Category: образование

Исследование мозга пандитов



В журнале NeuroImage (2016, №131, стр. 181-192) опубликована статья об исследовании мозга пандитов-йаджурведистов. Исследование проводила совместная группа ученых НИИ мозга г. Тренто (Италия) и НИИ мозга г. Манесар (Индия).

В ряде исследований было установлено, что приобретение долгосрочных навыков или знаний связано с пластичностью серого и белого веществ в определенных ареалах мозга. Нечто подобное наблюдалось в экспериментах с участием спортсменов, математиков, артистов балета, профессиональных игроков настольных игр. В их мозге прослеживались характерные морфологические особенности, связанные с обучением и указывающие на пластичность мозга.

Основной целью данного эксперимента является исследование возможного эффекта усиленного запоминания и устного воспроизведения текстов на пластичность мозга. С самого детства пандиты обучаются запоминанию и воспроизведению большого количества текстов, осваивая точное произношение. Объем запоминаемых ими «текстов» составляет 40-100 тыс. слов.

В эксперименте участвовало 42 добровольца мужского пола. В контрольную группу (21 чел.) входили члены сообщества НИИ мозга г. Манесар и студенты соседнего технического колледжа. Другая группа испытуемых — пандиты-йаджурведисты (21 чел.), получившие традиционное ведийское образование в гурукулах Дели и области. Пандиты обучались с раннего возраста ежедневно по 8-10 часов в день. В общей сложности 10 080 часов начального обучения.

Методика обучения сильно ориентируется на традиционное устное обучение лицом к лицу. Практика чтения «Йаджурведы» включает в себя жесты правой рукой для обозначения просодических элементов. По окончании обучения выпускники преподают или выполняют функции пурохитов с ежедневной декламацией мантр, сведенной примерно до 3 часов в день.

Следует заметить, что поступление в гурукулы не требует вступительных экзаменов или предварительного отбора, при котором учитывались бы запоминательные или рецитационные способности. Отсев из учебного заведения составляет всего 5 %. После 7 лет начального обучения некоторые из участников продолжали обучение и рецитацию еще несколько лет при меньшем количестве часов в день.

Если для западной системы обучения способности пандитов к запоминанию кажутся чем-то уникальным, граничащим с невозможным, то в традиционном санскритском [ведийском] образовании в Индии запоминание такого объема текстовой информации и воспроизведение ее по памяти является стандартной практикой. Это один из методов обучения, характерных для индийского субконтинента.

Перед МРТ-сканированием у пандитов выясняли уровень интенсивности заучивания текстов, историю семьи, образ жизни и их ежедневную рутину на сегодняшний день, знание других языков и др. Профессиональная квалификация пандитов заключается в их способности запоминать и воспроизводить по памяти как минимум 40000 слов «Йаджурведа-самхиты» (для сравнения: в Книге Бытия 38000 слов).

Пандиты также держали в памяти дополнительные канонические «тексты», объем которых колебался от 1013 до 165156 слов. К сожалению, точное количество запомненных пандитами дополнительных текстов ученым установить не удалось. Пандитам дали заполнить анкету, в которой они должны были оценить свой уровень знания санскрита. Все пандиты свободно говорили, читали и писали на санскрите. Ни один из них не происходил из семьи традиционных чтецов мантр. Это важный момент, поскольку исключает вероятность генетической предрасположенности к запоминанию большого объема информации и утверждает примат тренированности.

Результаты исследования показали существенные различия в морфологической структуре мозга пандитов и мозга контрольной группы. Эти данные дают нам все основания полагать, что причина изменений в медиально-темпоральных и медиальных префронтальных ареалах мозга, а также в латеральных темпоральных регионах и мозжечке, лежит именно в интенсивных вербальных практиках пандитов.

У пандитов заметна повышенная по сравнению с контрольной группой плотность серого вещества и увеличение толщины коры головного мозга в ареалах, отвечающих за язык и память (долговременную и кратковременную). И наконец, результаты этого исследования поднимают ряд интересных вопросов о влиянии интенсивных, узкоспециализированных тренировок на пластичность мозга здоровых взрослых людей и о возможных модификациях естественных процессов развития.

Оригинал статьи: http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1053811915006382


Говардхан и Говардхан-шила

॥श्रीः॥


Вопрос: Упоминается ли в агамах поклонение говардхана-шиле (камням горы Говардхан)? Где описывается говардхана-татва? Действительно ли Говардхан это Харидас, джива или, подобно шалаграма-шиле, место, где проявлен Нараяна?


Ответ: Поклонение говардхана-шиле не упоминается в агамах. Но это не значит, что оно нешастрово. Мы можем относиться к нему, как к представлению (репрезентации) почитания самой горы-Говардхан, которое установлено Бхагаваном и описано в 10-й Книге «Бхагавата-пураны» (обряд почитания, в конце которого Кришна принял облик Говардхана и провозгласил: «Гора есмь я» (śailo'smi).

Это подводит нас к татве не только горы-Говардхан, но и к татве шалаграма-шилы, и к татве арча-мурти вообще. Что показал Кришна, приняв облик «живого» Говардхана? То, что Говардхан — на самом деле Он сам, сам Бхагаван? Или то, что Он, Кришна, непостижимым образом является одним с Говардханом, но отличен от него? Или же все-таки то, что Он является изнутренним управителем (антарьямином) Говардхана (как и любой другой сущности), а Говардхан-гора — Его отраженное подобие, которое именно внутреннее определяющее присутствие Говардхана-Бхагавана наделяет и именем, и описанными именем «Говардхан» животворящими качествами?

Если без натяжек, без философского тумана, то третий ответ — верный ответ.

Даже не имея прямого руководства в Панчаратре, мы можем поклоняться говардхана-шиле как месту особого, воспетого присутствия Бхагавана, всерупного (всестатного, всеобразного), но и в образе Говардхана также. Так нам отвечал на подобный вопрос Баннандже Говинда Пандитачарья.

Таков же и принцип поклонения мурти или шалаграма- и дварака-шилам. Скульптуры или камни не являются (как бы вопреки нашему «несовершенному восприятию») «духовным телом» Всевышнего. Они суть места особого присутствия Бхагавана (саннидхьям). Особого не потому, что где-то или в чем-то Он присутствует менее полно, но потому, что здесь Ему угодно давать ощутить свое присутствие тому, кто поклоняется Ему арчаной.

Отождествление Парабрахмана с Его идолами (пратиками; сущностями, через которые с помощью шастровых процедур, как внешних, так и связанных с памятованием и познанием, садхака может сосредоточить свое внимание на важных для него качествах и образах Бхагавана) запрещено в веданте: na pratīke na hi sah. Здесь попытки мысленного наложения богости на поклоняемые изображения, которые практикуют рамануджины и чайтаниты (концепция «арча-аватары») расходятся со шрути. Искуственное, несоответствующее реальности поклонение (асад-упасана) никогда не приведет ни к чему настоящему, каким бы эмоциональным подъемом оно ни сопровождалось.

Что или кто есть Говардхан, если не говорить о его антарьямине, Вишну-Говардхане? Как и любая сущность в мире, Говардхан — это материальное образование, и это заведующий им определенный девата, находящийся в иерархии девов, в том числе тех, кто отвечает не только за эту гору, но за горы вообще, землю вообще, природу вообще и т.д. Все девы — джнянины и вишну-бхакты.

Однако поклонение в первейшую очередь направлено на того, кто единственный делает все, что благодаря ему делают девы, кто наделяет их и окружающий мир слабейшим подобием своих благих свойств.


Govardhan1

фото a108.net


Ложь кришнаитов — Часть 18

॥श्रीः॥


Характеристика диспутов Чаитанйи


В рукописи «Татвасаӈкхйāния» Хрьшӣкещи Тӣртхи имеется щлок о вāдах:

प्रादेशमात्रं तत्वार्थे जयार्थेऽरत्निमात्रकम् । ख्यातिपूजार्थिनो हस्तमात्रं पत्रमुदाहृतम् ॥

Вāда ― это диспут, который ведется ради установления истины. Есть разные виды вāдов. Диалектика постижения татва это диспут ради истины. Он называется самвāда — совместное обсуждение. Столкновение мнений и попытка переспорить оппонента, победа ради победы и неважно, раскрыта ли истина, усвоена ли она — это вивāда. Ученые мужи спорят на заданную тему. Кто сможет представить лучшие аргументы, тот и победил. Вивāда не имеет никакого отношения к поиску истины. Еще одна разновидность: диспут или выступление ради славы.

По окончании вāдов участникам выдавалась грамота — патра. В ней фиксировалась тема дебатов, имя проигравшего, имя победителя, его титул, равно как и присужденный титул за участие в диспуте, например, видйāвачаспати. Можно сказать, что патра это свидетельство о победе.

Патры отличались по размеру в зависимости от вида вāдов. Хаста-мāтрам, хаста-паримāн̣ам и т.д., где „хаста“ это локоть, мера длины, расстояние от кончика среднего пальца до локтя; аратни (малый локоть) — расстояние от кончика мизинца до локтя или от конца кулака до локтя, т.е. немного меньше, чем хаста; прадеща — расстояние между расставленными большим и указательным пальцами. В аратни примерно два прадеща.

Патра самого большого размера предназначался для прославившегося. Для того, кто вступил в диспут ради победы — размер чуть меньше. Для тех, кто утвердил истину — самый маленький. От одного взгляда на грамоту можно было понять, кто ее обладатель: победитель, популярный вāдӣ или ведознавец.

Ни в одном из литературных трудов гауд̣ӣй, включая биографии Чаитанйи, мы не встречаем, чтобы Чаитанйе была присуждена хоть одна грамота, свидетельствующая о его участии в вāдах. Однако биографии просто кладезь описаний его побед и участия в диспутах с представителями всевозможных школ.

По правилам вāдов диспутанты должны представиться, назвать имя, имя наставника и дарщан, который они представляют. В вāдах участвуют три стороны: диспутанты и судья. Причем судья обязан хорошо знать позицию обеих сторон, равно как и дополнительные науки, если в диспуте они будут затрагиваться.

Каждая из сторон ведет свой протокол дискуссии. Ведет протокол и судья. Таким образом, спор фиксируется с трех сторон. В случае Чаитанйи никакого протокола не велось. Откровенно говоря, ни один из его споров, согласно ЧЧ, не был проведен по всем правилам. Следовательно, Чаитанйа ни разу не участвовал в настоящих вāдах. Победы не зафиксированы, это дает нам основания полагать, что встречи были в лучшем случае неформальными и оппоненты Чаитанйи в них были не полноправными участниками вāдов, а снисходительными собеседниками молодого человека.

Да, Кави Крьшн̣адāс описывает встречи Чаитанйи с известным ученым Сāрвабхаумой Бхат̣т̣āчāрйей (ЧЧ, Мадхйа, гл. 6), ярким представителем навйа-нйāйа и адваитином, представлявшим интересы правителя Калиӈги Гаџапати Кӯрма Видйāдхара Пāтра на философском поле; с конкурирующим аватāром Валлабхой и главой собственного культа (ЧЧ, Антйа, гл. 7); с серьезными оппонентами из Уд̣упи, слава которых благодаря Āчāрйе Мадхве, Вйāсатӣртхе, Вāдирāџе и другим гремела на всю Индию (Мадхйа, гл. 9); с неким Кещавой Кāщмӣри (ЧБ и ЧЧ, Ади, гл. 16); с адваитином Пракāщāнандой Сарасватӣ и главой саннйāсинов из Кāщӣ (ЧЧ, Мадхйа, гл. 17); с простым брāхман̣ом рāма̄нуџа-сампрадāйа Вйеӈкат̣а Бхат̣т̣ой из Щрӣ-Раӈгама (ЧЧ, Мадхйа, гл. 9) и другими, но вāдов как таковых в действительности не было.

Если обратить внимание на поверженных оппонентов, мы обнаруживаем, что они представляют основные школы мысли или являются главами популярных сект-конкурентов того времени. Некоторые из персонажей являются историческими личностями (Сāрвабхаума и Валлабха), другие же встречаются только на страницах ЧЧ и в литературе гауд̣ӣй (Кещава Кāщмӣри, Пракāщāнанда Сарасватӣ). К чести Валлабхи следует упомянуть, что он является автором комментария на Щримад-Бхāгаватам, за который и был прилюдно унижен Чаитанйей, так как выражал сомнения в авторитетности мнения адваитина Щрӣдхары Свāмина, которого Чаитанйа, будучи якобы ваишн̣авом, почему-то прославлял и считал истиной в последней инстанции. И это при том, что ваишн̣авский комментарий Мадхвы на Бхāгавато к тому времени существовал уже три века.


Стиль ведения споров


ЧЧ претендует на статус богооткровенного писания, при этом бросается в глаза оскорбительный тон и дурные манеры Чаитанйи в спорах. Любому упоминаемому в ЧЧ диспуту, победе или обращению предшествовали, или завершали их, насмешки Чаитанйи, унижение и оскорбления оппонента, надменность, задирания. Где-то обзывая оппонента шлюхой и гордецом (Валлабха: Антйа 7.53 и Антйа 7.115); где-то пожурив именитого ученого (Сāрвабхаума); где-то снисходительно, надменно и уже по-доброму наставляя необразованного местного жителя (Вйеӈката Бхат̣т̣а: Мадхйа 9.151), Чаитанйа утверждал свое превосходство. А в исследуемом нами споре с ваишн̣авами Уд̣упи не только оскорбления, но и неверное толкование ща̄стр, заблуждения и явная неосведомленность принесли Чаитанйе желанную победу. Можно ли таким набором доказать несостоятельность серьезных дарщанов?


В «Чаитанйа-бхāгавате» Врьндāван Дāс утверждает, что после дӣкши Чаитанйа изменился и перестал спорить, поняв, что бхакти важнее споров. Кави Крьшн̣адāс тоже упоминает это и тут же противоречит сам себе, так как паломничество Чаитанйи в Южную Индию, описываемое в ЧЧ, это череда споров с представителями разных школ. В чем-то Врьндāван Дāс прав. Действительно, просто болтовня, даже если она называется спором, занятие пустое и бессмысленное. Иное дело вāды, в которых пан̣д̣иты пытаются разобраться в верном понимании смысла щāстр, са̄дхйи и сāдхания.

Из всего сказанного рождается несколько вопросов. Скрывается ли за тактикой ведения споров истинный уровень знаний героя ЧЧ или автора ЧЧ? Могут ли унижения, отсутствие прамāн̣ или пусть даже их неверное понимание привести к уверенной и однозначной победе? Могут ли унижения выявить заблуждения той или иной школы, показать, где и в чем именно школа ошибается в основе и неверно понимает щāстро? Что касается ученых мужей, могли ли они признать свое поражение, услышав пару ошибочных толкований и оскорбления от неизвестного молодого и явно не очень понимающего щāстры человека?

Изложение большинства вопросов — текстологических, биографических, логических и иных — по сути строится уже из принятого автором взгляда на аватāрный статус Чаитанйи, поэтому неудивительно столь обильное количество побед.


продолжение будет


Ложь кришнаитов — Часть 17


॥श्रीः॥


К вопросу о Гауд̣ӣйа-парампаре


Чаитанйа-парампаре были посвящены две статьи:

http://vilasatu.livejournal.com/89444.html
http://vilasatu.livejournal.com/4481.html

Недавно открылся еще один факт, опровергающий принадлежность Чаитанйа-парампары к преемственности Мадӿвы, как об этом заявил в восемнадцатом веке Баладева Видйāбӿӯшан̣а.

Прежде всего следует отметить, что не все гауд̣ӣйи признают связь Чаитанйа-сампрадāйа с парампарой Мадӿва̄ча̄рйи. Сторонниками связи, не считая самого Баладева, были Бӿактивинод и Бӿактисиддӿāнта Сарасватӣ, а в последствии и «Международное Общество Сознания Кришны». Традиционные же гауд̣ӣйи эту связь отрицают.

Далеко ходить не надо, сам Чаитанйа эту связь отрицает. В споре с ваишн̣авами Уд̣упи Чаитанйа и автор ЧЧ называют оппонента термином, которым мāдӿваиты называют друг друга — «таттвавāдӣ-āчāрйа». Само использование Чаитанйей и ЧЧ этого термина подтверждает дистанцию между учением Мадӿвы и идеями Чаитанйи. Более того, Чаитанйа дважды говорит «твой сампрадāй» во время встречи с ваишн̣авами Уд̣упи (ЧЧ, Мадӿйа 9.276-277).

Кроме того, путешествуя, Чаитанйа посетил два места: Курма-кшетру и Сим̇хачалам. В контексте обсуждаемой темы оба имеют важное значение, т.к. связаны с Нарахари Тӣртӿой, которого гауд̣ӣйи считают предшествующим āчāрйей Чаитанйа-парампары. Его вклад и участие в жизни храмов Сим̇хачала и Курма-Кшетра хорошо задокументированы. Он не только учил ваишн̣ава-дӿарму Мадӿвы, но и был правителем одной из провинций. К. Паниграхи отмечает: «Благодаря его долгому проживанию в Ориссе, ваишн̣авизм в этой стране получил широкое распространение» («История Ориссы», с. 173). Чаитанйа, как видно, понятия не имел об исторической связи этих двух храмов с его собственной парампарой или сам Крьшн̣адāс об этом ничего не знал.

О Чаитанйа-сампрадāйе, как преемственности, восходящей к Мадӿве, говорят по сути только три источника: «Гаура-ганноддеща-дӣпикā» Карн̣апура (1576 г.); «Прамейа-ратнāвалӣ» Баладевы (конец 18 в.) и некто Гопāла Гуру Госвāмӣ (примерно того же времени, что и сочинение Карн̣апура).
В одной из своих ранних работ «Чаитанйа-чарита-махāкавйе» Карн̣апур не упоминает какую-либо связь с преемственностью Мадӿвы.

Предлагая парампару, ее «создатель» вероятно Баладева просчитался. Почему именно Баладева? Потому что с полной уверенностью мы не можем сказать, что сам Карн̣апур писал о парампаре. Кроме того, до Баладевы, вопрос о парампаре не возникал. Просто в шестнадцатом веке не было нужды причислять себя к какой-то школе или сампрадāйу. Эта тема возникла лишь спустя два столетия, когда Баладева взялся защищать культ Чаитанйи.

Можно сказать, что именно Баладева создал номинальную преемственность и с этого момента она стала называться «Брахмā-Мāдӿва-Гауд̣ӣйа-сампрадāйа». Это не был ведāнтовый спор между двумя дарщанами, мы не встречаем щāстровые дебаты между сектой ра̄ма̄нандинов и сектой последователей Чаитанйи. По большому счету Чаитанйа-сампрадāй не соответствует ваидика-дӿарму, по крайней мере во многом не соответствует (Голока, Рāдӿā и пр.)


Теперь немного математики.


LJ


Нас интересует сцепка, период времени, когда культ Чаитанйи соприкоснулся с сампрадāйем Мадӿвы (разумеется, речь идет исключительно о версии Баладевы или того, кто создавал парампару гауд̣ӣй от Мадӿвы).

Этим звеном является Вйāсатӣртӿа (1478-1539). Саннйāс он принял в 16 лет, главой мат̣ӿа стал примерно в 1478 г.

Следующий за ним Лакшмӣпати — личность неизвестная. Сами гауд̣ӣйи о нем ничего не знают. Никаких достоверных сведений о нем нет. Существуют лишь противоречивые утверждения, да и те без каких-либо серьезных оснований:

«Лакшмипати Тиртха, также известный как Ананда Тӣртха, был тринадцатым гуру в цепи ученической преемственности идущей от Мадхвы. В «Бхакти-ратнакаре» говорится, что Нитьянанда был его учеником, тогда как в «Прамея-ратнавали» утверждается, что духовным учителем Нитьянанды был Мадхавендра Пури» — гауд̣ӣйская статья из Википедии.

В Мāдӿва-парампаре этого человека нет, он не фигурирует в списках ма̄дӿва-мат̣ӿов. Более того, нет никаких свидетельств, что у Вйāсатӣртӿи был ученик по имени Лакшмӣпати, который тем более попал в парампару.

Следующий — Мāдӿавендра Пурӣ. Годы его жизни неизвестны, предположительно это период 1420-1490 гг. Саннйāс принял в старости (ЧБӿā. 3.3). Умер, когда Чаитанйа был ребенком (ЧЧ). ЧБӿā. называет его āди-сӯтрадӿāра бӿакти-раса в Бенгале. Именно поэтому в «Гаура-ганноддеща-дӣпике» стоит: «…Мāдӿавендра Пурӣ был учеником Лакшмӣпати, он и основал эту религию». «Эта религия» не пересекается с ваишн̣ава-дӿармом Мадӿвы ни в преемственности, ни в учении.

Ӣщвара Пурӣ, ученик Мāдӿавендры, стал дӣкшā-гуру Чаитанйи. Сам Чаитанйа жил в период 1485/86-1533/34 гг.

Итого: Вйāсатӣртӿа-Лакшмӣпати-Мāдӿавендра-Ӣщвара-Чаитанйа. Все ли в этой преемственности складно? О том, что парампарā подделка, говорит простая математическая нестыковка, которую по всей видимости не учел Баладева или тот, кто парампару предложил.

Вйа̄сатӣртӿа и Чаитанйа — современники, тем не менее между ними еще три человека. Три человека это три жизни. Один прожил около семидесяти лет. Другие, допустим, прожили в среднем 40-60 лет.


Zeitstrahl


Это означает, что между Вйāсатӣртӿой и Чаитанйей должно лежать примерно 150 лет разницы, но они родились практически в одно время (разница в 25 лет), и это делает просто физически невозможной парампару, предложенную Баладевой и так активно поддержанную Бӿактивинодом, Б. Сарасватӣ и Международным Обществом Сознания Кришны.


Приложение:

Одну из ветвей Мāдӿва-парампары (Уттаради-ма̣тӿ) гауд̣ӣйи ошибочно считают официальной и единственной преемственностью Татвавāда-сампрадāйа, а четырех учеников Мадӿвы (Падманāбӿу, Нарахари, Мāдӿаву, Акшобӿйу) последовательными звеньями преемственности, а не одномоментными учениками Āчāрйи. Достаточно взглянуть на годы их жизни и становится понятным, что модель последовательности (один за другим) здесь отсутствует. Уттаради-мат̣ӿ в свое время разделился на три ветви, одной из которых стал Вйāсарāџа-мат̣ӿ (мат̣ӿ Вйāсатӣртӿи — № 11, левый столбец), и все они, как и другие мат̣ӿи, являются Татвавāда-сампрадāйем с разветвленной парампарой.
М парампара УМ БНК 208 с_2
продолжение будет


Урдхвапундра. Тилака. Трипундра


॥श्रीः॥


Тилака


Есть такое выражение «поставить тилаку». Тилака потому и зовется так, что делается из смеси толченого сезама (тила) и краски или сажи сгоревших фитилей. Тилака по форме напоминает мазок.


DSC01817


Или

images (1)



Тилака — народный символ веры или свидетельство того, что человек побывал в храме, участвовал в каком-то религиозном мероприятии. Причем не так важно, в каком именно. Шастры о тилаке не говорят. Можно сказать, тилака — это народный фольклор.



Знак зверя



bestihye_



t_theuerjahr_pavian t_rommel_katzen t_marcks_wildschwein


Что общего у этих изображений? Животные. Что единит животных? Они передвигаются горизонтально на четырех лапах, в то время как человек – прямоходящ, homo erectus.

Тирьяк означает «горизонтальный». Поэтому в санскрите словом «тирьяк» обозначают зверей – тех, кто передвигается и существует горизонтально.

Тирьяком также называют «трипундру» — знак шиваитов, шакт и др. Несмотря на то, что трипундра знак старинный, о нем, тем не менее, шрути не говорят.


images (8)



gurudeva_251



Защитники трипундры отстаивают ее легитимность, опираясь на несколько источников. Все они без исключения написаны не так давно.

Шиваиты, помимо прочего, ссылаются на несколько так называемых упанишад, в которых, как они у утверждают, упоминается трипундра и объясняется ее суть – «Калагнирудра-упанишада», в чем-то повторяющая «Джабали-упанишаду».

«Калагнирудра-упанишада» появилась в недалеком прошлом. Это явно рукотворный источник, у нее есть автор. Появление КУ на фоне старинных упанишад выглядит жалкой попыткой оправдать возникновение очередной традиции.

Естественно, вымышленные «упанишады» приписывают шрути, что мы и наблюдаем в случае с «Калагнирудра- и Джабали-упанишадами», наряду с «Аллаха-упанишадой» и др.

Известный и авторитетный ваидика-шайва из Каши по имени Рагхава Бхатта, комментируя «Сарада-тилакам» (Шарадатилаку), говорит, что для ваидика-крий урдхвапундра такое же непреложное условие, как и упанаяна.


Урдхвапундра


UPundra2_



В отличие от фольклорных тилаки и трипундры. Урдхвапундра — знак, описываемый шрути, обязательный элемент ваидика-садханы, Ношение урдхвапундры — одно из действий, дающих адхикар для ваидика-крий – изучения вед, упанаяны и т.д.

Баннандже Говиндачарья, ачарья школы Мадхвы, говорит, что знаки на теле представляют движение энергии внутри тела (согласно цитате, приведенной Вишнутиртхой: «брахманади крамена ту»). Урдхвапундра символизирует как саму энергию кундалини, так и физический акт ее восхождения от муладхары к сахасраре.

Значение двенадцати пундр:

1. Три на животе: поднятие кундалини через три канала (нади) — иду, пингалу и сушумну.
2. Лотос на груди: проекция хридья-камалы.
3. Четыре на шее: поднятие кундалини от анахаты к вишуддха-чакре.
4. Две на руках: чтобы направить прану, текущую из наших рук.
5. Одна на лбу: поднятие кундалини от аджна-чакры к сахасраре.
6. Одна внизу спины: пробудить кундалини в ее источнике — муладхара-чакре.

Трипундра, прерывающая поток кундалини, препятствует ее движению. Поэтому его не следует наносить.


Рагхава Бхатта напоминает, что трипундра это знак принадлежности к традиции, знак убеждений (свамата-чихна). В отличие от нее, урдхвапундра не является знаком школы. Татвавадины носят именно ваидика-урдхвапундру.

В Карнатаке, с незапамятных времен, в традиции смартов, ученик, проходящий упанаяну, должен иметь и в дальнейшем носить урдхвапундру. Особо отмечу, что эти смарты являются шайвами.

Р. Бхатта говорит, если вы желаете носить трипундру — носите, но поверх нее всегда должна быть урдхвапундра.

Изображать Шиву с трипундрой на лбу — незнание татвы Шивы.

Прабхупадовцы, по научению Прабхупады, называют знак гаудий «тилакой», рисуя так:


76003_900 1



В письме от 3 августа 1969 года Прабхупада пишет: «Поэтому солдаты армии Кришны должны в любых ситуациях иметь на своих лбах тилаку». Иногда этот же знак прабхупадовцы называют урдхвапундрой.


Последователи Рамануджи имеют свой вариант знака:


ISKCON_Tirupati_2007_Balaji_priests 1_



Можно заметить, что в основе знаков школ, называющих себя вайшнавами (школа Валлабхи, Чайтаньи, Прабхупады, Нимбарки и др.), угадывается урдхвапундра — две вертикальные линии.



Шанкара vs. Панчаратра — Ч. 1


॥श्रीः॥


Что, собственно, определяет ведность того или иного мировоззрения? Частное мнение некоего гуру? «Авторитетное» заключение э́кспертов кафедры индологии или, быть может, это могут сделать мнящие себя интеллектуалами блогеры, не видевшие в глаза мӯла-ш́āстру?


Шанкара считает вторую пāду второго раздела (адхйāйа) «Брахма-сӯтр», в том числе, критикой Панчарāтры и бхāгавата-традиции. Индологи, воспринимая Ведāнту через призму Шанкары, не особо вникая, придерживаются того же мнения. Блогошушера разного пошиба, от безмозглых шактистов до блаженных болтунов, без образовательного лоска, начитавшись Радхакришнана, также повторяют сию чушь.

А ведь стоило бы просто изучить тематику этой части Сӯтр, сверившись прамāн̣ами, и, глядишь, все встает на свои места — рассеивается поверхностный туман Шанкары; Панчарāтра предстает по-новому, по-веднему.

Невежественное мышление — не пытаться разобраться в методике распознавания смыслов и истории их возникновения.

»Секта Панчаратра была не ведической системой, которую можно отнести к тантрическим направлениям, не основанным напрямую на откровении Вед и Упанишад. Эту систему, как ложную, справедливо критикует Бадараяна в Брахма Сутрах относя её к еретическим учениям противоречащим Упанишадам. И именно Панчаратра стала родоначальницей вайшнавизма« — пишет один писака.

Разумеется, никаких прамāн̣ он не дает. Прочитал перевод-другой какого-нибудь деятеля индуизма и вот уже однозначное мнение готово. Кроме того, он подменяет понятия, а главное, умалчивает, или скорее всего просто не знает, что не Бāдарāйан̣а в Сӯтрах критикует, а Шанкара так считает.

Знает ли блогер принципы, по которым определяется ведность? Очевидно же, что не в курсе. А известно ли ему, что Шанкара не отрицал панчарāтра-упāсану, но высказывался лишь по некоторым заключениям Панчарāтра-дарш́ана, не отрицая его полностью? Чем именно Панчарāтра противоречит упаниш̣адам? Способен ли блогер продемонстрировать это?

Если повторяешь как попугай, не разбираясь и не приложив усилий для анализа, то имей хотя бы честность, сказать «это мое мнение», «мне так кажется», «я не изучил, но хочу разобраться». Шушера безапелляционно выдает серость своего невежества за реальность.


Разобраться в правильном понимании Панчарāтры и увидеть заблуждения Шанкары нам поможет проф. Б.Н.К. Шарма в своей книге «The Brahma Sutras and Their Principal Commentaries» (Vol. 2).

Во второй пāде раздела «Авиродха» «Брахма-сӯтр» анализируется ряд мировоззрений и показана их неведность и па̄шан̣д̣атва.

«Рачанāнупапаттйадхикаран̣ам» (2.2.1-4), «Анйатрāбхāвāдхикаран̣ам» (2.2.5), «Пуруш̣āш́мāдхикаран̣ам» (2.2.7-8) и «Анйатхāнумитйадхикаран̣ам» (2.2.9-10) — тема четырех адхикаран̣ов — несостоятельность и опровержение учения и взглядов школы Сāн̇кхйа и ее разновидностей.

«Абхйупагамāдхикаран̣ам» (2.2.6) — несостоятельность и опровержение идей Чāрвāки (атеистический материализм).

«Ваиш́еш̣икāдхикаран̣ам» (2.2.11-17) — несостоятельность и опровержение школы Ваиш́еш̣ика.

Начиная с «Самудāйāдхикаран̣а» (2.2.18-25) опровергается буддизм и его разновидности — Ваибхāш̣ика (сарвāстивāда) и Саутрāнтика. «Асададхикаран̣ам» (2.2.26-29) — низвержение Ш́ӯнйавāды (одного из направлений буддизма). «Анупалабдхйадхикаран̣ам» (2.2.30-32) — несостоятельность и опровержение Виджн̃āнавāды (направление буддизма. Распространено в Тибете, Китае — школы Фасян, Шэлунь, Дилунь, в Японии — школа Хоссо, и в Монголии).

«Джаинāдхикаран̣ам» (2.2.33-36) — несостоятельность и опровержение джайнизма.

За ним следует «Пāш́упатāдхикаран̣ам» (2.2.37-41) — анализ и опровержение идей, воззрений и практик антиведней секты «пāш́упата».

И, наконец, рассматриваемый нами «Ш́āктāдхикаран̣ам» (2.2.42-45), который Шанкара считает опровержением школы Бхāгавата и учения Панчарāтры о вйӯхах (अथापि स्यान्नैते संकर्षणादयो <…> प्रकारान्ततरेणेत्यभिप्रायः — «Брахма-сӯтра-бха̄ш̣ья Шанкары, 2.2.44) и происхождении джӣва̄тмана от Ва̄судевы (यत्पुनरिदमुच्यते-वासुदेवात् <… > तस्मादसंगतैषा कल्पना — БСБ Шанкары, 2.2.42). Шанкара также заявляет, что Панчара̄тра враждебна Ведам, ибо, как говорит одна из сам̇хит, «не найдя высшей благости в четырех Ведах, Ш́а̄н̣д̣илйа стал изучать эту ш́а̄стру» — वेदप्रतिषेधश्च भवति — चतुर्षु (БСБ Шанкары, 2.2.45).


Однако, в учении Панчара̄тры о верховенстве На̄ра̄йан̣ы и о методах поклонения Ему Шанкара не находит ничего, что можно было бы опровергнуть (तत्र, यत्तावदुच्यते, योऽसौ... Чхāндогйа-уп., 7.26.2,
इत्यादिश्रुतिभ्यः परमात्मनोऽनेकधाभावस्याधिगतत्वात्... БСБ Шанкары, 2.2.42). Более того, в пура̄н̣ах (वेदेन पंचरात्रेण भक्त्या यज्ञेन... Варāха-пурāн̣а, 66.19) и в «Мокш̣адхарме» (पंचरात्रस्य कृत्स्नस्य वक्ता... Маха̄бха̄рата, 12.337.63, 67; इदं महोपनिषदं चतुर्वेदसमन्वितम्... Маха̄бха̄рата, 12.326.100; भाविष्यति प्रमाणं वै... Маха̄бха̄рата, 12.332.37; а также ऋग्वेदो यजुर्वेद <…> उपनिषदः श्लोका — Бр̣хада̄ран̣йака-уп., 4.5.11) о Панчара̄тре говорится с большим почтением. Учитывая это обстоятельство, будет разумно для согласования разных положений Панчара̄тры, составляющих, подобно доктринам о вйӯхах и происхождении джӣва̄тмана от Ва̄судевы, применить принцип асати хйанума̄нам (विरोधे त्वनपेक्षं... Пӯрвамӣмāмсā-сӯтры Джаймини, 1.3.3).

Очевидно, именно по этой причине Калпатару в комментарии к «Бха̄матӣ» с осторожностью анализирует учение Панчара̄тры и обращается к согласовывающим противоречия методам, в отличие от Шанкары и Ва̄часпати. В начале нового адхикаран̣а, посвященного доктринам Панчара̄тры, Калпатару перечисляет доводы, почему вообще потребовалось открытие отдельного адхикаран̣а о Панчара̄тре: эти учения — работы самого На̄ра̄йан̣ы. (1) Его всезнание подтверждается Ведами, (2) Он не равен Капиле или Патанджали, простым джӣва̄тманам, Он есть сам Господь, (3) В пура̄н̣ах нет указаний на то, что Его учения созданы с целью ввести в заблуждение недостойных, как в случае с Будда-аватāрой (पंचरात्रकर्तुर्वासुदेवस्य वेदादेव सर्वज्ञत्वावगमात्... Калпатару, 2.2.42).

Ввиду этих доводов к Пањчара̄тру следует проявить особое внимание и уважение. Его статус особый. Пањчарāтра-прамāн̣ие такое же как щрути-прамāн̣ие. А вот то, что противоречит щрутьям в паурушейа источниках, следует безоговорочно списать как химеру заблуждения (бхра̄нтам). Однако такой подход не приемлем к учению Пањчара̄тра о сотворении џӣва. Следует разобраться в контексте и значениях слов. Своим особым авторитетом Пањчара̄тро пользуется благодаря своему автору (कर्तृगौरव), доводы приведены выше. И как говорит «А̄бхога», комментарий на Калпатару, причина такова: (पूर्वोक्तयुक्तेरिति) तत्कर्तुः सर्वज्ञत्वावगमविरोधादित्यर्थः («Калпатару-А̄бхога», стр. 534).

Калпатару приходит к заключению:

सिद्धान्तस्तु —
बुद्धिपूर्वकृतिः पंचरात्रं नियश्वसितं श्रुतिः ।
तेन जीवजनिस्तत्र सिद्धा गौणी नियम्यते ॥
अतः प्रमाणापहृतविषये गौणं तद्वचनम्, न तु भ्रान्तम्, पूर्वोक्तयुक्तेरिति (2.2.42, из того же произведения).

Эта сан̇грахаш́лока Калпатару процитирована Вйа̄сатӣртхой в «Та̄тпарйа-чандрике», а отрывок в прозе из Калпатару цитирует Ра̄гхавендра Тӣртха в «Та̄тпарйа-чандрика̄-прака̄ш́е».

Вйа̄сатӣртха упоминает Калпатару для демонстрации того факта, что по меньшей мере один ведущий комментатор школы Шанкары не соглашался с мнением Шанкары и Ва̄часпати, отрицающих достоверность Панчара̄тры только потому, что она утверждает происхождение джӣва̄тмана от Ва̄судевы и тем самым противоречит ш́рути. Если бы Панчара̄тра действительно провозглашала такие убеждения, то ее можно было бы целиком отвергнуть как ложное учение. И тогда нет смысла такому комментатору-адвайтину как Амала̄нанда выступать в защиту Панчара̄тры или же протестовать против попытки окрестить их ложным учением, и уж тем более нет смысла предлагать интерпретировать учение в более образном, либеральном ключе — этой нотой в защиту Панчара̄тры он противостоит Шанкаре (तस्मादसंगतैषा कल्पना — «Брахма-сӯтра-бха̄ш̣йа», 2.2.42): गौणं तद्वचनं, न तु भ्रान्तम्. К чему же такие поблажки Панчара̄тре?

Вйа̄сатӣртха подчеркивает, что понимание положений Панчара̄тры о сотворении āтманов в фигуральном смысле (как это делает Калпатару) вовсе не лишает их достоверности. Из Сӯтр мы знаем (например, гаун̣йасамбхава̄т, 2.3.3), что если между двумя ш́рути имеется противоречие, то одно из речений следует интерпретировать в фигуральном смысле, дабы избежать противостояния двух противоположностей и в то же время не ставить под угрозу достоверность одного из них. Точно так же в нашем случае, достоверность Панчара̄тры и ее учений, понятых в фигуральном смысле, не нарушается. Таков метод ш́āстра-вичāра и вообще принцип толкования ш́āстр.



продолжение не заставит долго ждать


Ложь кришнаитов и фальсификации — Ч. 14


॥श्रीः॥


Чāитанйа-парампару, фальсификации в литературе последователей Чаитанйи и общее отношение адептов культа Чаитанйи к ваишн̣ава-татвавāдинам Мāдхва-сампрада̄йа много лет назад исследовал пан̣д̣ит Мāдхва-парампары проф. Б. Н. К. Щарма. Сегодня мы публикуем перевод двух его статей, гармонично вписывающихся в цикл «Ложь кришнаитов».



Гурупарампарā Мадхвы Санака-сампрадāйа не принадлежит к прямой ученической преемственности Щаӈкары

Др. Б. Н. К. Щарма


В издании шести Сандарбх (Шат̣-сандарбха \ षट्सन्दर्भ) Џӣвы Госвāмина, с переводом и комментариями Сатйана̄ра̄йан̣а Да̄са и Кун̣д̣алада̄са, выпущенном Џӣва Институтом Ваишн̣авских Исследований при храме Кришна-Баларама, Раман Рати, Вриндаван, 1995 г., на страницах 127-128 утверждается: Мадхвāчāрйа принадлежал к прямой ученической преемственности Щаӈкары, но после прочтения Бхāгавата-пурāн̣ия обратился в ваишн̣авизм („belonged to a direct disciplic line of Śaṅkara and that upon reading the Bhāgavata he changed his allegiance to the Vaiṣṇava School“).

Оба эти заявления не соответствуют истине. Гурупарампарā Мадхвāчāрйи уходит корнями к щуддха-ваишн̣авам санакāдинам, преемственность прослеживается именно от них, о чем можно узнать из самого раннего, сохранившегося до наших дней, агиографического и агиологического источника — «Ман̣имањџарӣ»:

प्रवर्तिता या सनकादिभिः पुरा ततः परस्तात्परतीर्थशिष्यकैः ।
हरेरुपास्तिं स्वगुरुप्रसादितां मध्वाय भक्त्योपदिदेश हंसराट् ॥ — 8.36


«Ман̣имањџарӣ» — вступление к биографии Мадхвāчāрйи «Мадхвавиџайа», написанное в стихотворной форме. Ее автором является Нāрāйан̣а Пан̣д̣ита, сын Тривикрама Пан̣д̣ита, прямого ученика Āчāрйи Мадхвы. Тривикрама Пан̣д̣ита написал комментарий («Таттвапрадӣпа») к Брахма-сӯтра-бхāшью Мадхвы.


Саннйāса-гуру Мадхвāчāрйи — Ачйутапраџња, последний и непосредственный представитель Санака-сампрадāйа до момента появления Мадхвы.

Из «Ман̣имањџарӣ» мы узнаём, что в силу могущества школы Щаӈкары, подвижники ордена Санаки подвергались суровым преследованиям и оскорблениям. Они были вынуждены уйти в подполье и таким образом поддерживали непрерывность своей преемственности до лучших времен. Позже они переселились из своего убежища в Гималаях в Џаганнāтха Пурӣ, а затем в Карн̣а̄т̣аку, где и осели в районе Уд̣упӣ.

У Ачйутапраџњи и его непосредственного предшественника был мат̣х в Бхандāркере (Бāркур), что в округе Кундапур (южный Канар), и еще один в Уд̣упӣ, иногда они останавливались в храме Анантещвары (Уд̣упӣ), где однажды, как гласит легенда, молодой Мадхва встретил своего āщрама-гурова.

При таких неблагоприятных обстоятельствах Ачйутапраџње и его предшественникам пришлось иметь дело с существующей на то время литературой другой школы, дабы поддерживать видимость приверженности к этой школе. С течением времени семи-монизм медленно, но верно затягивал их в свои сети. Такое положение вещей сохранялось вплоть до прихода Мадхвы, который после возвращения из Бадрӣнāтха, где он составил свои «Гӣтā-бхāшье» и «Сӯтра-бхāшье», перво-наперво поставил себе задачу освободить своего наставника от коварного влияния мāйāвāда и вернуть его к древним истокам татвавāда Санакāди-сампрадāйа (см. «Мадхвавиџайа», 9.33-37). Поэтому заявление, которое приписывают Џӣве Госвāмӣ, о том, что Мадхва изначально принадлежал к прямой ученической линии Щаӈкары, беспочвенно.

В «Чаитанйа-чандродайе» есть упоминания об опасениях некоторых по поводу пристойности принятия Чаитанйей саннйāса-āщрама от мāйāвāди, а сам Чаитанйа, согласно слухам, сказал, что этот āщрама лишь для виду.


Случай же с Мадхвой совсем другой. Его ученическая преемственность берет начало в Санака-сампрадāйе. Вытащив из засасывающей трясины мāйāвāда своего саннйāса-гурова, Мадхва вернул его в лоно татвавāда.

Сравнительный анализ вступительной части «Шат̣-сандарбх» с комментарием и переводом на английский язык: йадэва кила дрьштвā сāкшāт таччхисйатāм прāптаир апи мадхвāчāрйачаранаих̤ ваӣшн̣авамате правищйа ваишн̣авāнтаран̣āм таччхишйāнтара пун̣йāранйаритикавйāкхйāправеща санкайā (с.127) и более раннего издания «Шат̣-сандарбх» с комментариями самого Баладэва Видйāбхӯшан̣ы обнажает поразительный факт в отношении истинности этих слов и этой части текста.

Слова сāкшāт таччхисйатāм прāптаир апи, применительно к Мадхве, даже при самом богатом воображении, никак не могут быть приняты за слова Џӣвы, сказанные в адрес Мадхвы, ибо Џӣва не мог не знать того факта, что Мадхву и Щаӈкару отделяют по меньшей мере три-четыре столетия. Грамматически и синтактически эти слова имеют только одно значение и относятся к Щаӈкаре, именно он был истинным учеником (cāкшāт-щишйа) Говинды Бхагаватпāды.


Џӣва Госвāмӣ был знаком с произведениями Мадхвы. Он цитировал «Бхāгавата-тāтпарье» и «Махāбхāрата-тāтпарйа-нирн̣айю» и не был настолько несведущ, чтобы не знать, что Мадхва провозглашал своим гуру только Ведавйāса, в истинном смысле этого слова, и об этом можно узнать непосредственно из «Гӣтā-бхāшья» (гурӯмщчāн) и «Маха̄бха̄рата-та̄тпарйа-нирн̣айи» 22.170 (тасйаива щишйо џагадекабхартух̤).


џњāнāнандāдибхис сарваир гун̣аих̤ пӯрн̣āйа ваишн̣аве намосту гураве нитйам сарватхā атиприйāйа ме. Прāрабдха щāстрапарисамāптих̤ татпрасāдāд эва, ити пракат̣айан антепи дэватā-гуру пран̣атим āчарати«Таттвапрадӣпа».

там эва щāстрапрабхавам пран̣амйа
Џагадгурун̣āм гурум анџасаива
вищешато ме...
Анувйāкхйāна.

Во всех своих сочинениях единственным своим гуровом Мадхва провозглашает Щрӣ-Ведавйāса.

Так как на тот момент не было никакого другого ваишн̣ава-дарщана, приемлемого для Мадхвы, а ему самому предстояло возродить угасший, снизошедший из далекого, покрытого сединой прошлого дарщан, то слова ваишн̣авамате правищйа из текста новейшего издания «Шат̣-сандарбх» просто бессмысленны.

Частица апи, добавленная к сāкшāт таччхишйатāм праптаир, звучит намеренно оскорбительно и весьма вредоносно. И выглядит откровенной клеветой по сравнению с более ранним изданием Сандарбх с комментарием Баладэва, в котором эта фраза звучит так: „(йадэва кила дрьшт̣вā) щрӣмадхвāчāрйачаран̣аих̤ ваиш̣н̣авāнтарāн̣ам таччхиш̣йāнтара пун̣йāран̣йаритикавйакхйā-правещасанкайā татра тāтпарйāнтарам ликхадбхих̤“ (стр. 18, как указано на стр. 128 в сноске 3, «History of the Dvaita School of Vedānta and Its Literature», B. N. K. Sharma). В этом тексте вовсе не говорится о том, что Мадхва — сāкшāт-щишйа Щаӈкары.

Эти новые дописки в издании Сандарбх 95-го года с английским переводом (изд-во Џӣва Институт при храме Крьшн̣а-Баларāма) являются по сути умышленной интерполяцией, делом рук недобросовестных писак-энтузиастов. Издатели должны тщательно сравнить текст «Шат̣-сандарбх»нового издания (Џӣва Институт) с текстом более раннего общепризнанного издания с подлинным комментарием Баладэва, который им наверняка доступен.

Лидерам гауд̣ӣйа-движения и авторам их книг самое время ознакомиться глубже с традицией и сиддхāнтом школы Мадхвы, а не отступать от него и впредь в своих публикациях не распространять ложь и клевету, которые преследуются законом.

Издатели должны немедленно отозвать тираж «Шат̣-сандарбх» 95-го года с дописками и вставками, а также принести свои извинения за них.


Повествование о том, что Чаитанйа высмеял последователей Рāмāнуџи и Мадхвы, поклоняющихся исключительно Нāрāйан̣е (см. «Чаитанйа-чандродайа» Кавикарн̣апӯра), подразумевая, что они пренебрегают поклонением Крьшн̣е, вызывает справедливые сомнения. Как же быть с тем, что прабандхи āљвāров Щрӣ-сампрадāйа изобилуют крьшн̣а-катхой?

Если бы Чаитанйа действительно посетил Уд̣упӣ, как утверждается в его биографии, то он должен был видеть там прекрасного виграху Балакрьшн̣ы из Двāраки, установленного Мадхвой, ежедневное поклонение которому Мадхва доверил саннйāсинам восьми мат̣хов. И как говорят гауд̣ӣи, с одним из них — главным саннйāсином, Чаитанйа встречался.

И теперь самое время спросить — где же тут игнорирование и пренебрежение поклонением Крьшн̣е в Мāдхва- или Рāмāнуџа-сампрадāйах? Чаитанйа и его последователи с гордостью называют себя „ваишн̣авами“. Разве „Вишн̣у“ и „Нāрāйан̣а“ — это не имена одной и той же Сущности? Мāдхва-сиддхāнт не признает деление аватāра-рӯпов Вишн̣у на полных и неполных. И мӯла-аватāры и рӯпа-аватāры Вишн̣у всегда полны.

Таким образом, выпад Чаитанйи и критика, приписываемая ему, в адрес последователей Мадхвы — „Тепи нāрāйан̣опāсака эва. Ниравадйам на бхавати тан матам“, несерьезны и голословны.

Другая критика Мāдхва-сиддхāнта со стороны Чаитанйи, высказанная им в разговоре с главным предстоятелем храма Крьшн̣ы в Уд̣упӣ, о том, что учение Мадхвы не распространяется дальше карма и џњāния, как средств сāдханы, также несправедлива и безосновательна. Мадхва говорит о трех восходящих уровнях бхакти. Высшая Парипаквабхакти — это гармония џњāния и снехи. Более того, для Мадхвы эта высшая форма бхакти продолжается и в мокше, где она уже не средство к цели, а сама цель и изъявление самой сущности благого естества мукт:

бхактйā џњāнам тато бхактих̤
тато дрьштих̤ татащча сā
тато муктих̤ тато бхактих̤
саива сйāт сукхарӯпин̣ӣ
Анувйāкхйāна, 3.4, адхи. 5-6


Неужели такая возвышенная гармония цњāния и бхакти в учении Мадхвы заслуживает такой дешевой критики: прабху кахе џнāна карма дохе хаи хина, томар сампрадāйе декхи сау дуи чихна, которую приписывают устам Чаитанйи?

А может, Чаитанйа в действительности никогда не был в Уд̣упӣ? Тем более, что исторических свидетельств посещения им этого города нет, как нет и свидетелей участия Чаитанйи в споре с предстоятелем мат̣хов Уд̣упӣ.


Примечание КфБ: По правилам вāдов в споре участвуют три стороны — две спорящих и третья судейская. Все три ведут протокол дебатов. Ничего подобного в гнусной лжи «Чаитанйа-Чарита̄мрьты» и «Чаитанйа-чандродайе» нет. Не указано место дебатов, не указано, кто из предстоятелей общался с Чаитанйей. И главное, нет свидетельств не только со стороны гауд̣ӣй (хотя, как победившая сторона, они могли бы для пущей славы сохранить их), но и со стороны татвавāдинов, хотя они фиксируют каждый шаг предстоятелей.


История участия Чаитанйи в споре с татвавāдӣ, а тем более победа над ним, равно как и сам визит Чаитанйи в Уд̣упӣ, как это описывают книги гауд̣ӣй, вызывают большие сомнения.

В то время как Чаитанйа в своей версии ваишн̣авизма не выходит за рамки Бхāгавата, Мадхвāчāрйа показывает Вишн̣у и Нāрāйан̣у как Џалāна Упанишад и Рьг-Веда.

Имя Прāџњатӣртха и присоединение слова праџња в именах Сатйапраџња и Ачйутапраџња (имя гурова Мадхвы), и имя самого Мадхвы (Пӯрн̣апраџња) восходят к Упанишадам и Прāџње — вездесущему Брахману, контролирующему такие состояния џӣв, как џāграт, свапна и сушупти, будучи их антарйāмином, согласно Мāн̣д̣ӯкйа-Упанишаде (мантра 6) и Брьхада̄ран̣йака-Упанишаде (4.3.11).

Принимая во внимание эти факты, было бы большой глупостью со стороны любого представителя школы Чаитанйи наших дней дискредитировать Ма̄дхва-сампрада̄й, утверждая, что он имеет корни в ма̄йа̄ва̄де.

Такая попытка заклеймить школу Мадхвы позором мāйа̄ва̄да не что иное, как злонамеренная выходка завистливых приверженцев Чаитанйи.

Не пришло ли время движению гауд̣ӣй прекратить распространение лживых сведений, которыми наполнена биография Чаитанйи, о татвавāде, сиддхāнте Мадхвāчāрйи и самом Мадхва̄ча̄рйе?

Все эти ложные высказывания лишь выставляют напоказ невежество самого Чаитанйи или того, кто под этим именем фигурирует, его незнание и непонимание учений Мадхвы и Рāмāнуџи, что само по себе не делает ему чести.


В статье использованы материалы из книг проф. Б. Н. К. Щармы, «History of the Dvaita School of Vedānta and Its Literature» (Pre-Madhva Sanaka-Sampradāya Guruparamparā of Madhva does not belong to the direct disciplic Line of Śaṅkara) и «My concluding Research Papers», 2004.



продолжение следует


Ложь кришнаитов — Часть 12.1


॥श्रीः॥


16. Баладева Видьябхушана


Для начала несколько основных представлений гаудий о Баладеве Видьябхушане и его роли в историческом развитии культа Чайтаньи.

1) «На рубеже XVII-XVIII вв. при дворе Джайсингха II, царя Джайпура, возник спор между бенгальскими вайшнавами и последователями Рамананды. Последние обеспокоенные растущим влиянием на царя приверженцев Чайтаньи, потребовали, чтобы те либо идентифицировали себя со школой Мадхвы и, как положено в этой школе, поклонялись Нараяне, а не Кришне, либо представили свой собственный комментарий к «Веданта-сутрам», поскольку, согласно традиции, при отсутствии такого комментария школа не может иметь собственной системы поклонения» — (С. В. Ватман: Баладэва Видьябхушана. Брахма-сутра-говинда-бхашья» // Свет дхармы. Academia. СПб, 2013. С. 460).

Примечание: В том же русле говорит и Википедия.


2) «Известно, что вначале он [Баладэва] примыкал к строгим последователям Мадхвы (ок. XIII в.), но затем сблизился с последователями Чайтаньи и проникся их идеями» — (С. В. Ватман, там же).


3) «<...> Формально данная школа (гаудия) относит себя к традиции двайта-веданты Мадхвы, но имеет ряд существенных особенностей, среди которых можно назвать учение о «непостижимой единораздельности» (ачинтья-бхеда-абхеда) <...>» — (С. В. Ватман, там же, с. 459).


4) «Известно, что Баладэва не был удовлетворен другими бхашьями, поскольку ни одна из них не отвечала идеям Чайтаньи» — (С. В. Ватман, там же, с. 460).


5) «Той же ночью во сне Шри Говинда сказал ему: «Ты должен написать комментарий. Этот комментарий будет продиктован лично Мной. Никто не сможет найти в нём ни одного изъяна». Увидев такой сон, Баладэва очень обрадовался, и исполнившись сил, тут же приступил к работе. Через несколько дней комментарий был готов. Он стал известен под названием «Говинда-бхашья» — (Википедия и гаудийские издания).


§ 1

Так ли в действительности обстоят дела, как об этом пишет, С. В. Ватман, кандидат наук, имеющий ряд публикаций, посвященных Движению Чайтаньи? Попробуем разобраться.


Требования соответствовать Мадхве быть не могло, т.к. на тот момент чайтаниты не претендовали на принадлежность к этой школе. По всей видимости, вначале было выдвинуто обвинение как раз в непринадлежности к какой бы то ни было «традиционной» школе и прозвучал якобы стих о четырех сампрадаях.

Баладева, и без того симпатизировавший Мадхве, воспользовался данным стихом, чтобы «привязать» чайтанитов к Мадхве, а «Говинда-бхашью» практически полностью скопировал с комментария Мадхвы - «Брахма-сутра-бхашьи». В «Говинда-бхашье» Баладева пытается доказать отличия гаудий от татвавада-сампрадаи. Такая версия событий основана на том факте, что до Баладевы в гаудия-сампрадае стиха (сомнительной репутации) о четырех сампрадаях не возникало.

Вопрос о «принадлежности» был первичнее вопроса о том, «а где ваш комментарий», т.к. у раманандинов собственный комментарий появился только в ХХ веке.

Еще одной ошибкой является распространенное мнение о том, что спор был между последователями Рамануджи и последователями Чайтаньи. Сообщество последователей Рамананды является осколком шри-сампрадаи. Осколочность означает отход от главных постулатов Рамануджи.

История участия Баладевы в этом споре критически и нелицеприятно для него разбирается в поздних книгах Сундарананды Видьявиноды, одного из первых и видных учеников Бхактисиддханты Сарасвати.



продолжение в пути



Ложь кришнаитов — Часть 11.5


॥श्रीः॥


Савищешāбхеда vs. Ачинтйа-бхедāбхеда (продолжение)

§ 6

Выводы

Своеобразие представлений гауд̣ӣй в том, что́ они относят к щактьям.

1) Истоки содержания термина ачинтйа-бхедāбхеда берут начало в комментарии Мадхвāчāрйи на Бхāгаватам, составленном за 300 лет до рождения Чаитанйи.

2) Гауд̣ӣйский вариант безнадежно страдает недостатками и противоречиями. По этой причине не может считаться «совершенной и безукоризненной философией». Философия гаудӣй — череда выдумок, замес из ингридиентов разных школ и направлений, порой диаметрально противоположных.

3) Да, гауд̣ӣйское ачинтйа-бхедāбхеда-татвам со всеми его бесконечными недостатками сформулирован в XVI веке Џӣвой, а не Чаитанйей, но его прародителем был сформулированный и изложенный Мадхвой сиддхāнт Сӯтр, о чем С.В. Ватман, доцент кафедры философии Государственного Университета Культуры и Искусств Санкт-Петербурга, талантливый ученый и опытный педагог, как об этом заявляет сайт университета (http://www.spbguki.ru/structura_university/kaf/kaf_fil/), либо не знает, либо не удосужился рассказать, так как это подрывает авторитет Чаитанйа-парампары, а ведь С.В. Ватман, талантливый педагог, сам является кришнаитом.

Такое однобокое представление говорит явно не в пользу С.В. Ватмана. Его претензия на научность грешит фаворитизмом, невежественностью (если он не удосужился внимательно исследовать данную тему), небрежностью к фактам. Где научная чистота и прозрачность? Где объективность?


4) И, наконец, главное. Ни о каком „единстве“ (что бы под этим ни подразумевалось) или даже „единении“ не может быть речи. Можно говорить о некоем подобии, но не о единстве и отличии. Если у нас есть уши и у соседа тоже, это не делает нас едиными — даже „в некотором смысле“.


Когда гауд̣ӣйи говорят о щакти, то относят к этой категории всё сущее. В их терминологии и мировоззрении все это — разного рода щактьи Щактимāна и потому „в некотором смысле“ неотлично от Него.

Однако татвавāд рассматривает понятие „щакти“ в двух его значениях. Во-первых, это ачинтйāдбхӯта-щакти Бхагавāна. Они и есть Он, абхинна. Бхед присутствует только вйавахарно, в речи, что дает нам савищешāбхед-соотношение между Брахманом и Его щактями, т.е. Брахманом и тем, что в Его силах.

Во-вторых, это щакти в значении „щāкйате“, т.е. предметы воздействия Его щактей в первом значении. Подвластное, подчиненное, подмощное будет близким переводом в этом случае.

В этом смысле понятие „щакти“ охватывает все сущее, но применяется прежде всего в отношении наивосприемницы Его силы и мощи и, как следствие, наипроводницы — Лакшмӣ-Дэвӣ.

Отношение субъекта и объекта воздействия никак не подразумевает неотличия или даже схожести до степени перцептуального смешения.


Всё реально, и Брахма реально, но это не делает их „неотличными“, т.к. мы прекрасно отличаем одну реальную вещь от другой, а когда путаем одно с другим, то быстро убеждаемся в своей ошибке. Т.е. в нашем опыте „неотличность“ одной реальной вещи от другой — это ошибка, а не понимание глубин бытия.

Прочие же свойства реальных Брахмана и „всего“ делают какие-то сущности более подобными Ему в порядке тāратамья, а какие-то менее подобными.

Но даже при величайшей степени подобия нет речи о „неотличии“. Наблюдение „неотличия“ является бхрамом, дефектом наблюдения.


P.S.: Очень важно найти ту доминанту отклонений, при помощи которой ваятели новой веры и адепты их взглядов навязывают свое мнение.

Поражают не отдельные ошибки (весьма многочисленные) во взглядах последователей Чаитанйи, а именно целая система ошибок, на которых появился и продолжает быть Гауд̣ӣйа-сампрадāй.

Система отсебятин в своей совокупности меняет до неузнаваемости заимствованные подлинники ваидика-мыслителей, подменяя собой Слово щāстра.

Благодаря таким систематическим изменениям, искажениям, заслуги великих ведомцев прошлого секты приписывают себе.

Из ясной составляющей сиддхāнта Вед, изложенной Мадхвой, у Џӣвы выросла целая система, из одного слова ачинтйа развернулось противоречивое и ущербное учение.



продолжение не заставит долго ждать


Ложь кришнаитов — Часть 11.1



॥श्रीः॥


15. Савищешāбхеда vs. Ачинтйа-бхедāбхеда



1. «Ачинтья-бхеда-абхеда-таттва впервые сформулирована в XVI веке Чайтаньей Махапрабху и его последователями. Рупа Госвами, Санатана Госвами и Джива Госвами, начали работу по оформлению гаудия-вайшнавского богословия, одним из основных положений которого выступила доктрина ачинтья-бхеда-абхеды» — (Ватман, С. В. (2005), «Бенгальский Вайшнавизм»).


2. «Господь Чайтанья дал людям возвышенную философию ачинтья-бхеда- и абхеда-таттвы, одновременного единства и различия» — (А.Ч. Свами Прабхупада, «Бхагавад-гита как она есть», Гл. 7, текст 8).


3. «Эта философия ачинтья бхеда-абхеда – наша философия. <…> Хотя она есть в Веданта сутре» — (А.Ч. Прабхупада, лекция №77 Гамбург).


4. «<...> Формально данная школа (гаудия) относит себя к традиции двайта-веданты Мадхвы, но имеет ряд существенных особенностей, среди которых можно назвать учение о «непостижимой единораздельности» (ачинтья-бхеда-абхеда) <...>» — (Ватман, С.В. (2013), «Баладева Видьябхушана. Брахма-сутра-говинда-бхашья» в сборнике «Свет дхармы», изд-во Academia, с. 459).


5. «Ачинтья-бхеда-абхеда-таттва-вада — это непостижимое для человеческого ума одновременное единство и различие между творением и Творцом или между Верховной Личностью Бога Кришной и Его энергиями» — (Крьшн̣а-упанишада, 1.25).


§ 1

Подобного рода заявления не что иное, как череда пафосных лозунгов и банальная профанация. Попытка убедить читателя/адепта в том, что учение Чаитанйи это ачинтйа-бхедāбхеда — совершенная философия.

Термин ачинтйа-бхедāбхеда мы не встретим где-либо в сочинениях Чаитанйи, ибо таковых он не имел.

История Гауд̣ӣйа-сампрадāйа и представления трёх ранних групп последователей Чаитанйи (пӯрийская, бенгальская и врьндāванская), отличающихся между собой, указывают на то, что у Чаитанйи не было какого-либо однозначно сформированного учения, которое он мог бы предложить.

Для обсуждения дальнейшей судьбы групп последователей Чаитанйи Нароттам дāс организовал большое собрание в деревне Кхетури. Поскольку учения как такового не было, собравшиеся решали, что же будет представлять собой их культ.

Новоиспечённая вера в очередного аватāра нуждалась в системе, причём настолько экстравагантной, чтобы могла затмить идеи конкурирующих сект (например, Валлабха и др.).

На тот момент явным лидером и законодателем новой веры был Џӣва Госвāмӣ, единственный, кто написал большое количество книг, с энтузиазмом заимствовавший из разных дарщанов разные их составляющие, придумывая что-то своё (отсутствующее в сиддхāнте Вед).

Никто из собравшихся не мог оспорить его тезисы и доказать иное, поэтому Џӣву взяли за основу нового движения. По большому счёту Гауд̣ӣйа-сампрадāй и культ Чаитанйи — это представления и взгляды Џӣвы, а не Чаитанйи.

Чаитанйа всего лишь безмолвная икона, высокий идеал, который каждое из трёх направлений видело и понимало по-своему.

§ 2

Приставка „ачинтйа“

Џӣва заимствует у Мадхвы часть сиддхāнта — савищешāбхед (различие между субстанцией и её качествами; например, Брахмо и Его гун̣ы, возможности и проявления; различие между чит-сущностями и их гун̣ами). Џӣва весьма избирателен. С одной стороны, он заимствует кристально ясные и безупречные высказывания Мадхвы, но изменяет их, добавляя в них собственные идеи. С другой стороны, цитирует те же прамāн̣ы, что и Мадхва, когда речь заходит о чём-то одном, но для идей собственных, не находя прамāн̣ общеизвестных, ему приходится либо утверждать их голословно (например, Голока), либо отсылать к неизвестным, читай, выдуманным им источникам (Брахма-сам̇хитā).

Отклонившись от изначального варианта савищешāбхеда, новое детище Џӣва называет ачинтйа-бхедāбхеда, возводя в ранг целого учения, меняя не только название, но и суть, в то время как савищешāбхед Мадхвы является естественной частью всещāстровой сути.

Под новым названием, изменённая идея появляется в сочинениях Џӣвы: «Шат̣-сандарбхах», «Сарва-самвадинӣ». Уже позже этот термин стали приписывать Чаитанйе и называть „его философией“.

Любая секта или религия неизбежно формируется на основе уже существующих дарщанов, но чтобы отличаться от них, ей приходится заимствовать, видоизменять, искажать. Примечательно, что при заимствованиях цитируются те же прамāн̣ы авторов подлинников, а вот для собственных фантазий сочиняются новые „забытые“ источники. Заимствования закономерно выборочны. То, что подходит к идеям новой секты, берётся, то, что не очень — отбрасывается. Правда, сами кузнецы новой веры не знают, на каком из поворотов и как их учение повернётся.

Поэтапное формирование любой веры или религии является тем ярким сигналом, который как бы указывает на непостоянную основу этих воззрений, на их оторванность, временность и противоречивость. Придать новой вере весомость должны собственные святые и собственная преемственность, в которой, как правило, взгляды ранних представителей теряются во времени и ка́к только не истолковываются.

Закончилось всё тем, что последователи Чаитанйи окончательно потеряли из виду суть савищешāбхеда (а может, большинство о ней никогда и не знали), запутавшись в бесконечных противоречиях и нестыковках, развернув своё непонимание фактически до взаимной зависимости между (а) Брахменем и џӣвāтманами с одной стороны, и (б) между пракрьти и Брахменем с другой. Хотя Мадхва и его последователи рамки савищешāбхеда обозначили достаточно чётко:


भेदहीने त्वपर्यशब्दान्तरनियामकः विशेषो नाम कथितः ॥Ану-Вйа̄кхйа̄на

न चैवं घटपटादेरपि भेदाभावमंगीकृत्य विशेषबलेनैव व्यवहारसिद्धः स्यादिति वाच्यम् । तत्र भेदस्य प्रत्यक्षसिद्धत्वात् यत्र हि, भेदाभावे प्रमाणमस्ति, भेदव्यवहारश्च प्रमितः, तत्रैव भेदप्रतिनिर्धविशेषः ।Ва̄даратна̄вали, 4



продолжение будет