?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: образование



В журнале NeuroImage (2016, №131, стр. 181-192) опубликована статья об исследовании мозга пандитов-йаджурведистов. Исследование проводила совместная группа ученых НИИ мозга г. Тренто (Италия) и НИИ мозга г. Манесар (Индия).

В ряде исследований было установлено, что приобретение долгосрочных навыков или знаний связано с пластичностью серого и белого веществ в определенных ареалах мозга. Нечто подобное наблюдалось в экспериментах с участием спортсменов, математиков, артистов балета, профессиональных игроков настольных игр. В их мозге прослеживались характерные морфологические особенности, связанные с обучением и указывающие на пластичность мозга.

Основной целью данного эксперимента является исследование возможного эффекта усиленного запоминания и устного воспроизведения текстов на пластичность мозга. С самого детства пандиты обучаются запоминанию и воспроизведению большого количества текстов, осваивая точное произношение. Объем запоминаемых ими «текстов» составляет 40-100 тыс. слов.

В эксперименте участвовало 42 добровольца мужского пола. В контрольную группу (21 чел.) входили члены сообщества НИИ мозга г. Манесар и студенты соседнего технического колледжа. Другая группа испытуемых — пандиты-йаджурведисты (21 чел.), получившие традиционное ведийское образование в гурукулах Дели и области. Пандиты обучались с раннего возраста ежедневно по 8-10 часов в день. В общей сложности 10 080 часов начального обучения.

Методика обучения сильно ориентируется на традиционное устное обучение лицом к лицу. Практика чтения «Йаджурведы» включает в себя жесты правой рукой для обозначения просодических элементов. По окончании обучения выпускники преподают или выполняют функции пурохитов с ежедневной декламацией мантр, сведенной примерно до 3 часов в день.

Следует заметить, что поступление в гурукулы не требует вступительных экзаменов или предварительного отбора, при котором учитывались бы запоминательные или рецитационные способности. Отсев из учебного заведения составляет всего 5 %. После 7 лет начального обучения некоторые из участников продолжали обучение и рецитацию еще несколько лет при меньшем количестве часов в день.

Если для западной системы обучения способности пандитов к запоминанию кажутся чем-то уникальным, граничащим с невозможным, то в традиционном санскритском [ведийском] образовании в Индии запоминание такого объема текстовой информации и воспроизведение ее по памяти является стандартной практикой. Это один из методов обучения, характерных для индийского субконтинента.

Перед МРТ-сканированием у пандитов выясняли уровень интенсивности заучивания текстов, историю семьи, образ жизни и их ежедневную рутину на сегодняшний день, знание других языков и др. Профессиональная квалификация пандитов заключается в их способности запоминать и воспроизводить по памяти как минимум 40000 слов «Йаджурведа-самхиты» (для сравнения: в Книге Бытия 38000 слов).

Пандиты также держали в памяти дополнительные канонические «тексты», объем которых колебался от 1013 до 165156 слов. К сожалению, точное количество запомненных пандитами дополнительных текстов ученым установить не удалось. Пандитам дали заполнить анкету, в которой они должны были оценить свой уровень знания санскрита. Все пандиты свободно говорили, читали и писали на санскрите. Ни один из них не происходил из семьи традиционных чтецов мантр. Это важный момент, поскольку исключает вероятность генетической предрасположенности к запоминанию большого объема информации и утверждает примат тренированности.

Результаты исследования показали существенные различия в морфологической структуре мозга пандитов и мозга контрольной группы. Эти данные дают нам все основания полагать, что причина изменений в медиально-темпоральных и медиальных префронтальных ареалах мозга, а также в латеральных темпоральных регионах и мозжечке, лежит именно в интенсивных вербальных практиках пандитов.

У пандитов заметна повышенная по сравнению с контрольной группой плотность серого вещества и увеличение толщины коры головного мозга в ареалах, отвечающих за язык и память (долговременную и кратковременную). И наконец, результаты этого исследования поднимают ряд интересных вопросов о влиянии интенсивных, узкоспециализированных тренировок на пластичность мозга здоровых взрослых людей и о возможных модификациях естественных процессов развития.

Оригинал статьи: http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1053811915006382



॥श्रीः॥


Тилака


Есть такое выражение «поставить тилаку». Тилака потому и зовется так, что делается из смеси толченого сезама (тила) и краски или сажи сгоревших фитилей. Тилака по форме напоминает мазок.


DSC01817


Или

images (1)



Тилака — народный символ веры или свидетельство того, что человек побывал в храме, участвовал в каком-то религиозном мероприятии. Причем не так важно, в каком именно. Шастры о тилаке не говорят. Можно сказать, тилака — это народный фольклор.



Знак зверя



bestihye_



t_theuerjahr_pavian t_rommel_katzen t_marcks_wildschwein


Что общего у этих изображений? Животные. Что единит животных? Они передвигаются горизонтально на четырех лапах, в то время как человек – прямоходящ, homo erectus.

Тирьяк означает «горизонтальный». Поэтому в санскрите словом «тирьяк» обозначают зверей – тех, кто передвигается и существует горизонтально.

Тирьяком также называют «трипундру» — знак шиваитов, шакт и др. Несмотря на то, что трипундра знак старинный, о нем, тем не менее, шрути не говорят.


images (8)



gurudeva_251



Защитники трипундры отстаивают ее легитимность, опираясь на несколько источников. Все они без исключения написаны не так давно.

Шиваиты, помимо прочего, ссылаются на несколько так называемых упанишад, в которых, как они у утверждают, упоминается трипундра и объясняется ее суть – «Калагнирудра-упанишада», в чем-то повторяющая «Джабали-упанишаду».

«Калагнирудра-упанишада» появилась в недалеком прошлом. Это явно рукотворный источник, у нее есть автор. Появление КУ на фоне старинных упанишад выглядит жалкой попыткой оправдать возникновение очередной традиции.

Естественно, вымышленные «упанишады» приписывают шрути, что мы и наблюдаем в случае с «Калагнирудра- и Джабали-упанишадами», наряду с «Аллаха-упанишадой» и др.

Известный и авторитетный ваидика-шайва из Каши по имени Рагхава Бхатта, комментируя «Сарада-тилакам» (Шарадатилаку), говорит, что для ваидика-крий урдхвапундра такое же непреложное условие, как и упанаяна.


Урдхвапундра


UPundra2_



В отличие от фольклорных тилаки и трипундры. Урдхвапундра — знак, описываемый шрути, обязательный элемент ваидика-садханы, Ношение урдхвапундры — одно из действий, дающих адхикар для ваидика-крий – изучения вед, упанаяны и т.д.

Баннандже Говиндачарья, ачарья школы Мадхвы, говорит, что знаки на теле представляют движение энергии внутри тела (согласно цитате, приведенной Вишнутиртхой: «брахманади крамена ту»). Урдхвапундра символизирует как саму энергию кундалини, так и физический акт ее восхождения от муладхары к сахасраре.

Значение двенадцати пундр:

1. Три на животе: поднятие кундалини через три канала (нади) — иду, пингалу и сушумну.
2. Лотос на груди: проекция хридья-камалы.
3. Четыре на шее: поднятие кундалини от анахаты к вишуддха-чакре.
4. Две на руках: чтобы направить прану, текущую из наших рук.
5. Одна на лбу: поднятие кундалини от аджна-чакры к сахасраре.
6. Одна внизу спины: пробудить кундалини в ее источнике — муладхара-чакре.

Трипундра, прерывающая поток кундалини, препятствует ее движению. Поэтому его не следует наносить.


Рагхава Бхатта напоминает, что трипундра это знак принадлежности к традиции, знак убеждений (свамата-чихна). В отличие от нее, урдхвапундра не является знаком школы. Татвавадины носят именно ваидика-урдхвапундру.

В Карнатаке, с незапамятных времен, в традиции смартов, ученик, проходящий упанаяну, должен иметь и в дальнейшем носить урдхвапундру. Особо отмечу, что эти смарты являются шайвами.

Р. Бхатта говорит, если вы желаете носить трипундру — носите, но поверх нее всегда должна быть урдхвапундра.

Изображать Шиву с трипундрой на лбу — незнание татвы Шивы.

Прабхупадовцы, по научению Прабхупады, называют знак гаудий «тилакой», рисуя так:


76003_900 1



В письме от 3 августа 1969 года Прабхупада пишет: «Поэтому солдаты армии Кришны должны в любых ситуациях иметь на своих лбах тилаку». Иногда этот же знак прабхупадовцы называют урдхвапундрой.


Последователи Рамануджи имеют свой вариант знака:


ISKCON_Tirupati_2007_Balaji_priests 1_



Можно заметить, что в основе знаков школ, называющих себя вайшнавами (школа Валлабхи, Чайтаньи, Прабхупады, Нимбарки и др.), угадывается урдхвапундра — две вертикальные линии.





॥श्रीः॥


15. Савищешāбхеда vs. Ачинтйа-бхедāбхеда



1. «Ачинтья-бхеда-абхеда-таттва впервые сформулирована в XVI веке Чайтаньей Махапрабху и его последователями. Рупа Госвами, Санатана Госвами и Джива Госвами, начали работу по оформлению гаудия-вайшнавского богословия, одним из основных положений которого выступила доктрина ачинтья-бхеда-абхеды» — (Ватман, С. В. (2005), «Бенгальский Вайшнавизм»).


2. «Господь Чайтанья дал людям возвышенную философию ачинтья-бхеда- и абхеда-таттвы, одновременного единства и различия» — (А.Ч. Свами Прабхупада, «Бхагавад-гита как она есть», Гл. 7, текст 8).


3. «Эта философия ачинтья бхеда-абхеда – наша философия. <…> Хотя она есть в Веданта сутре» — (А.Ч. Прабхупада, лекция №77 Гамбург).


4. «<...> Формально данная школа (гаудия) относит себя к традиции двайта-веданты Мадхвы, но имеет ряд существенных особенностей, среди которых можно назвать учение о «непостижимой единораздельности» (ачинтья-бхеда-абхеда) <...>» — (Ватман, С.В. (2013), «Баладева Видьябхушана. Брахма-сутра-говинда-бхашья» в сборнике «Свет дхармы», изд-во Academia, с. 459).


5. «Ачинтья-бхеда-абхеда-таттва-вада — это непостижимое для человеческого ума одновременное единство и различие между творением и Творцом или между Верховной Личностью Бога Кришной и Его энергиями» — (Крьшн̣а-упанишада, 1.25).


§ 1

Подобного рода заявления не что иное, как череда пафосных лозунгов и банальная профанация. Попытка убедить читателя/адепта в том, что учение Чаитанйи это ачинтйа-бхедāбхеда — совершенная философия.

Термин ачинтйа-бхедāбхеда мы не встретим где-либо в сочинениях Чаитанйи, ибо таковых он не имел.

История Гауд̣ӣйа-сампрадāйа и представления трёх ранних групп последователей Чаитанйи (пӯрийская, бенгальская и врьндāванская), отличающихся между собой, указывают на то, что у Чаитанйи не было какого-либо однозначно сформированного учения, которое он мог бы предложить.

Для обсуждения дальнейшей судьбы групп последователей Чаитанйи Нароттам дāс организовал большое собрание в деревне Кхетури. Поскольку учения как такового не было, собравшиеся решали, что же будет представлять собой их культ.

Новоиспечённая вера в очередного аватāра нуждалась в системе, причём настолько экстравагантной, чтобы могла затмить идеи конкурирующих сект (например, Валлабха и др.).

На тот момент явным лидером и законодателем новой веры был Џӣва Госвāмӣ, единственный, кто написал большое количество книг, с энтузиазмом заимствовавший из разных дарщанов разные их составляющие, придумывая что-то своё (отсутствующее в сиддхāнте Вед).

Никто из собравшихся не мог оспорить его тезисы и доказать иное, поэтому Џӣву взяли за основу нового движения. По большому счёту Гауд̣ӣйа-сампрадāй и культ Чаитанйи — это представления и взгляды Џӣвы, а не Чаитанйи.

Чаитанйа всего лишь безмолвная икона, высокий идеал, который каждое из трёх направлений видело и понимало по-своему.

§ 2

Приставка „ачинтйа“

Џӣва заимствует у Мадхвы часть сиддхāнта — савищешāбхед (различие между субстанцией и её качествами; например, Брахмо и Его гун̣ы, возможности и проявления; различие между чит-сущностями и их гун̣ами). Џӣва весьма избирателен. С одной стороны, он заимствует кристально ясные и безупречные высказывания Мадхвы, но изменяет их, добавляя в них собственные идеи. С другой стороны, цитирует те же прамāн̣ы, что и Мадхва, когда речь заходит о чём-то одном, но для идей собственных, не находя прамāн̣ общеизвестных, ему приходится либо утверждать их голословно (например, Голока), либо отсылать к неизвестным, читай, выдуманным им источникам (Брахма-сам̇хитā).

Отклонившись от изначального варианта савищешāбхеда, новое детище Џӣва называет ачинтйа-бхедāбхеда, возводя в ранг целого учения, меняя не только название, но и суть, в то время как савищешāбхед Мадхвы является естественной частью всещāстровой сути.

Под новым названием, изменённая идея появляется в сочинениях Џӣвы: «Шат̣-сандарбхах», «Сарва-самвадинӣ». Уже позже этот термин стали приписывать Чаитанйе и называть „его философией“.

Любая секта или религия неизбежно формируется на основе уже существующих дарщанов, но чтобы отличаться от них, ей приходится заимствовать, видоизменять, искажать. Примечательно, что при заимствованиях цитируются те же прамāн̣ы авторов подлинников, а вот для собственных фантазий сочиняются новые „забытые“ источники. Заимствования закономерно выборочны. То, что подходит к идеям новой секты, берётся, то, что не очень — отбрасывается. Правда, сами кузнецы новой веры не знают, на каком из поворотов и как их учение повернётся.

Поэтапное формирование любой веры или религии является тем ярким сигналом, который как бы указывает на непостоянную основу этих воззрений, на их оторванность, временность и противоречивость. Придать новой вере весомость должны собственные святые и собственная преемственность, в которой, как правило, взгляды ранних представителей теряются во времени и ка́к только не истолковываются.

Закончилось всё тем, что последователи Чаитанйи окончательно потеряли из виду суть савищешāбхеда (а может, большинство о ней никогда и не знали), запутавшись в бесконечных противоречиях и нестыковках, развернув своё непонимание фактически до взаимной зависимости между (а) Брахменем и џӣвāтманами с одной стороны, и (б) между пракрьти и Брахменем с другой. Хотя Мадхва и его последователи рамки савищешāбхеда обозначили достаточно чётко:


भेदहीने त्वपर्यशब्दान्तरनियामकः विशेषो नाम कथितः ॥Ану-Вйа̄кхйа̄на

न चैवं घटपटादेरपि भेदाभावमंगीकृत्य विशेषबलेनैव व्यवहारसिद्धः स्यादिति वाच्यम् । तत्र भेदस्य प्रत्यक्षसिद्धत्वात् यत्र हि, भेदाभावे प्रमाणमस्ति, भेदव्यवहारश्च प्रमितः, तत्रैव भेदप्रतिनिर्धविशेषः ।Ва̄даратна̄вали, 4



продолжение будет



॥श्रीः॥



14. Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа и Чаитанйа




Тема фальши естественным образом переплетается с темой обмана. Обман и махинации могут передаваться из поколения в поколение, по цепи ученической преемственности.

В нашем случае сама реальность вскрывает обман. Речь идёт об очередном пафосном мифе о великих достижениях Чаитанйи на ниве обращения в собственную веру.

«Чаитанйа-чарита̄мрьта» повествует о тысячах безымянных новообращённых, ставших последователями Чаитанйи во время посещения им южной Индии. Но безымянные последователи, пусть и в большом количестве, не ахти какой капитал. Куда весомее и престижнее иметь в последователях людей именитых, в особенности образованных, лиц учёных. Одно слово учёного человека весит больше, чем слова тысяч невежд. Само его наличие подтверждает, как минимум, незаурядность личности кумира-основателя.

«Чаитанйа-чарита̄мрьта» претендует на статус богооткровенного писания, то ли следуя Бхāгавату, то ли пытаясь затмить его; предлагая спасение посредством простого слушания об удивительных деяниях своего господа.


При сборе материала для этой части «цикла» обнаружился любопытный факт, показывающий недостоверность встречи Чаитанйи и Сāрвабхаумы Бхат̣т̣āчāрйи с последующим обращением Сāрвабхаумы.


Трипурари Свāмӣ из Гауд̣ӣйа-сампрадāйа утверждает, что Џӣва Госвāмӣ учился в Бенаресе у некоего Мадхусӯдана Вāчаспати (http://harmonist.us/2014/12/the-life-of-sri-jiva-goswami/).

«Чаитанйа-чарита̄мрьта» (Мадхйа, 15.133) утверждает, что Вāчаспати был братом Сāрвабхаумы Бхат̣т̣āчāрйи.

В «Харинāма-вйа̄каран̣е» Џӣва Госвāмӣ называет себя учеником Мадхусӯдана Видйāвāчаспати, у которого учился в Вāрāн̣асӣ.


О М. Вāчаспати в интернетах ходит противоречивая информация — то он брат Сāрвабхаумы, то его ученик. Кроме того, ни один из доступных нам источников или авторов не упоминает каких-либо родственников Сāрвабхаумы, кроме отца. Вполне возможно, что были братья и сёстры. Но не об этом речь.


Сатищчандра Видйāбхӯшана в своей книге «История индийской логики»указывает, что до возникновения школы нйāйи в Навадвӣпе, почётом и уважением пользовались наийāйики Митхилы (Бихар).


Вāсудэва Сāрвабхаума родился в середине 15-го века. Его отец, Махещвара Вищāрада Пан̣д̣ит, дал сыну блестящее образование. Вāсудэва учился грамматике, литературе и юриспруденции. В 25 лет он отправился в Митхилу изучать нйāйю. Поступив в академию, стал учеником известного и ведущего наийāйика того времени Пакшадхары Мищры.

По окончании учёбы состоялся сложный экзамен, щала̄ка̄-парӣкша̄, экзамен-испытание („метод вольного тыка“). Ему следовало объяснить любой лист манускрипта, который выбирали наугад. Один за другим он объяснил сто листов манускрипта, чем весьма порадовал своего наставника. Обучение закончилось присвоением титула «сāрвабхаума».

Обнаружив, что учёные мужи Митхилы не разрешают чужакам копировать сочинения по нйāйе, Вāсудэва запомнил целый трактат «Таттва-чинтāман̣и» (автор Гаӈгеща Упāдхйāйа) и метрическую часть «Кусумāњџалӣ». Боясь, что дорога из Митхилы будет опасной, он, под предлогом возвращения в Надӣйю, тайно отправился в Бенарес, где несколько лет изучал Ведāнту.

Возвратясь умудрённым знаниями, Вāсудэва открыл первую академию навйа-нйāйи в Надӣйе, слушателями которой стало огромное количество человек.


По утверждению Сурендранāтха Дāсгупты, позже, из-за тирании мусульманских правителей Бенгала, Вāсудэва Сāрвабхаума перебрался в Пурӣ.


В «Чаитанйа-чарита̄мрьте» описывается встреча Чаитанйи и Сāрвабхаумы Бхат̣т̣āчāрйи, хотя нам так и не удалось найти хотя бы один исторически достоверный источник, подтверждающий, что эта встреча была на самом деле, и что, самое важное, Сāрвабхаума был очарован идеями Чаитанйи до такой степени, что «<...> стал чистым вайшнавом, и многие знатоки священных писаний последовали его примеру» («Амрита-праваха-бхашья», Бхактивинод Т̣хакур).


ЧЧ стих 278: Тот самый Бхаттачарья, который раньше все время изучал и преподавал философию майявады, теперь возненавидел само слово мукти. Такое возможно только по милости Шри Чайтаньи Махапрабху. (орфография ISKCON)

280: Увидев обращение Сарвабхаумы Бхаттачарьи в вайшнава, все поняли, что Господь Чайтанья не кто иной, как Сам Кришна, сын Махараджи Нанды.

282: Позже я опишу, как Сарвабхаума Бхаттачарья неустанно служил Господу.

284, 285: Любой, кто будет с верой и любовью слушать о встрече Господа Чайтаньи Махапрабху с Сарвабхаумой Бхаттачарьей, очень скоро освободится из сетей умозрительного философствования и кармической деятельности и укроется под сенью лотосных стоп Шри Чайтаньи Махапрабху.

Весь раздел ЧЧ Мадхйа, посвящённый встрече и общению Чаитанйи с Сāрвабхаумой, не содержит ни одного весомого примера полемической стороны общения этих двух людей. Встреча, как и в случае с Валлабхой, описана в духе «Он сказал так, а Чаитанйа ответил так. Потом Сāрвабхаума, мāйāвāдӣ, предался Чаитанйе и все были счастливы; не это ли пример божественности Махāпрабху?!». Никаких аргументов, никаких прамāн̣. Каким в действительности был диалог и был ли вообще — неизвестно.


Но представьте себе на мгновение учёного человека, известного за пределами Бенгала, ученика именитого пан̣д̣ита Пакшадхары Мищры из Митхилы, который выслушивает невразумительные речения новоиспечённого, неизвестного молодого саннйāсина и после такой вот пресной, бесцветной, худосочной банальщины (как и в случае с Валлабхой) этот учёный муж соглашается со всей этой ахинеей и принимает сторону оппонента. Возможно ли такое? Найдётся ли в мире Ведāнта похожий пример? Может ли такое незатейливое, анемичное, лишённое напрочь малейшей аргументации общение перевернуть внутренний мир именитого пан̣д̣ита?


В погоне за пафосом автор ЧЧ уничтожает творческую личность знаменитого учёного, которая раскрывается нам в его динамическом стиле (судя по историческим документам и сочинениям Сāрвабхаумы), и подменяет его, как пан̣д̣ита, каким-то туповатым и сонным субъектом, который, как будто сам не свой, во сне бормочет какие-то нудные фразы, выслушивает нелепые выпады со стороны молодого удальца, без всякого сопротивления, не выдавая и толики своих знаний. А ведь Ва̄судэва Сāрвабхаума и после встречи с Чаитанйей, как и раньше, был полемически активен, так и оставшись мāйāвāдином. Но об этом позже.


В ЧЧ вы не найдёте ни одного весомого тезиса, никаких прамāн̣, никакой существенной полемики между Сāрвабхаумой и Чаитанйей. Последний просто пожурил старика, а тот проникся да и предался.


Чтобы понять какого масштаба была учёность Сāрвабхаумы, требуется небольшое путешествие во времена расцвета навйа-нйāйи и новой волны дебатов между татвавāдом и нео-адваитой.


Тёмные пятна, оставленные идеями нйа̄йа-ваищешики, вплоть до периода Удайаны, были тщательно изучены и проанализированы в работах Āчāрйи Мадхвы и Џайатӣртхи. «Прама̄н̣а-лакшан̣а» Мадхвы, помимо прочих, ставила себе целью и коррекцию некоторых теорий в нйāйе и эпистемологии, упомянутых Гаӈгещей (ведущим представителем школы нйāйа из Митхилы, которого комментировали учитель Сāрвабхаумы, Пакшадхара Мищра, и другие).


Задача провести полноценное исследование, анализ и оценку работ Гаӈгещи, наряду с комментариями Пакшадхары Мищры, Ручидат̣т̣ы (ученика Пакшадхары и однокашника Сāрвабхаумы) и других, легла на плечи Вйа̄сатӣртхи. Именно ему довелось тщательно рассмотреть их положения на предмет созвучия с мыслью татвавāда, представленной в работах Мадхвы и Џайатӣртхи. Ответный удар на «Нйа̄йа̄мрьту» Вйāсатӣртхи не заставил себя долго ждать.

И только приверженцы школы навйа-нйа̄йа из Митхилы и Навадвӣпы дружно молчали в ответ на критику их логической системы. Они ограничились лишь поздравлениями по поводу публикации «Нйа̄йа̄мрьты» и проявлением своего неодобрения, без какой-либо аргументации, на критику Вйа̄сатӣртхи.

Проф. Багехи («Индуктивное мышление и аргументирование», 1953) предположил, что отсутствие своевременной позитивной реакции навйа-наийа̄йиков из Митхилы и Навадвӣпы на «Тарката̄н̣д̣аву» Вйа̄сатӣртхи обусловлено, по всей вероятности, малоизвестностью или же совсем безвестностью работ татвавāда в той части Индии. Это предположение не имеет под собой достаточных оснований. В биографии Вйа̄сатӣртхи тех времён говорится, что он с самого начала своей активности как саннйāсин посетил Север Индии. Логично предположить, что он не преминул побывать в знаменитых местах навйа-нйа̄йи, которую изучал под руководством Щрӣпа̄дара̄џи, и обменяться идеями с тамошними мыслителями. Панегирик Пакшадхары в адрес Вйа̄сатӣртхи

йад адхӣтам тад адхӣтам йад анадхӣтам дат апйадхӣтам
пакшадхаравипакшо на̄векшӣ вина̄ навина вйа̄сена


датируется примерно временем их первой встречи, то есть до того, как Вйа̄сатӣртха написал свои самые значительные работы. И по всей вероятности, Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа мог также встречаться с Вйāсатӣртхой, так как встречу с таким выдающимся человеком и главным оппонентом своего наставника пропустить было немыслимо.

Сиддхāнт и сочинения Мадхвы известны в северной Индии и Бенгале ещё со времён Ра̄џендры Тӣртхи и его ученика Џайадхваџи, которых считают предтечами Чаитанйа-сампрада̄йа. В биографии Сомана̄тхи упоминается по крайней мере две больших дискуссии по навйа-нйа̄йе, на которые приезжие учёные мужи пригласили и Вйа̄сатӣртху. Сомана̄тха говорит, что великими дебатами при дворе Нарасы в Виџайанагаре, длившимися 30 дней, заведовал Басавабхат̣т̣а из Калиӈги, а команда оппонентов состояла из лучших мыслителей Аӈги, Ваӈги, Калиӈги, а также Чолы и Кералы.


Вйа̄сатӣртха избрал прямую стратегию нападения и написал отдельные независимые работы, дабы привлечь внимание современников, в том числе из Митхилы и Навадвӣпы. И судя по результатам, в этом деле он весьма преуспел.


Теперь вернёмся на страницы ЧЧ. Активное общение учёных Митхилы и Навадвӣпы с представителями татвавāда указывает на то, что Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа не мог не сказать Чаитанйе вразумительных слов. Не мог отмалчиваться или невразумительно выражаться, так ничего и не сказав по существу. Он вполне был в состоянии опровергнуть доводы, изложенные Чаитанйей в том виде, в каком их предлагает ЧЧ.


Чаитанйа принял саннйāс в двадцать четыре года (1510 г.). Спустя пару месяцев Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа встречает его в Пурӣ. Их встреча, описанная в ЧЧ, проходила как раз в этот период. По версии ЧЧ, общение Сāрвабхаумы с Чаитанйей перевернуло всю его (Сāрвабхаумы) жизнь, он стал последователем Чаитанйи, ваишн̣авом и перестал быть мāйāвāдином.

Однако реальность и историческая справедливость (исторические документы) говорят о другом. Речь идёт о 1516 г., спустя шесть лет после „обращения“ Сāрвабхаумы (по версии ЧЧ).

По материалам http://ashvattho.blogspot.com: «Примечательный эпизод произошел по завершении войны с Калиӈгой заключением мирного договора с Гаџапатаем (титул махāрāџей Калиӈги) в 1516 году. Дабы унизить своего недавнего противника и показать духовное и интеллектуальное превосходство своего окружения правитель Калиӈги Гаџапати Кӯрма Видйāдхара Пāтра послал Крьшн̣адэварāйу трактат по Адваите, дабы тот или опроверг его, или, если не в силах, принял содержащиеся заключения. Автором трактата по просьбе Гаџапатая выступил не кто иной как Вāсудэва Сāрвабхаума, известный также как Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа, о чем свидетельствуют его собственные полные державного энтузиазма слова в комментарии на „Адваита-макаран̣д̣ам“ Лакшмӣдхары (Лакшмӣдхара — адваитӣ, живший в XV в. н.э., автор по меньшей мере трех литературных трудов: „Адваита-макарандам“, комментария к Бхāгавату и „Бхагаван-нāма-каумудӣ“, популярного среди гауд̣ӣй трактата о достижении пурушāртхов с помощью Хари-нāма-саӈкӣртания).

Ответом на эту провокацию послужила работа Вйāсатӣртхи под названием „Саттаркавилāсах̤“ (совершенно недавно рукопись этого труда обнаружена вновь). Любопытно, что Вāсудэва Сāрвабхаума принимал участие в этой акции через несколько лет после того, как новопосвященный саннйāсӣ Чаитанйа посетил впервые Пурӣ и, согласно гауд̣ӣйскому преданию, „обратил“ Сāрвабхауму в свою версию ваишн̣авизма».

Сāрвабхаума Бхат̣т̣āчāрйа после встречи с Чаитанйей так и остался мāйāвāдином. Никакого чудесного и удивительного спасения из пропасти мāйāвāда не произошло, как бы этого не хотелось адептам Чаитанйа-парампары. Практика бхакти и мāйāвāд вполне совместимы по Щаӈкаре. Неудивительно, что реаниматор адваитавāда Мадхусӯдана Сарасватӣ привнёс немало от бхакти в нео-адваиту.


Чаитанйе не удалось обратить учёного Сāрвабхауму, а значит сомнительно и то, что человек, слушая историю о встрече Сāрвабхаумы и Чаитанйи, очень скоро освободится…, как это заявляет ЧЧ.


Мы помним на примерах описаний встреч Чаитанйи и Валлабхи; Чаитанйи и татвавāдинов Уд̣упӣ, насколько эти истории фальшивы и являются откровенной клеветой.


Клевета эта весьма однообразна. Чаще всего она заключается в том, что вместо подлинной личности обсуждаемого перед читателем возникает другая, не только на неё не похожая, но явно противоположная ей. И не важно, к какому лагерю относится обсуждаемый персонаж. Потому что махинации и обман это не красиво и мелко.

По этой причине репутация ЧЧ, как исторически достоверного произведения, равна нулю чуть меньше, чем полностью. А божественность Чаитанйи не имеет никаких ваидика-прамāн̣.


Могут ли махинация и обман быть спасительным средством и приблизить к бхакти — решать читателю.


продолжение не заставит долго ждать


॥श्रीः॥


В книгах Бхактиведанты Свами мы находим и другое отношение к учению Мадхвы. Удивляет, с каким упорством, самоуверенностью и ненавистью, свами оскорбляет последователей Мадхвачарьи, высказываясь по сути в адрес самого Ачарьи, чего него не делал открыто ни один чайтанит.


Комментарий Бхактиведанты Свами к Бхаг. 6.4.31:

«С незапамятных времен, обусловленные души создают различные философские школы и учения. Но преданные не имеют с этим ничего общего. Те, кто не предан Господу, отстаивают разные взгляды на происхождение, существование и гибель мироздания, поэтому их называют вāди и пративāди — сторонниками одних воззрений и противниками других. В «Махāбхāрате» говорится о том, как много на свете муни, мыслителей:

tarko ’pratiṣṭhaḥ śrutayo vibhinnā
nāsāv ṛṣir yasya mataṁ na bhinnam (МБх. Вана-парва 313.117).

Разные мыслители всегда оспаривают друг друга. Иначе вокруг поисков первопричины всего сущего не возникло бы столько опровергающих друг друга учений.

Цель философии — познать высшую причину всего сущего. К этому, как гласит «Ведāнта-сӯтра», и должен стремиться человек: „атхāто брахма-джиджнāсā. Преданные, основываясь на заключении всех ведических писаний, а также на словах Самого Кришны, считают высшей причиной Кришну. Кришна говорит: ахам сарвасйа прабхавах̤ — «Я — источник всего сущего». Поэтому для преданных найти высшую причину не составляет труда, тогда как философы-непреданные беспрестанно оспаривают друг друга, ибо каждый из них ради почета и славы придумывает свой собственный путь познания истины.

В Индии есть много философских школ: двайта-вада, адвайта-вада, вайшешика, мимамса, свабхава- вада и майявада, — и каждая школа противопоставляет себя всем остальным. Итак, несомненно, что в мире множество мыслителей и все они противоречат друг другу.

Демонически настроенные мыслители не способны постичь трансцендентные качества, облик, деяния, могущество, мудрость и богатство Верховной Личности Бога, в которых нет ни грана материальной скверны (вина хейаир гунадибхих). Таким философам ненавистна сама мысль о существовании Бога. Они думают, что мироздание возникло и существует само по себе, без высшего промысла (джагад ахур анишварам). Поэтому они обречены жизнь за жизнью прозябать во тьме, не имея никакой надежды познать истинную причину всех причин. Вот почему в мире так много разных философских школ и направлений».


Примечание. Попытка объяснить слово «vādī» в шлоке достойна, но обобщение строится на ложных посылках и собственном невежестве по данному вопросу. Почему бы тогда в список вадинов не добавить «ачинтья-бхеда-абхеда-вадинов»? А правильно было бы сказать, что есть «хетувадины», вроде санкхьяиков, но есть и пашандины. Последних вады не волнуют, даже если они ведутся ради установления истины (а могут и ради славы, и ради искусства). Они даже сами себе считают грешным задавать вопросы.


Можно, конечно, отделить Мадхву от татвавады и считать татвавадинами только последователей, а двайту считать демонической философией, как говорит Прабхупада, но Джива Госвами называет татвавадином и самого Мадхву, а не только последователей Ачарьи.



Комментарий Прабхупады к ЧЧ Ади 1.19:

«Шри Чайтанья Махапрабху принадлежал к цепи духовных учителей, идущей от Мадхвы Ачарьи, однако вайшнавы — последователи Господа Чайтаньи не признают сторонников философии таттва-вады, тоже причисляющих себя к Мадхва-сампрадае. Чтобы отмежеваться от школы таттва-вады, бенгальские вайшнавы предпочитают называть себя гаудия-вайшнавами. Шри Мадхва Ачарья известен также под именем Шри Гауда-пурнананда, поэтому название Мадхва-гаудия-сампрадая вполне подходит для преемственности духовных учителей гаудия-вайшнавов».


Комментарий Прабхупады к ЧЧ М. 3.85:

«Некоторые жители Кхададахи ошибочно считали Нитьянанду Прабху представителем шакта-сампрадаи, философия которой гласит: антах шактах бахих шаивах сабхайам ваишнаво матах. Последователи шакта-сампрадаи, которых называют каулавадхутами, имеют материальный образ мыслей, хотя внешне играют роль великих преданных Господа Шивы. Когда такой человек попадает в общество вайшнавов, то выдает себя за вайшнава. Нитьянанда Прабху никогда не был членом этой религиозной группы. В качестве брахмачари Нитьянанда Прабху всегда был брахмачари, служившим санньяси ордена вайдика. В действительности Он был парамахамсой. Некоторые считают, что Нитьянанда Прабху был учеником Лакшмипати Тиртхи. В таком случае Нитьянанда Прабху принадлежал к Мадхва-сампрадае. Как бы то ни было, Он не имел никакого отношения к распространенной в Бенгалии тантрика-сампрадае».


Комментарий Прабхупады к ЧЧ М. 9.11:

«Как объясняет Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур, словом таттвавади называют последователей Шрилы Мадхвачарьи. Чтобы подчеркнуть различие между своей школой и последователями Шанкарачарьи, или майявади, Шрила Мадхвачарья назвал ее таттвавадой. Таттвавади неустанно критикуют монистов-майявади, развенчивая их философию имперсонализма и провозглашая верховенство Бога-личности. Последователи Мадхвачарьи известны как Брахма-вайшнавы, то есть вайшнавы, цепь преемственности которых начинается с Господа Брахмы. По этой причине таттвавади, последователи Мадхвачарьи, не признают приведенное в Десятой песни «Шримад-Бхагаватам» описание того, как Господь Брахма впал в иллюзию. Шрила Мадхвачарья намеренно воздержался от комментирования той части «Шримад-Бхагаватам», где говорится о брахма-мохане, иллюзии Господа Брахмы. Шрила Мадхавендра Пури был одним из ачарьев в цепи преемственности таттвавади; он принес в эту традицию представление о том, что высшей целью трансцендентализма является обретение чистого преданного служения, любви к Богу. Вайшнавы, принадлежащие к Гаудия-сампрадае, ученической преемственности, идущей от Шри Чайтаньи Махапрабху, отличаются от таттвавади, хотя и принадлежат к той же самой Таттвавада-сампрадае. Поэтому школа последователей Шри Чайтаньи Махапрабху носит название Мадхва-гаудия-сампрадая.

Словом пашанди называют тех, кто выступает против чистого преданного служения. Это в основном относится к майявади, имперсоналистам. Определение пашанди дается в «Хари-бхакти-виласе» (1.73), где на этот счет сказано следующее:

yas tu nārāyaṇaṃ devaṃ brahma-rudrādi-daivataiḥ
samatvenaiva vīkṣeta sa pāṣaṇḍī bhaved dhruvam


Пашанди — это тот, кто считает, будто Господь Нараяна, Верховная Личность Бога, находится на одном уровне с полубогами во главе с Господом Брахмой и Господом Шивой. Преданный никогда не думает, что Господь Брахма или Господь Шива равны Господу Нараяне.


Последователи Мадхвачарья-сампрадаи и Рамануджа-сампрадаи поклоняются главным образом Господу Рамачандре, хотя Шри-вайшнавы, по идее, должны поклоняться Господу Нараяне и Лакшми, а таттвавади — Господу Кришне. Сейчас же в большинстве монастырей, принадлежащих Мадхва-сампрадае, поклоняются Господу Рамачандре…».



Примечание. Татвавадины считают эпизод об иллюзии Брахмы интерполяцией в текст пураны, поэтому его и не принимают, а вовсе не потому, что Брахма является источником традиции (об этом отдельно). В тексте «Бхагаватам» вайшнавской версии этих глав нет. О них, как о поздней интерполяции высказывались до Мадхвы последователи Рамануджи. Этих глав не было во времена Чайтаньи, в версиях текста, отличных от той, которой пользуются чайтаниты. О поддельности этих глав говорит также Валлабха. В одной из частей цикла мы вернемся к этой теме.

Мадхавендра — неизвестное в татваваде лицо. Титул «Пури» говорит о принадлежности к традиции Шанкары.

У слова «pа̄ṣаṇḍī» имеются и другие значения. Считать Нараяну равным деватам является одной из девяти характеристик двеши — проявления ненависти к Вишну.



продолжение следует


Кто таков?

vilasatu
Карл Бергштрайссер

Подписка

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel