄ма, его попытки подкрепить свою собственную позицию мнением Мадхвы, поднять брахма-парин̣а̄мава̄д из пепла под знаменем ачинтйа̄дбхута-щакти Брахмени и обосновать его идеей „ачинтйа-бхеда̄бхеда“ никак нельзя назвать удовлетворительными и убедительными.

Интерпретируя сӯтры 1.1.18, 1.2.19-20 и 1.4.3, Баладева признает пракрьти как отдельную сущность, материальный принцип творения, зависимый от Брахмени, что полностью соответствует сиддха̄нту Мадхвы. Но в Пракрьтйāдхикаран̣е и других местах он называет материальной причиной творения само Брахма. Этим Баладева противоречит сам себе (такое же несоответствие у Ра̄ма̄нуџи, см. Щрӣ-бхāшйе 1.4.3: на вайамавйактам тат парин̣āма вищеша амщча сварупен̣а...).


Вероятно, Баладеве не удалось до конца избавиться от веры в бхедава̄д, хотя он и попытался придать пантеистический окрас своей интерпретации Пракрьтйāдхикаран̣а и другим. На самом деле его „ачинтйа-бхеда̄бхеда-ва̄д“ не пошел дальше взаимоотношений между Брахменем и Его гун̣ами, возможностями и проявлениями. Это видно из толкований им сӯтр 2.3.47-48, 4.4.9, 4.4.17 и многих других, с одной стороны, и из его признания пракрьти как отдельной зависимой реальности в 1.1.18-19; 1.4.3, с другой.



продолжению быть


Ложь кришнаитов — Часть 11.2


॥श्रीः॥


Савищешāбхеда vs. Ачинтйа-бхедāбхеда (продолжение)

Др. С. Дас в журнале «Гауд̣ӣйа» (1960, т. 5, стр. 60) указывает на истоки гауд̣ӣйского ачинтйа-бхедāбхеда: ачинтйа-бхедāбхед берет начало в «Бхāгавата-та̄тпарье» Мадхвы, хотя он и не наделял эту идею особой значимостью и не возводил в систему.

Проф. Б. Н. К. Щарма в книге «History of the Dvaita School of Vedānta and Its Literature», 2008, стр. 588, раскрывает суть савищешāбхеда и выявляет несовершенства и противоречия гауд̣ӣйского варианта — ачинтйа-бхедāбхеда.

В «Бха̄гавата-та̄тпарье» (11.7.51) Мадхва цитирует щлок из Брахма-Тарки:


(a) अवयव्यवयवानां च गुणानां गुणिनस्तथा । शक्तिशक्तिमतोश्चैव क्रियायास्तद्वतस्तथा ॥ स्वरूपांशांशिनोश्चैव नित्याभेदो
(i) जनार्दने । (ii) जिवस्वरूपेषु तथा (iii) तथैव प्रकृतावपि ।

चिद्रूपायाम्; अतोऽनंशा अगुणा अक्रिया इति ।
हीना अवयवैश्चेति कथ्यन्ते ते त्वभेदतः ।
पृथक् गुणाद्यभावाच्च नित्यत्वादुभयोरपि ।
विष्णोरचिन्त्यशक्तेश्च सर्वं संभवति ध्रुवम् ।
क्रियादेरपि नित्यत्वं व्यक्त्यव्यक्तिविशेषणम् ।
भावाभावविशेषेण व्यवहारश्च तादृशः
विशेषस्य विशिष्टस्याप्यभेदः तद्वदेव तु ।
सर्वं चाचिन्त्यशक्तित्वाद् युज्यते परमेश्वरे ।
तच्छक्त्यैव तु जीवेषु चिद्रूपप्रकृतावपि ॥

(b) भेदाभेदौ तदान्यत्र ह्युभयोरपि दर्शनात् ।
कार्यकारणयोश्चापि निमित्तँ कारणं विना ॥ इति ॥


Понятие савищешāбхеда распространяется только на связь между сознательными существами, такими как Бхагавāн, џӣвы, четана-пракрьти, на их гун̣ы и возможности.

Между Брахменем и Его гун̣ами, такими как сат, чит, а̄нандо и другими, Его достояниями надмирной сути, а также действиями, проявлениями, возможностями и т.д., существует савищеша̄бхеда (отсутствие различий). Тот же принцип (по Его воле) распространяется на характеристики и возможности āтманов, на четана-пракрьти, ее состояния и гун̣ы.

Брахма-Тарка ясно говорит, что к џад̣а-пракрьти, ее качествам и состояниям, в рамках материальной причинности, применим принцип бхеда̄бхеда.

Косность (џад̣а-пракрьти) и ее изменения всегда рассматриваются вместе. В то же время, ее качества могут изменяться, хотя сама она остается неизменной.


Џӣва явно знал о нити, ведущей его ачинтйа-бхеда̄бхед к «Бха̄гавата-та̄тпарью» Мадхвы. В самом начале Сандарбх он демонстрирует полную осведомленность о сампрадāйной принадлежности Рāмāнуџи (сāкшāч‿чхрӣ-прабхрьтитах̤-праврьтта-сампрадāйāнāм̇) и заявляет, что будет руководствоваться его объяснениями и истолкованиями (в то время как следуя «Тāтпарью», он берет только собранные Мадхвой утерянные отрывки различных щāстр, таких, например, как Брахма-Тарка, считая их надежными).


Следует заметить, что Брахма-Тарка говорит исключительно об ачинтйа-щакти Ӣщвары, его непостижимой силе, причем Его неделимая сущность сохраняется так же, как и Его бесконечные возможности, деяния, проявления и т.д.

Комментаторы Мадхвы перефразировали понятие ачинтйа-щакти Ӣщвары в агхат̣итагхат̣ана̄пат̣ӣйасӣ щактих̤, объяснив его с позиции доктрины вищеш в самых разных контекстах.

Термин ачинтйа-бхеда̄бхеда нигде не встречается у Мадхвы. Его также нет и в Брахма-Тарке.


В своих правачанах Āчāрйа Мадхва предельно ясно объяснил, и цитаты это подтверждают, что между сознающими сущностями, их характеристиками, возможностями, гун̣ами, функциями и т.д., как в скрытой, так и в проявленной форме (вйакти и авйакти), по воле ачинтйа-щакти может существовать только савищешāбхед, а бхеда̄бхед (различие-единство) распространяется на неодушевленную материю (џад̣а-пракрьти) и ее состояния.

В итоге, искаженный Џӣвой савищешāбхед стал противоречить щāстровой сути, в которой принцип различие-единство применим лишь к косной материи, а не к одушевленным сознающим существам, как это пытаются представить гауд̣ӣи.


И савищешāбхед, и бхедāбхед безоговорочно действуют только в рамках одной категории (дхармӣ), но не между двумя разными (Брахма - џӣва; џад̣а - Брахма; џад̣а - џӣва; џӣва - џӣва). То есть, их можно применить, например, к одному конкретному џӣвāтману, внутри которого действуют оба принципа. В «Брахма-сӯтра-бха̄шье» (2.3.43) Мадхва четко объясняет, что одновременное единство и различие между џӣвами и Брахменем в прямом смысле невозможно: भेदाभेदौ न मुख्यतः .


В «Гауд̣ӣйе» (т. 5.1, с. 55) мы находим явное недопонимание позиции Мадхвы и искаженное ви́дение его сиддхāнта по данному вопросу: «Мадхва не отказывается от концепции бхеда̄бхеда, но не признает ее так решительно, как „бхед“. В своем БСБ, 2.3.43, он говорит, что бхеда̄бхед приемлем лишь с оговорками, но не как принцип».


Эта взаимная несовместимость бхеда и абхеда, будь то между двумя сознающими сущностями или между сознающей и косной, абсолютна и непреодолима на всех уровнях. Невозможно избавиться от противоречий, лишь присовокупив слово ачинтйа к бхеда̄бхеде или злоупотребив понятием ачинтйа-щакти Ӣщвары.


Мадхва объясняет, что какие-то непостижимые силы Бога нельзя вовлекать в аргументацию так, чтобы это подрывало или ущемляло Его самостийность и могущество. Следует отказаться от такого ущербного ви́дения.

Все „доказательства“ и ссылки, включая «Щрута̄ртха̄патти», на основании которой, как заявляют последователи Чаитанйи, они развили свою идею ачинтйа-бхеда̄бхеда (между миром, Богом и џӣвами), должны выдерживать один наивысший критерий:


न युक्तमीशितुः किंचिदीशत्वस्य विरोधि यत् ।
यदीशत्वविरोधि स्यात् तदेवायुक्तम् ।
ईशत्वस्याविरोधेन योजयित्वाखिलाः प्रमाः — Атхарва-Веда


न चेतनविकारः स्यात् यत्र क्वापि ह्यचेतनम् ।
नाचेतनविकारोऽपि चेतनः स्यात् कदाचन — Атхарва-Веда


*Детальный анализ этого вопроса см. «Madhva's Teachings in His Own Words», Bharatiya Vidya Bhavan, 1961, стр. 112.


Теория парин̣а̄ма в применении к Брахмени подорвала бы исконную безызъянность Его сущности (неизменность/нирвика̄ритвам), провозглашаемую щрутьями, и скомпрометировала бы Его. Поэтому и Мадхва, и Џайатӣртха, и Вйа̄сатӣртха решительно отвергли эту теорию в своих работах.



продолжение будет