Category: эзотерика

Любителям ведической кухни



Сабджи — так называют овощи/овощные блюда в северной Индии. В «центрах ведической культуры» овощные блюда тоже называют «сабджи».

В словарях санскрита слова «сабджи» не найти, т.к. оно родом из персидского языка. Словом سبز (сабз/сэбз) обозначают зеленый цвет, а «сабзи» иранцы используют для обозначения овощных блюд, в смысле «то, что сделано из зелени».

В отличие от санскритских словарей, в словарях языка хинди слово «сабджи» находится без проблем, все в том же значении «овощи» или «овощной». «Джи» — это уже хиндиобразное явление, заменившее звук «з». Для сравнения, перс. بازار (bâzâr/базар) и хинди बाजार (bājār/бāджāр).



Ложь кришнаитов — Ч. 43 «Предсказания о явлении Чайтаньи» - Веды

॥श्रीः॥


§ 5

Ш́рути

Предсказания о Чаитанйе из Вед


Гауд̣ӣйа-мат̣х и ISKCON утверждают, что ш́рути — Веды и упаниш̣ады — также говорят о божественности Чаитанйи и его явлении:

Атхарваведа (3 кх. Брахма-вибх.):

itotham krta sannyaso 'vatarisyami sa-guno nirvedo
niskamo bhu-girvanas tira-atho' lakanandayah kalau
catuh-sahasrabdhopari panca-sahasrabhyantare
gaura-varno dirghangah sarva-laksana-yukta isvara-
prarthito nija-rasasvado bhakta-rupo misrakhyo
vidita-yogah syam


Перевод Gosai: «I will descend on the earth after the passage of four thousand years in the Kali-Age, and before the passsage of five thousand years. I will come on the earth on the bank of the Ganges,. I will be a tall and saintly brahmana devotee. I will have all the auspicious symptoms of an exalted person. I will exhibit renunciation. I will have all auspicious signs. I will be a devotee, practicing bhakti-yoga. I will taste the rasa of My own devotional service».

Пересказ ISKCON: «Через четыре-пять тысяч лет от начала Кали-юги Я низойду в образе санньяси, высокого, прекрасного, святого брахмана-преданного. Я приму рождение в деревне на берегу Ганги и появлюсь со всеми признаками возвышенной личности, свободной от материальных желаний. Я буду постоянно повторять святые имена Господа и так испытаю сладость преданного служения Себе Самому. Поймут же Меня только зрелые преданные».


Сāмаведа:

tathaham krta sannyaso bhu-girvano 'vatarisye
tire 'lakanandayah punah punah isvara-prarthitah sa-
parivaro niralambo nirdhuteh kali-kalmasa-kavalita-
janavalambanaya


Перевод Gosai: «I shall come to the earth, accompanied by My associates, in a place by the bank of the Ganges. I will advent to save the people who are afflicted and devoured by the sins of the age of Kali. I will manifest as an avadhuta Brahmana sannyasi».

Пересказ ISKCON: «В одном из стихов Сама-веды, который начинается словами: татхахам крита-саннйасо бху-гирбанах аватаришйе, Верховная Личность обещает низойти на землю в облике брахмана-санньяси в деревне на берегу Ганги. Вместе со Своими спутниками Он будет постоянно петь святые имена Господа, чтобы вызволить людей из оков греха века Кали».


Если оба отрывка действительно ведние речения, то их по праву можно считать самыми древними и ранними свидетельствами божественности Чаитанйи, однако патриархи гауд̣ӣанства Рӯпа, Санāтана, Джӣва, Виш́ванāтха, Баладева их не упоминали и не цитировали.

В трудах ваидиков древности, средневековья и нашего времени эти отрывки также не упоминаются и не цитируются по какому-либо поводу.


В электронном тексте Атхарва-Ш́аунакии отрывка, приписываемого Атхарваведе, нет.

В электронном тексте Сāмаведы отрывка, приписываемого Сāмаведе, нет.


Не обнаружив отрывки в доступных нам образцовых ш́рути, мы обратились к Б. В. Гири, автору статьи The Divinity Of Sri Caitanya Mahaprabhu, в которой отрывки цитируются. На наш вопрос из каких источников взяты цитаты, знаток санскрита и бенгали, преподаватель гауд̣ӣйа-ваиш̣н̣авской философии, исследователь и редактор книг, участник мультимедийных проектов и эксперт по ритуалам гауд̣ӣйа-сампрадāйи (как он аттестован на сайте Gosai), Б. В. Гири предпочел не отвечать.

Источник отрывков неизвестен, т.е. их нет в сам̇хитах, брāхман̣ах, упаниш̣адах, сӯтрах, включая Ваита̄на- и Кауш́ика-сӯтры, нет их в париш́иш̣т̣ах и пра̄йаш́читтах. Отрывки не обнаруживаются и в Ваидика-пада̄нукрама-кош́е. Их просто нет ни в одном веднем источнике.

Транслитерация отрывков оставляет желать лучшего, в них полностью отсутствуют ведние акценты и диакритики. По мнению д-ра Ф. Кубиша из боннского университета и П. Визигалли из мюнхенского университета, в отрывках нет ни одной языковой особенности, ни одной глагольной формы, ни одного морфологического признака, типичных для стиля Вед. В отрывках не распознается ведний стихотворный размер, точнее вообще не распознается какой-либо размер. Нет в них и специфических ведних элементов (например, инъюнктива или конъюнктива).

С первых же слов отрывки пересыпаны большим количеством ошибок. «Itotham» — такого слова или сочетания в санскрите нет. Возможно, это опечатка, но что тогда должно было быть в «оригинале»? Каким источником пользовался переписчик, допустивший опечатку? Вместо «krta sannyaso» должно стоять либо «krtasannyaso», либо «krta-sannyaso».

Стиль первого отрывка отличается от стиля Атхарваведы, т.е. отличается от стиля Ш́аунака- и Пāиппалāда-сам̇хит, Гопатха-брāхман̣ы и достоверных ш́рутьевых упаниш̣ад в составе Атхарваведы. Стиль второго отрывка отличается от стиля Сāмаведы. Ни к Атхарваведе, ни к Сāмаведе отрывки не имеют никакого отношения. Это подтверждает пāн̣д̣ит Ш́атāвадхани Рāманāтхāчāрйа — преподаватель Р̣г- и Атхарваведы в уд̣упийском Путиге-мат̣хе.

Рāманāтхāчāрйа обращает наше внимание и на странные виды разделов, несуществующие в Атхарваведе (см. первый отрывок): «3 кх. Брахма-вибх.». Вероятно, «кх.» это «кхан̣д̣а», а «вибх.» это «вибхāга». Дело в том, что в Атхарваведе нет кхан̣д̣, но есть кāн̣д̣ы — разделы, коих 40. Кто-то скажет, что «кхан̣д̣а» это опечатка и должно быть «кāн̣д̣а». Опечатка или нет, в любом случае в третьей кāн̣д̣е Атхарваведы предлагаемого отрывка нет и пāн̣д̣иты о нем никогда не слышали. Также в Атхарваведе нет разделов под названием «вибхāга», соответственно нет раздела «Брахма-вибхага».

Давайте переведем отрывок, приписываемый Атхарваведе.

Itotham — бессмысленное выражение.
krta sannyaso — принявший саннйāсу.
avatarisyami — приду.
sa-guno — наделенный достоинством.

nirvedo (нирведах̣) — в переводах это слово опустили. Зато фигурирует неопределенный, но типичный для ИСККОНа штамп «свободный от материальных желаний», относящийся к «niskamo». В английском переводе имеется фраза «I will exhibit renunciation», может быть это и есть перевод слова «нирведах̣», но в этом случае лишними становятся слова «I will exhibit», т.к. в отрывке их нет. Само по себе слово нирведах̣/отречение — это существительное. Грамматика и словарные значения исключают у этого слова значение «отреченный», а тем более «I will exhibit renunciation». Но слово «нирведах̣» может быть прилагательным и будучим таковым оно весьма точно описывает Чаитанью и его культ: «не имеющий отношения к Ведам».

niskamo — не испытывающий кāму.
bhu-girvanas — значение этого слова не совсем ясно в данном отрывке, но допустим это «брāхман̣».

tira-atho — тут у автора отрывка или переписчика проблема с сандхи. Возможно, имелось в виду tira (берег), где, согласно переводам, tire — на берегу, но тогда в следующем слове должна быть акарасйа лопа: тире 'тхо, которой нет.

alakanandayah — Гангā.
kalau — в Кали-йугу.
catuh-sahasrabdhopari — после/по прошествии 4000.
panca-sahasrabhyantare — между/в середине/около 5000.
gaura-varno — золотого цвета.
dirghangah — высокий.
sarva-laksana-yukta — наделенный благими признаками.

isvara-prarthito — будучи тем, к кому обращены неустанные молитвы Ӣш́вары (отвечая на молитву Ӣш́вары). Если Чаитанйа и есть бог, то кто в данном случае выступает в роли Ӣш́вары? На чьи молитвы Чаитанйа ответил своим приходом, если он сам Ӣш́вара, как об этом заявляют его последователи? В предлагаемых переводах этот момент не отражен. Зато в переводе прабхупāдовцев имеются слова «я буду постоянно повторять святые имена Господа», которых нет ни в отрывке, ни в английском переводе их коллег из Гауд̣ӣйа-мат̣ха. В ш́локе все время идет речь о Чаитанйе, а «prarthito» — это пассивное причастие прошед. вр. При таком раскладе «ӣш́вара» является действующим лицом, а тот, о ком речь — объектом на которое действие направлено. Иначе говоря, Ӣш́вара молится Чаитанйе. Абсурд.

nija-rasasvado — вкушающий/наслаждающийся собственным расом.
bhakta-rupo misrakhyo — в облике бхакты по имени Миш́ра.

vidita-yogah — знающий йогу.

Фраза «Поймут же Меня только зрелые преданные», фигурирующая в русском переводе прабхупāдовцев, в самом отрывке отсутствует. Нечто похожее мы встречаем в Бхāгаватам 11.5.32: су-медхасах̣, которое Прабхупāда переводит так: «В век Кали разумные люди, собираясь вместе, славят Господа и поклоняются Его воплощению, непрестанно поющему имя Кришны…» (рус. пер. ISKCON).

Рāманāтхāчāрйа обращает внимание и на время прихода аватāры, заявленного в первом отрывке:

catuh-sahasrabdhopari panca-sahasrabhyantare


После/по прошествии четвертого тысячелетия, около/между/в середине пятого.

Перевод Gosai: «I will descend on the earth after the passage of four thousand years in the Kali-Age, and before the passsage of five thousand years».

Перевод перевода Gosai: «я сойду на землю по прошествии 4000 лет Кали-йуги и до того, как пройдет 5000 лет».

Пересказ ISKCON: «Через четыре-пять тысяч лет от начала Кали-юги Я низойду…». Стоит заметить, что таких слов в отрывке нет и цитата выше этого не утверждает.

Очень странная калькуляция. Складывается ощущение, что «после/по прошествии четвертого тысячелетия» слишком неопределенно, поэтому «около/между/в середине пятого тысячелетия» призвано уточнить временны́е границы, за которые аватāра не выйдет. Своего рода ориентир, когда ждать. Такая калькуляция бессмыленна, ибо время прихода достаточно ясно выражает фраза «около/в середине пятого тысячелетия», поскольку и так понятно, что в середине пятого тысячелетия наступит по прошествии четвертого. В Атхарваведе ничего подобного нет.


На сайте Nitaaiveda можно найти еще одно «свидетельство» божественности, оно же «предсказание» явления Чаитанйи из Атхарваведы (2 кх., 3 прап., 4 анув., 5 м.):

visvambhara visvena ma bharasa pahi svaha


Перевод Nitaaiveda: «O Lord Visvambhara, the upholder of the universe, please preserve me by sustaining the universe».

Перевод: «О Господь Виш́вамбхара, поддержатель вселенной, пожалуйста убереги меня, поддерживая вселенную».

Сразу отметим ту же ошибку с кхан̣д̣ой — «2 кх.», как и в случае с первым отрывком.

В крупнейшем тезаурусе Titus франкфуртского университета, среди мантр Атхарваведы мы действительно находим эти слова. Для удобства поиска приведем цитату, как она представлена в тезаурусе:

v/i/Svambhara v/i/Svena mA bh/arasA pAhi sv/AhA (bAV2, C16, p5)


Сайт scriptures.ru предлагает перевод: «О поддерживающий все, всем поддерживанием меня защити - Свага!»

Перед нами обращение с просьбой о защите. Никакого предсказательного флера в нем нет. Почему же эти слова считаются свидетельством божественности Чаитанйи и предсказанием его прихода? Ключевым для гауд̣ӣан здесь является слово «виш́вамбхара» (всеподдерживающий) — имя, которое Чаитанйа носил до принятия саннйāсы.

В данном случае связать слово «виш́вамбхара» с Чаитаньей можно, лишь вырвав его из контекста. Во всех разделах ман̣д̣алы, включая и тот, в котором находится обращение к Виш́вамбхаре, речь идет об обращении к божеству/божествам с просьбой о защите. В обращениях используются самые разные эпитеты, в числе которых и «виш́вамбхара». В первой мантре о защите взывают к Прāн̣е и Апāн̣е:

pr/ANApAnau m.rty/or mA pAtaM sv/AhA — О дыхание-выдох, от смерти меня защитите – Свага!

Во втором мантре о защите взывают к небу и земле:

dy/AvAp.rthivI /upa/SrutyA mA pAtaM sv/AhA — О Небо-и-Земля, прислушиванием меня защитите – Свага!

В третьем о защите взывают к солнцу:

s/Urya c/akSuSA mA pAhi sv/AhA — О солнце, ви́дением меня защити – Свага!

По логике гауд̣ӣан, если бы Чаитанью звали Ваиш́вāнара, то предсказанием о нем можно было бы считать обращение к Агни:

/agne vai/SvAnara v/i/Svair mA deva/iH pAhi sv/AhA — О Агни Вайшванара, всеми богами меня защити – Свага!



продолжение будет


Ложь кришнаитов — Ч. 40.5 «Предсказания о явлении Чайтаньи»


॥श्रीः॥


§

Сатйа- и Третā-йуга-аватāры


Обратимся к последователям Чаитанйи с вопросом: кто был йуга-аватāром в Сатйа- и Третā-йуги?
В своих ответах чаитаниты путаются, теряются в догадках. Например, одни прабхупāдовцы заявляют, что сатйа-йуга-аватāра – это Капила, и цитируют ЧЧ, Мадхйа, 20.334:

«Воплотившись в теле белого цвета, Господь учил заповедям религии и технике медитации. Он дал благословения Кардаме Муни, явив тем самым Свою беспричинную милость».

Комментарий Прабхупāды: «Кардама Муни был одним из Праджапати. Он женился на Девахути, дочери Ману, и у них родился сын Капиладева. Верховный Господь был очень доволен аскетическими подвигами Кардамы Муни и потому предстал перед ним в теле белого цвета. Капиладева явился в Сатья-югу, когда привычным для людей занятием была медитация».

Другие говорят, что сатйа-йуга-аватāра – это Хайагрӣва, и ссылаются все на того же Прабхупāду (Lecture on CC Madhya-lila 20.330-335, New York, December 23, 1966):

При этом версия Прабхупāды о Хайагрӣве противоречит тому, что он писал о Капиле в своем же комментарии к ЧЧ, Мадхйа, 20.334.

Стоит упомянуть и кулуарные слухи в ISKCON о том, что сатйа-йуга-аватāрой является Бхагавāн Нарасим̇ха.


Заглянем в Бхāгаватам.

11.5.21:

кр̣те ш́уклаш́ чатурбāхур джатило валкалāмбарах̣
кр̣ш̣н̣āджинопавӣтāкш̣āн бибхрад дан̣д̣а-каман̣д̣алӯ


Перевод Прабхупāды и ISKCON: «В Сатья-югу Господь явился в теле белого цвета, с четырьмя руками. Он связывал Свои волосы в пучок и был облачен в древесную кору и шкуру черной антилопы. Он носил священный шнур и гирлянду из рудракши. В руках Он держал посох и сосуд для воды. Он вел образ жизни брахмачари».


Актуальные вопросы:

1. Разве у Капилы было четыре руки?

2. Кто из трех кандидатов (Капила, Хайагрӣва, Нарасим̇ха) одновременно: а) носил вместо одежды древесную кору, б) рудрāкш̣у, в) был брахмāчāрином с каман̣д̣алой?

и т.д. и т.п.

По признакам, описанным в Бхāгаватам, никто из трех предлагаемых гауд̣ӣанами кандидатов на роль сатйа-йуга-аватāры не подходит.

Та же неопределенность и с третā-йуга-аватāром.

Третā-йуга-аватāрой прабхупāдовцы считают Варāху:

В трета-югу, когда от благих качеств осталась лишь треть (отсюда название эпохи – трета, «треть»), Господь приходил в образе Вараха-дева (который одновременно с этим является лила-аватарой) красного цвета и учил как правильно совершать жертвоприношения.

Искконовское изображение Варāха-аватāры:




Единственное описание красного цвета у Варāхи мы встречаем в 3.13.32. Речь идет о щеках и языке, окрапленных кровью поверженного āсура, но щеки и язык это не «господь приходил в образе Вараха-дева красного цвета».


Прабхупāда, комм. к Бхāг. 3.13.31: «Как утверждает Шрила Джива Госвами, в Ведах описаны два воплощения Господа Варахи (Вепря), которые приходили в материальный мир в разные эпохи — эпоху Чакшуша и эпоху Сваямбхува. Воплощение вепря, о котором идет речь в данном стихе, появилось в эпоху Сваямбхувы Ману».

Прабхупāда, комм. к Бхāг. 3.13.16: «По мнению Дживы Госвами, в этой главе описаны события, происходившие в разные эпохи. То, о чем говорится в данном стихе, произошло в эпоху Швета-вараха, а далее будут описаны события, относящиеся к эпохе Чакшуша».


Виш́ванāтха не только подтверждает слова Джӣвы о двух Варāхах, но и называет их цвет:

«атра ш́ветавāрāхакалпе свāйамбхуваманвантарāрамбхе брахманāсāт эва ш́ветаварāха āвирбхӯйа кевалам̇ пр̣тхвӣмуддхр̣тйаивāнтарадхāтттах̣».

В Ш́ветавāрāха-калпу эпохи Свāйамбхува Ману Бхагавāн Варāха был ш́ветного цвета (ш́ветаварāха), т.е. белый.

А в эпоху Чāкш̣уш̣а Бхагавāн Варāха, о котором по словам Прабхупāды и Джӣвы говорит Бхāг. 3.13.16-40, тамāла-нӣльного цвета:

«ш̣аш̣т̣хе чāкш̣уш̣аманвантаре пунарāкасмике пралайе джалāдерāвирбхӯйа нӣло варāхах̣ пр̣тхвӣмуддхаран…».


Изображения Варāха-аватāры в Гауд̣ӣйа-мат̣хе:





Джаипурское изображение Варāха-аватāры (ок. 1860 г.):





Чамба, ок. 1740:





И самое существенное — ш́āстра-прамāн̣ о красном цвете Варāха-аватāры мы не находим. Почему же на официальном сайте ISKCON сказано: В трета-югу, когда от благих качеств осталась лишь треть (отсюда название эпохи – трета, «треть»), Господь приходил в образе Вараха-дева красного цвета?

Помимо ISKCON, о красном цвете Варāха-аватāры говорит Прабхупāда: Satsvarūpa dāsa Goswāmī, Vol. 7: Prabhupāda-līlā - Addendum to Śrīla Prabhupāda-līlāmṛta ch. 3, Boston May 1968:

«Yes, Varaha is very beautiful. Generally, the boar picture is depicted as half-human, and half-boar, but in Bhāgavatam it is stated that full boar. You can make the first two legs as two hands, and the rear two legs as legs, and make it as beautiful as possible... Yes, He is reddish just like a boar».

Правда, это утверждение не вписывается в слова Бхāг. 3.13.33, где сказано, что Варāха тамāла-нӣльного цвета, т.е. темно-синий. Прабхупāда лукавит, говоря, что тело Его приобрело синеватый оттенок, напоминающий цвет дерева тамāла. В самом ш́локе нет слова «приобрело/assumed». Сказано просто: тамāла нӣлам.


Что же говорит Бхāгаватам о Бхагавāне в Третā-йугу?

Бхāг. 11.5.24 (ЧЧ, Мадхйа, 20.333):

третāйāм̇ ракта-варн̣о ’сау
чатур-бāхус три-мекхалах̣
хиран̣йа-кеш́ас трайй-āтмā
ш́рук-ш́рувāдй-упалакш̣ан̣ах̣


Перевод Прабхупāды и ISKCON: «В Трета-югу Господь явился в теле, имеющем красноватый оттенок. У Него было четыре руки. Его живот пересекали три отчетливо видимые линии, а волосы были золотистого цвета. Он явил миру ведическое знание. Атрибутами Господа были черпак, ложка и другие принадлежности жертвоприношения».

ИСККОНу нужен третā-йуга-аватāра красного цвета. Странно только, что на эту роль предлагается Варāха.

Вопросы:

1. Имеются ли какие-то прамāн̣ы о красном цвете Варāхи?

Таких прамāн̣ мы в ш́āстрах не находим.

2. Разве у Варāхи четыре руки?

В ш́āстрах мы опять же не встречаем прамāн̣, говорящих о руках Варāхи, зато в Бхāг. 3.13.30 и 3.13.46 говорится о Его копытах (кхураих̣). Конечно, четыре лапы Вепря можно назвать руками, но разве у рук бывают копыта?

Ш́рӣдхара, Джӣва, Виш́ванāтха также говорят о копытах.

В иконографии 18-19 столетий Варāха иногда изображался четырехруким и двуногим. И хотя иконография не всегда или не полностью основана на ш́āстре, тем не менее четырехрукость Бхагавāна имеет ш́āстровое обоснование. Об этом мы поговорим в конце анализа «предсказания» о Чаитанйе, основанного на Бхāг. 11.5.19-32.

3. Разве миссия Варāхи состояла в явлении миру «ведического знания»?

Нет. Он спас Землю и что важно, до явления Варāхи великие уже славили Его ведними славицами (см. 3.13.39). А о том, что Он явил «ведическое знание», ничего не говорится, наоборот, оно уже было на момент Его прихода, иначе откуда и по какому поводу славицы?

4. В описании Варāхи ничего не говорится о трех линиях и золотых волосах, как в Бхāг. 11.5.24 и в ЧЧ, Мадхйа, 20.333.

5. Также в описании Варāхи не сказано о Его атрибутах – черпаке и ложке для ритуалов, но в Бхāг. 3.13.38 имеются славицы, сравнивающие отдельные части Его тела с разного рода элементами āрчāния.

6. Разве Варāха учил науке жертвоприношений, как говорится в коммюнике ISKCON (http://www.krishna.ru/shri-krishna/krishna-the-supreme-personality-of-godhead/9-incarnation-of-krishna.html) и в ЧЧ, Мадхйа, 20.335?

Ничего подобного в описании Варāха-аватāры в Бхāг. 3.13.18-40 нет. Зато сказано: явившись, Бхагавāн Варāха заревел. Заметьте, не говорил и тем более не учил кого-либо, а страшно ревел.

Кто-то может сказать, что йаджн̃евые атрибуты, обучение науке жертвоприношений, три линии на теле и золотые волосы — это характеристики Бхагавāна Варāхадева в эпоху Свāйамбхува Ману, а не Чāкш̣уш̣у, но последователи Чаитанйи эту версию не отстаивают.

В отличие от прабхупāдовцев последователи Чаитанйи из Чаитанйа-сарасват-мат̣ха считают третā-йуга-аватāрой Рāмачандру. И хотя Рāма приходил в Третā-йугу, тем не менее Его облик не подходит под описание Бхагавāна (не аватāра!) в Бхāг. 11.5.24 уже потому, что Рāма не четырехрукий и не красного цвета. Его символы – это лук и стрелы, а не черпак и ложка, да и волосы Рāмы совсем не золотые.


Не будем забывать, что патриархи культа Чаитанйи — Рӯпа Госвāмӣ и Виш́ванāтха – предлагают в качестве третā-йуга-аватāры фантазию по имени «Ракта-Бхагавāн» (см. ч. 40.3). Называя третā-йуга-аватāрой Варāху, ISKCON игнорирует слова Рӯпы и Виш́ванāтхи — своих āчāрйев.

У бхактивинодовцев из Гауд̣ӣйа-мат̣ха о третā-йуга-аватāре имеется своя версия, отличающаяся от версии ISKCON и Прабхупāды. Другими словами, в Кёльне, Москве, Днепропетровске, Вр̣ндāване последователи Чаитанйи о третā-йуга-аватāре ничего не знают, включая самого Прабхупāду. В любом случае предложенные как основателями, так и неогауд̣ӣанами версии ш́āстрового обоснования не имеют.



продолжение будет


Ложь кришнаитов — Ч. 38.2 (мурти)


॥श्रीः॥


Чаитанйа в Уд̣упи


ЧЧ, Мадӿйа 9.277 (продолжение)


Идею отождествления мӯрти с „духовной формой бога“ и заявление о ее (мӯрти) не-материальности Прабӿупāда переносит и в толкование Бӿāгавата (6.16.51):

ахам̇ ваи сарва-бхӯтāни бхӯтāтмā бхӯта-бхāванах̤
щабда-брахма парам̇ брахма мамобхе щāщватӣ танӯ


Перевод: «Все живые существа, движущиеся и неподвижные, — это Мои отделенные проявления. Я — Сверхдуша всех живых существ, обязанных Мне своим появлением на свет. Я воплощение трансцендентного звука (омкары, или мантры Харе Кришна, Харе Рама), Я Высшая Абсолютная Истина, и Я являюсь в двух вечных духовных образах — в виде трансцендентного звука и исполненной вечного блаженства духовной формы Божества; ни то, ни другое не материально».

В пословном переводе Прабӿупāда несколько отходит от своего художественного перевода:

ахам — Я; ваи — воистину; сарва-бхӯтāни — пребывающий в телах разнообразных живых существ; бхӯта-āтмā — Сверхдуша всех живых существ (управляющая и наслаждающаяся их деяниями); бхӯта-бхāванах̤ — источник [cause] появления всех живых существ; щабда-брахма — трансцендентный звук (мантра Харе Кришна); парам брахма — Верховная Абсолютная Истина; мама — Мои; убхе — оба (звуковой образ и духовная форма [spiritual identity]); щāщватӣ — вечные; танӯ — тела.

В переводах Прабӿупāды есть многое, чего нет в самом щлоке. Ни харекришна-махамантры, ни откровения о нематериальности духовной формы божества. Смысл щлока в том, что Бӿагавāн — вместилище мира и внутрисущий Направник (Āтман) всех живых существ. В щлоке прямо говорится — Он Āтман — антарйāмин всего сущего, в том числе и Вед. С точки зрения гауд̣ӣйской философии этот щлок весьма неудобен, поэтому его требуется представить в нейтральных, но гауд̣ӣйских тонах. Чтобы соответствовать канонам, Прабӿупāда вынужден обходить ключевые веда-сиддӿāнтовые понятия. Переводить прямо щлок нельзя, иначе разрушится шаткая гауд̣ӣйская конструкция двеша-трихотомии «Брахман-Парамāтман-Бӿагавāн». Бӿагавāн говорит о себе как об Āтмане, но Āтман в трихотомии ниже Бӿагавāна и удел „не чистых преданных“. Парабрахмана в щлоке Прабӿупāда открыто признать не может, поэтому заменяет на ничем не примечательную „Верховную Абсолютную Истину“. При этом Международное общество сознания Кришны (ISKCON) — организация, созданная Прабӿупāдой, позиционирует себя ведическим учением. Собственно цикл «Ложь кришнаитов» и начинается с опровержения „ведичности“ учения Чаитанйи и общества прабӿупāдовцев.


Прабӿупāда (Ӣща-Уп., м. 15), пер. ISKCON: «...В «Бхагавад-гите» (6.46 – 47) проводится сравнительный анализ трех типов трансценденталистов: тех, кто поклоняется безличному Брахману (гьяни), тех, кто поклоняется Параматме (йогов), и преданных Господа Шри Кришны (бхакт). Там сказано, что гьяни, изучающие ведическую мудрость, лучше обыкновенных карми, что йоги стоят даже выше гьяни, а те из йогов, которые отдают все свои силы служению Господу, являются самыми лучшими. Иными словами, философ лучше того, кто работает ради наслаждения плодами своего труда, мистик лучше философа, а из всех йогов-мистиков лучше всех тот, кто следует путем бхакти-йоги, постоянно занимаясь служением Господу».

Примечание. Подробнее о Брахмане и Парамāтмане см. ч. 37, ч. 29.

Прабӿупāде надо выдержать гауд̣ӣйский концептуальный ландшафт: вслед за нейтрализацией неудобных терминов, он берет последний аккорд:

«щабда-брахма — трансцендентный звук (мантра Харе Кришна)».

Не может приличный гауд̣ӣй, чистый преданный, повторять имена Брахмана — безличного сияния, мечты мāйāвāдӣ. Спасением может быть только „харекришна-махамантра“, которой в щлоке нет, но которую необходимо обозначить, иначе адепт может узреть в щабда-брахме его ведāнтовое значение — Веды и Пран̣ав. Поэтому Прабӿупāда своевременно нейтрализует опасное место:

«Люди, обладающие сознанием Кришны, поднимаются над шабда-брахмой, то есть наставлениями Вед и Упанишад» — комм. к Гӣте 2.52

В космическом тāратамье Веда относится к категории нитйа-џад̣а. В щлоке с самого начала заявляется: ахам̇ сарвабӿӯтāни — Я есмь все сущие. Но это мнящаяся в словах тождественность разъясняется следующим же словом: „бӿӯтāтмā“. Объяснение этого мы находим в Ӣщопанишаде (м. 6): йасту сарвāн̣и бӿӯтāнйāтма… На это же указывает в прамāн̣е Āчāрйа:

हरिस्तु सर्वभूतानि तदन्तर्याम्यपेक्षया । तिङ्पदान्यपि सर्वाणि सुप्पदानि तथैव च । तस्मिन्नेव प्रवर्तन्ते मुख्यवृत्त्या विशेषतः

Хари есть все бӿӯтани, потому что Он их антарйāмин.

Поскольку все слова имеют Его главным своим смыслом (мукӿйа-врьтти), а также косвенно указывают на Него как на причину тех сущностей, которых они обозначают своими неглавными смыслами, щабда-брахма — Его тану.

Но в контексте щлока „тану“ в значении „тело“ второстепенно. В первую очередь „тану“ — это то, что тануте, распространяет, расширяет, доносит. Веда разносит славу Его гун̣, потому — тану. Тану также есть то, что является представой, представлением, досягаемым присутствием. Знание о Нем представлено в Веде, мантры Вед используются для обращения к Нему, поэтому Веда есть тану (=пратӣка). Почему же тану, будучи Его пратӣкой, вечна (щāщватӣ)? Щāщватӣ — поскольку Вāк, т.е. Веда, не разрушим. Звук, как пространство, вечен.

Рьг-Веда 10.114.8: йāвад брахма вишт̣ӿитам̤ таватӣ вāк \ как сущ (вечносущ) Брахма, так и Вāк (Веда).

Если бы в щлоке речь шла исключительно о сварӯпа-дехе, то было бы ед. ч. (экавачанам), а не двойное (двивачанам), как в щлоке 1.3.28 „эте … крьшн̣асту бӿагавāн свайам“, показывающем как раз полное тождество свāм̇щ и Бӿагавāна.

Парам̇ брахма — синоним слова „махад-брахма“, т.е. Лакшмӣ, потому что Лакшмӣ — место Его наиболее явного присутствия. Щабда-брахма — Его пратимā, описательное представление, место Его саннидӿья.

Теория тождества Веда и Брахмана игнорирует тāратамье, в котором щабда-татва, џад̣а, отличается от Ӣщвара-татва хотя бы тем, что Брахман — это чит-татва, а щабда ачит (џад̣а). Если Веда и Брахман не отличны друг от друга, то почему бы не заявить, строго следуя этой логике, что между Брахманом и миром тоже нет отличия и все сущности и существа не отличны от Него? Но прамāн̣ такого тождества нет. Есть непонимание щāстр, невежество и прамāн̣ы, говорящие как о реальном отличии Брахмана от џагата, так и Его присутствии (не тождестве) во всем.

Две сущности, в которых Его присутствие наиболее интенсивно, это Лакшмӣ и Веда. Веда — носитель Его славы в словах, Лакшмӣ — высший знатель Его славы. Тем не менее, Он не есть Лакшмӣ и не есть Веда. Заявление, что все подряд, весь мир, души, џад̣а и что бы там ни было, есть всё сплошной Брахман и ничем от Него не отличается — ащāстровый делириум, сиречь абсурд.

О том, что „щабда-брахма“ в первую очередь это щрути, говорят: Бӿā. 3.12.48, 10.20.43, 11.21.36, 3.11.35, 4.29.45, 11.11.18 и многие другие речения. Даже в пресловутой Брахма-сам̇хите, 5.26, и то щабда-брахма остается „божественным звуком“, над которым Прабӿупāда только что предлагал подняться людям, обладающим „сознанием кришны“.

Мантры Вед и Упанишад не всегда являются ведическими обрядами и ритуалами, такими, как ранние утренние омовения, молитвы три раза в день и почитание предков…комм. к Гӣте 2.52

Гораздо чаще мантры Вед, т.е. щабда-брахма, это знание о Брахмане — антарйāмине — внутрисущем Направнике.

Пратӣкāдӿикаран̣у предшествует Антарйāми-Прāн̣āдӿикаран̣ам (1.1.28-31), являющийся самим духом и сутью Саманвайāдӿйāйа Ведāнта-сӯтр. Взаимосвязь этих двух адӿикаран̣ов помогает лучше понять логику щāстр, особенно контекст нашей темы — мӯрти и Бӿагавāн. Прежде чем говорить о пратӣках, Сӯтракāра обращает наше внимание на причину, почему именно пратӣки не есть сам Брахман. Да, все исходит от Брахмана. Им поддерживается и Им пронизано, в том числе пракрьти. Подчеркивается надпракрьтность Брахмана и Его отличие от пракрьти, а не тождественность ей. Он Антарйāмӣ — Вишн̣у, присущий в пратӣках и отличный от них.

Бӿā. 12.13.11-12:

आदिमध्यावसानेषु वैराग्याख्यानसंयुतम्
हरिलीलाकथाव्रातामृतानन्दितसत्सुरम्
सर्ववेदान्तसारं यद् ब्रह्मात्मैकत्वलक्षणम्
वस्त्व् अद्वितीयं तन्निष्ठं कैवल्यैकप्रयोजनम्


«От начала до конца, Бӿāгавато наполнено деяниями Господа, которые дают блаженство сатсурам (противоположность āсурам — КфБ), способным к отречению. Это Бӿāгавато является сутью всего Ведāнта, потому что его темой является только Брахмо, недвойственная сущность. Мокша есть высшая цель, которую провозглашает Бӿāгавато».


बन्धको भवपाशेन भवपाशाच्च मोचकः ।
कैवल्यदः परं ब्रह्म विष्णुरेव सनातनः ॥ — Сканда-пура̄н̣а (процитировано Щрӣдӿарой)

«Вишн̣у – вечный Брахман, дарующий мокш. Он Тот, кто связывает путами рождения и смерти, и Он же Тот, кто освобождает» (перевод проф. Б.Н.К. Щармы)


Заявления Прабӿупāды о якобы щрути-мантрах, в том числе Ӣщопанишады, говорящих о тождестве мӯрти и Бӿагавāна, не состоятельны. В Ӣщопанишаде нет ни одного мантра, в котором бы провозглашалось нечто похожее на тождество мӯрти и Брахмана. Мантры 6, 7, 8 говорят об антарйāмитве Брахмана. Прабӿупāда банально перевирает смысл, предлагая упанишаду в качестве источника, оправдывающего отношение чаитанитов к мӯрти.

Упāсанā отождествления Брахмана с пратӣками по своей природе является извращенной, асад-упа̄саной, типичной лишь для āсурьей природы. Она запрещена ща̄страми и влечет за собой нежелательные плоды. Щрути, смрьти и Сӯтры уверенно говорят, что образы, которым поклоняются, не являются Самим Богом. Материальные объекты не обладают божественной силой (они не наделяют человека способностью мыслить, видеть, говорить и т.д.).

Пратӣки, в том числе и мӯрти, являются местом особого присутствия Брахмана, но не самим Брахманом. Об этом и говорит Пратӣкāдӿикаран̣ам Ведāнта-сӯтр. Этимология слова „Вишн̣у“ хорошо объясняет эту мысль.

Брьх.-Уп., 3.7.3…:

यः पृथिव्यां तिष्टन् पृथिव्या अन्तरो यं पृथिवी न वेद यस्य पृथिवी शरीरं यः पृथिवीमन्तरो यमयत्येष त आत्मान्तर्याम्यमृतः

«Присущий в Прьтӿивӣ, Он отличен от Прьтӿивӣ, кого Прьтӿивӣ не знает, чье тело Прьтӿивӣ, изнутриправящий — твой Āтман, внутрисущий Направник».

Прямо и пылко осуждая отождествление пратӣк с Брахманом, Мадӿва щāстра-прамāн̣ами помогает сформировать здоровое понимание истины, которая, по всей видимости, стала источником идолопоклоннических веяний в средневековом индуизме. Отождествление пратӣк с Брахманом (брахмадрьшт̣и) в школе Щаӈкары и догма об арча̄вата̄рах во взглядах Ра̄ма̄нуџи привели к широко распространенному неверному пониманию смысла храмов и значения мӯрти, в том числе в сознании иноверцев-завоевателей, которые в результате своих заблуждений громили и уничтожали индуистские святыни.

Поднявшись против заблуждения о тождестве пратӣк и Брахмана, бросающего тень на поклонение мӯрти, Мадӿва оказал индуизму огромную помощь в определении истинного места пратӣкопа̄саны, вооружая верным знанием не только дӿармиков хинду, но и представителей иных верований.

В этой связи примечателен комментарий Баладэва Видйāбӿӯшан̣ы «Говинда-бӿāшье» к Пратӣкāдӿикаран̣у 4.1.3-4 (являющийся, по сути, копией комментария Мадӿвāчāрйи):

«на кӿалу пратӣке манна āдау тад-дӿӣх̤ кāрйā хи йасмāт пратӣке ӣщваро на бӿавати кинту тасйāдӿишт̣ӿāнам эвети смрьтищ ча… (см. Бӿā. 11.2.41) татӿā ча саптамй-артӿе пратӿамейам ити сиддӿāнтах̤»

Ӣщвара не является пратӣкой, следует понимать, что Он находится в пратӣке...

Баладэва Видйāбӿӯшан̣а — единственный гауд̣ӣй, подчеркивающий различие между пратӣками и Брахманом. Его понимание этого вопроса полностью отличается от запрещенного щāстрами асад-упāсания мāйāвāдинов и гауд̣ӣан.


Выводы


1. Почему Чаитанйа решил, что ваишн̣авы-татвавāдины признают истинность образа Господа, если об этом со стороны татвавāдинов никто ничего не говорил?

2. Каковы прамāн̣н̣ые критерии признания истинности образа господа? К сожалению, гауд̣ӣйи и сам Чаитанйа об этом не говорят.

3. Ни одно речение щрути не отождествляет мӯрти с Брахманом. Заявления гауд̣ӣан и Прабӿупāды о тождестве мӯрти и Бӿагавāна берет начало в мāйāвāде Щаӈкары и является банальным щабдабӿрāнти. Из предыдущих частей ЛК мы узнали, что Прабӿупāда часто без проверки и достаточного анализа повторял голословные заявления Бӿактивинода и Бӿактисиддӿāнты. Не стали исключением и слова Бӿактивинода о признании Мāдӿавендрой сампрадāйа Мадӿвы из-за признания догмы отождествления мӯрти с самим Бӿагавāном, повторенной Прабӿупāдой в комм. к стиху ЧЧ, М. 9.277.

4. Противоположные друг другу по существу мотивировки Прабӿупāды всего лишь очерчивают рамки ложных представлений культа Чаитанйи. Прабӿупāда все время путается, противоречит сам себе, выдавая желаемое за действительное. Кроме слов якобы Падма-пурāн̣ия, в которых о тождестве Бӿагавāна и мӯрти нет ни слова, да рассказа автора ЧЧ от лица Нитйāнанды о тождестве пратимы и Крьшн̣ы, каких-либо иных прамāн̣ нематериальности изваяний или их тождественности апракрьта рӯпу Хари у последователей Чаитанйи нет.

5. Международное общество сознания Кришны позиционирует себя „ведическим учением“, но их отношение к мӯрти, отождествление мӯрти с апракрьта-рӯпом Крьшн̣ы, Ведами запрещено и называется асад-упāсаной.

6. Отношение к мӯрти ваишн̣авов мадӿва-сампрадāйа радикально отличается от представлений о пратӣках у адваитавāдинов и последователей Чаитанйи. Это различие доказывает, что Мāдӿавендра Пурӣ не был татвавāдином и исключает саму возможность принятия им мāдӿва-сампрадāйа по причине признания мāдӿваитами „истинности виграхи как трансцендентной формы бога“.

К вопросу о связи Мадӿвы с адваитавāдом Щаӈкары: ч. 14.

7. Анализ ЧЧ на предмет правдоподобности визита Чаитанйи в Уд̣упи и его диспута с татвавāдинами показал, что диспут, изложенный на страницах ЧЧ, и заявленная в нем победа Чаитанйи являются выдумкой автора и не имеют под собой никаких исторических, фактических и щāстровых оснований. Ни один из стихов о визите Чаитанйи в Уд̣упи не отражает исторических событий и фактов. Все ответы Чаитанйи представляют собой полностью ложное понимание им ваишн̣ава-дӿарма и щāстр, которые автор ЧЧ от лица Чаитанйи цитирует и объясняет.


продолжение будет


Ложь кришнаитов — Ч. 37.2 (гьяна и гьяни)


॥श्रीः॥


Чаитанйа в Уд̣упи


ЧЧ, Мадӿйа 9.276 (продолжение)


прабӿу кахе, — кармӣ, џњāнӣ, — дуи бӿакти-хӣна
томāра сампрадāйе декӿи сеи дуи чихна


Русский перевод ISKCON: «Шри Чайтанья Махапрабху сказал: «Тех, кто стремится наслаждаться плодами своего труда, а также философов-теоретиков относят к непреданным. В вашей же сампрадае присутствуют обе эти концепции».


Гьяни и „таттвавāдӣ-āчāрйа“


Мы выяснили, по мнению гауд̣ӣанцев, џњāнӣ — это адваитавāдӣ, в книгах Прабӿупāды именуемый „мāйāвāдӣ“. Мāйāвāдӣ идет путем „гьяны“ и желает слиться с безличным Брахманом (комм. Прабӿупāды ЧЧ, Āди 7.101).

Резонный вопрос: а при чем тут кавирāџевские „таттвавāдины“ Уд̣упи? Разве слова „таттвавāдӣ-āчāрйи“ являются проповедью идей Щаӈкары? Нет. Разве „таттвавāдӣ-āчāрйа“ говорил что-то о слиянии с безличным Брахманом? Нет. Разве „таттвавāдӣ-āчāрйа“ призывал не подносить Крьшн̣е все, что только есть у человека? Как раз наоборот, призывал посвящать Крьшн̣е все свои дӿармы, независимо от варн̣а и āщрама (см. ЧЧ, М. 9.256). Другими словами, любая деятельность человека должна совершаться с бӿактью. В словах „таттвавāдӣ-āчāрйи“ нет идей Щаӈкары, отказа от бӿакти-йога и разглагольствований о безличном Брахмане. Так почему же „таттвавāдины“ в ЧЧ, М. 9.276, названы карминами и „гьянинами“ в негативном гауд̣ӣанском смысле, когда для подобного рода обвинений даже с точки зрения самой ЧЧ нет оснований?


Гьяни и Āчāрйа Мадӿва


Как уже говорилось, „џњāна“ для Щаӈкары — это щāстровая ученость, „щāстрāртӿапāн̣д̣итйа“ (см. комм. Щаӈкары к Гӣте 6.46). Знание щāстр позволяет начать настоящее сāдӿание. Поэтому сāдӿака должен знать щāстры.

Теперь посмотрим, как обстоят дела со знанием в настоящем татвавāде, в отличие от того, как он представлен в ЧЧ.

Āчāрйа Мадӿва в Гӣтā-бӿāшье к 6.46:

ज्ञानिभ्यः योगज्ञानिभ्यः । तपस्विभ्यः कृच्छ्रादिचारिभ्यः ।

Џњāнины — это йога-џњāнины. Тапасвины — это те, кто практикует крьччӿру и др. обеты.

Под џњāнином здесь имеется в виду не џњāнӣ в полном смысле слова (напр. „џњāнӣ ча бӿаратаршабӿа“, Гӣтā, 7.16), а человек, осведомленный о методе йога, но его не практикующий. Это объясняется в прамāн̣ощлоках:

उक्तं च -
कृच्छ्रादेरपि यज्ञादेर्ध्यानयोगो विशिष्यते ।
तत्रापि शेषश्रीब्रह्मशिवादिध्यानतो हरेः ।
ध्यानं कोटिगुणं प्रोक्तमधिकं वा मुमुक्षुणाम् - इति गारुडे

крьччӿра̄дерапи йаџња̄дердӿйа̄найого вищишйате ।
татра̄пи щешащрӣбрахмащива̄дидӿйа̄нато харех̤ ।
дӿйа̄нам̇ кот̣игун̣ам̇ проктамадӿикам̇ ва̄ мумукшун̣а̄м
Гаруд̣а-пура̄н̣а

«Дӿйа̄на-йог превосходит крьччӿру и подобные обеты, а также йаџњ и подобные обряды. В свою очередь, дӿйāние Господа Хари стремящимися к мокшу и ничему иному описывается как в миллионы раз превосходящее дӿйāние Щеша, Щрӣи, Брахмы, Щивы и других дэвов».


अज्ञात्वा ध्यायिनो ध्यानात् ज्ञानमेव विशिष्यते ।
ज्ञात्वा ध्यानं ज्ञानमात्राद् ध्यानादपि तु दर्शनम् ।
दर्शनाच्चैव भक्तेश्च न किञ्चित् साधनाधिकम् - इति नारदीये

аџња̄тва̄ дӿйа̄йино дӿйа̄на̄т џња̄намева вищишйате ।
џња̄тва̄ дӿйа̄нам̇ џња̄нама̄тра̄д дӿйа̄на̄дапи ту дарщанам ।
дарщана̄ччаива бӿактещча на кињчит са̄дӿана̄дӿикам
На̄радӣйа-пура̄н̣а

«Знание превосходит дӿйа̄ние дӿйа̄нящего в невежестве. Дӿйа̄ние со знанием превосходит просто знание о дӿйа̄нии. Дарщанам превосходит дхйа̄ние. Нет са̄дӿания лучше, чем дарщанам и бӿакти».

Дӿйа̄на-йог приносит плоды после непрерывных усилий, прикладываемых на протяжении многих жизней и начатых в той жизни, в которой џиџња̄су проявил великое желание узнать о дӿйа̄нии и неуклонно следовал своей цели. После этого он становится апарокша-џња̄нином и благодаря своему усердию на протяжении многих жизней достигает наивысшей цели.

Пояснение: Дарщанам — это боговидение, апарокша-џњāнам, т.е. высшая бӿакти. Словом „дарщанам“ подчеркивается непосредственное āтменное восприятие Бӿагавāна как природа такого знания.


Вышеприведенными прамāн̣ами Мадӿва показывает высшее положение бӿакти. Это идеально подошло бы гауд̣ӣйам, если бы не одно „но“. Говоря о тапасвинах, йогинах, карминах, џњāнинах и бӿактах, гауд̣ӣйи перечисляют их методом исключения — „последующий лучше предыдущего“, в итоге бӿакти занимает наивысшее положение. Такая „бӿакти“ выше и џњāния, и карм. Правда, не понятно, что это за бӿакти такая, т.к. щāстры о ней ничего не говорят. Отсутствие в щāстрах подобного рода бӿакти послужило причиной создания госвāминами категорий „карма-мищра-бӿакти“, џњāна-мищра-бӿакти“ и др. — несовершенны те, чья бӿакти (чье „преданное служение“) осквернена знанием и кармами (см. БРС, 1.1.11). И снова не понятно, зачем при этом утверждать, что бӿакти-йог должен основываться на знании щāстр (см. БРС, 1.2.101), т.е. бӿакта все-таки должен быть щāстрāртӿавāдӣ и щāстрāртӿапан̣д̣итом, о чем как раз и говорит Щаӈкара.

В очередной раз напоминает о себе проблема отсутствия классификации знания, какое знание бӿактизначимо, а какое нет. Если знание со знаком минус относится только к идеям Щаӈкары, то зачем идентифицировать слово „џњāна“ всякий раз именно с Щаӈкарой? Если бӿакти должна быть основана на џњāнии, если и џњāна, и бӿакти — это две стороны одной медали, что гауд̣ӣйи в принципе и не отрицают, то почему они проводят различие между џњāна-йогом и бӿакти-йогом, т.е. принимают опять-таки трактовку Щаӈкары?

В отличие от гауд̣ӣанства, прамāн̣ы и Мадӿва говорят о тапасе, џњāнии, йоге и карме методом включения: кармины, тапасвины, џњāнины, йогины — все они бӿакты, а не соперники. Предшествовавшее не исключается, а включается. Здесь не уместны гауд̣ӣйские двеша-коннотации, џњāнӣ желает раствориться в безличном Брахмане, а йогӣ — видеть в сердце „сверхдушу“, и лишь бӿакта желает вечно служить Бӿагавāну. Нет, все совсем не так. И џњāнӣ, и йогӣ, и кармӣ, и тапасвӣ — все они бӿакты, если их деятельность совершается с бӿактью и верным знанием о Господе Хари. Все они встречаются на ступени дарщана, достичь которой без верного знания и бӿакти невозможно.


О взаимогармонии знания и бӿакти см. Ежевременник Н. Дивногорскаго и ЛК, Ч. 33


В Гӣте (гл. 7) говорится о четырех видах людей, бӿаџащих Крьшн̣у: āртах̤ (несчастные, ищущие избавления от страданий), џиџњāсух̤ (ищущие знания), артӿāртӿӣ (ищущие богатства, как обычно это переводят), џњāнӣ (обладающие знанием о Нем).

चतुर्विधा भजन्ते मां जनाः सुकृतिनोऽर्जुन ।
आर्तो जिज्ञासुरर्थार्थी ज्ञानी च भरतर्षभ ॥

чатур-видӿā бӿаџанте мāм̇
џанāх̤ су-крьтино ´рџуна ।
āрто џиџњāсур артӿāртӿӣ
џњāнӣ ча бӿаратаршабӿа ॥


Баннанџе Говиндāчāрйа: Что такое бӿаџанам? Бӿакти-пурвакам āрадӿанам, т.е. воздаяние с бӿактью. „Чатурвидӿā бӿаџанте мāм̇“ — это четыре вида людей, совершающих бӿаџанам. Их связывает бӿаџанам, т.е. бӿакти. Они — бӿакты. Среди них один бӿакта стремится к артӿе, другой к знанию и т.д., но все четверо бӿакты, поэтому о них говорится „бӿаџанти“. Четвертый вид — это џњāнӣ. Џњāнӣ тоже бӿакта. Среди этих бӿакт кто-то в несчастье, в беде и страданиях возносит молитву Бӿагавāну, он называется āрта-бӿакта. Примером āрта-бӿакты является Гаџендра.

Второй вид — это џиџњāсу, т.е. ищущие знание. Особенностью џиџњāсу является поиск знания с бӿактью. Мотивация поиска знания пропитана бӿактью. Они понимают, что у них знания нет или его не достаточно. Для того, чтобы бӿакти к Бӿагавāну возросла, им необходимо знание. Ради этой цели они просят и поклоняются Бӿагавāну с молитвой о знании. Тот, кто возносит молитву Бӿагавāну для того, чтобы узнать Его лучше, яснее (вищишйа) — это џиџњāсу-бӿакта. Он находится на более высоком уровне, чем āрта-бӿакта.

Третий вид — это артӿāртӿӣ. У него уже есть знание о Бӿагавāне и бӿакти, но в нем присутствует стремление к артӿе. Артӿа здесь не означает богатство и деньги. Артӿа — это плоды. У него остается стремление к каким-то плодам.

Четвертый вид — это џњāнӣ. Обладая знанием о Бӿагавāне, џњāнӣ, тем не менее, поклоняется Ему, имея ввиду достижение какой-то цели, какого-то результата. Но он не просто поклоняется, потому что ему нужны плоды поклонения. Его бӿаџан вызван бӿактью и верным знанием о Бӿагавāне.

Во всех четырех случаях основой их бӿаџана является бӿакти. Без бӿакти невозможно стать ни āртой, ни џиџњāсу, ни артӿāртӿӣ, и, конечно же, без бӿакти невозможно стать џњāнином.

Џњāнӣ в щлоке Гӣты упоминается на последнем, т.е. высшем, месте. Почему же тогда џиџњāсу, тот, кто стремится к знанию, упоминается на втором месте, а не на третьем, предшествующем џњāнину?

Что такое џиџњāса̄? Это стремление к знанию. Жажда знания. Надежда знание обрести, поскольку знания нет или его мало. Есть желание знать больше. А артӿāртӿӣ уже обладает знанием о Бӿагавāне, которое превосходит знание џиџњāсу. Но у него есть стремление к плодам, ожидание плодов (пӿала-апекша). Поэтому он называется не џњāнӣ, а артхāртхӣ.

Āрта стремится исключительно к прекращению своих страданий. У него в принципе зачатков знания нет, поэтому он и молится: „Я ничего не знаю, Бӿагавāн. Ничего не ведаю. Спаси меня. Вытащи меня“ (Гӣтā, 7.19).

В щлоке 7.19 бахӯнāм̇ џанманāм анте… — после многих жизней, рождений, џњāнавāн \ обладающий знанием, мāм̇ прападйате \ Мне поклоняется. Что означает „после многих жизней“? Он после многих жизней приобретает знание и потом прападйате? Или же обладающий знанием после многих жизней прападйате?

И то, и другое. Почему? Потому что даже после обретения знания (в данном случае апарокша-знания, зрячего знания) требуется много рождений и жизней, чтобы изжить, отжить пра̄рабдӿа-кармы. После этого џњāнӣ достигает освобождения. Но для достижения знания, в смысле апарокша-знания, также требуется множество жизней. После многих жизней, проведенных в сāдӿании и знании, он достигает Знания, т.е. апарокши, и затем, достигнув его, после многих жизней изживания пра̄рабдӿа-карм, достигает мокша. „Прападйате“ означает достигает, а не „предается“. „Прапад“ (प्रपद्) означает „достижение“, „обретение“. „Прападйате“ ни в коем случае не означает „щаранам гачӿати“, т.е. џњāнӣ в конце концов после многих жизней предается. Нет! Потому что „прападйате“ означает „прāпноти“ \ „достигает“ [высшей цели].


В Гӣте 7.17 Крьшн̣а без всяких условий и оговорок называет џњāнина дорогим Ему бӿактой:

तेषां ज्ञानी नित्ययुक्त एकभक्तिर्विशिष्यते ।
प्रियो हि ज्ञानिनोऽत्यर्थमहं स च मम प्रियः ॥

тешāм̇ џњāнӣ нитйа-йукта эка-бӿактир вищишйате ।
прийо хи џњāнино ´тйартӿам ахам̇ са ча мама прийах̤ ॥


Русский перевод ISKCON: «Лучший из них тот, кто обладает совершенным знанием и всегда занят чистым преданным служением Мне. Я очень дорог такому преданному, и он очень дорог Мне».

У Прабӿупāды все как-то неопределенно и путанно. В самом щлоке слово „џњāнӣ“ не нагружено прабӿупāдовскими эпитетами „тот, кто обладает совершенным знанием“.


Гӣтā 7.19:

बहूनां जन्मनामन्ते ज्ञानवान्मां प्रपद्यते ।
वासुदेवः सर्वमिति स महात्मा सुदुर्लभः ॥

бахӯнāм̇ џанманāманте џњāнавāнмāм̇ прападйате ।
вāсудевах̤ сарвам ити са махāтмā судурлабӿах̤ ॥


Прабӿупāда, пер. ISKCON: «Тот, кто, пройдя через множество рождений и смертей, обрел совершенное знание, вручает себя Мне, ибо он понял, что Я - причина всех причин и все сущее. Такая великая душа встречается очень редко».


Комментарий Прабӿупāды, пер. ISKCON: «Спустя много жизней, посвященных духовной практике и преданному служению, живое существо обретает чистое трансцендентное знание и понимает, что конечной целью пути духовного самопознания является Верховная Личность Бога. На первом этапе духовного пути, когда человек пытается освободиться от материальных привязанностей, он обнаруживает склонность к имперсонализму, но, поднявшись на более высокую ступень, понимает, что духовная жизнь полна разнообразной деятельности, составляющей преданное служение Господу. Осознав это, человек развивает привязанность к Верховному Господу и предается Ему».


И снова, в щлоке стоит просто „џњāнавāн“ без эпитета „тот, кто обладает совершенным знанием“. Именно џњāнӣ дорог Крьшн̣е, потому что џњāнӣ — это не просто начитанный человек (aka философ-теоретик — по Прабӿупāде), а бӿакта, знающий суть щāстр (щāстрāртӿ). То есть подчеркивается, что истинный бӿакта всенепременно обладает щāстрāртӿапāн̣д̣итйей. Ща̄стра-знание — это неотъемлемое слагаемое бӿакти. Без него бӿакти превращается в эмоционально-приподнятую взволнованность, порождаемую невежеством и заблуждениями. Бӿактой в полном смысле слова может быть только человек, обладающий верным знанием.

Расплывчатые формулировки Прабӿупāды „духовная практика“ и „преданное служение“ не отражают сути. Чем они друг от друга отличаются, не понятно. Путанно и туманно выглядит и „чистое трансцендентное знание“, которое отличается и от „духовной практики“, и от „преданного служения“. Слишком самоуверенно Прабӿупāда заявляет и расписывается за все человечество в том, что на начальном этапе каждый человек обнаруживает склонность к имперсонализму.

Ну и совсем туманно-странные слова, не вносящие ясности, об осознании разнообразия духовной деятельности, составляющей преданное служение, которое может развить привязанность к Верховному Господу и способствовать преданию себя Ему.



„Нети-нети“


В комментарии к ЧЧ, Мадӿйа 7.66, Прабӿупāда предает анафеме метод „нети нети“ и ассоциирует его с адваитавāдом: «Гьяни — это философы-теоретики, которые просто пытаются понять, что такое дух и что такое материя. Их метод познания называется нети нети, потому что все их искания сводятся к рассуждениям: „Это — не дух, это — не Брахман“».

Если Прабӿупāда признает Упанишады, а он признает, основой знания о бӿакти и ее сути, то приписывание методу нети-нети имперсонального флера сводит на нет заявления самого же Прабӿупāды:

«Здесь особенно важны слова бхактйā ш́рута-гр̣хӣтайā, ибо они указывают, что бхакти основывается на философии Упанишад и «Веданта-сутры» — комментарий Прабӿупāды к ЧЧ, Āди 7.102


Справка: „Нети-нети“ — это метод познания от противного, сontradictio in contrarium, (определение, чем объект познания не является), который изложен в Упанишадах и является легитимным методом познания. Отрицание этого метода, по сути, означает отрицание щрути. Нети-нети постулирует отличие Брахмана от џагата. В таком способе познания нет ничего крамольного. Этот метод изложен великими рьшиями прошлого. В нем нет ничего монистическо-имперсонального. Наоборот, утверждая, что это исключительно метода гьяни, Прабӿупāда сам опускает Упанишады и их значимость до уровня фантазий Щаӈкары, приписывая им философию имперсонализма.



Выводы


Щаӈкара вполне легитимно и здравомысленно считает сāдӿака џњāнином, а „џњāние“ — знанием сути щāстр. Это не должно вызывать негативного отношения к обоим терминам. Деление упāсаний (џњāна превосходит бӿакти) — это личная интерпретация и понимание Щаӈкары, а не татва-прамāн̣а.

Знание превращает āтменный поиск в сāдӿание (см. Брахма-сӯтра, 1.1.1, Бӿāгавато, 1.1.1-2, Гӣтā, 13.19-20 и т.д.). Если бы знание было чем-то второстепенным и малозначимым, то в щāстрах не было бы нужды. Если бы џњāние относилось исключительно к имперсонализму, то сама идея Ниргун̣а-Брахмана была бы очевидным щāстра-сиддӿāнтом, а не толкованием Щаӈкары.

Разумный џиџњāсу и сāдӿака должны обладать знанием щāстр, благодаря которому сāдӿание будет осознанным актом. Сāдӿака — безусловно џњāнӣ и щāстравāдӣ. Этому же щāстровому положению следует и Мадӿвāчāрйа.

Кроме того, в щāстре нет утверждений о том, что знание превосходит бӿакти или наоборот. И знание, и бӿакти — это два слагающих сāдӿания.

До тех пор, пока гауд̣ӣйи руководствуются ущербными интерпретациями, собственными толкованиями, не вписывающимися в гармонию прамāн̣, пусть даже и рожденными в благородной попытке отстоять „честь“ бӿакти, им придется постоянно метаться между здравомыслием щāстра и догматами своей веры, не предлагающей критериев оценки знания. К досаде гауд̣ӣй компромисса в этом нет. Положение незавидное — либо им придется встать на сторону щāстра-прамāн̣, но при этом отречься от веры, либо они продолжат оставаться в невежестве и противоречиях веры, отказавшись от щāстра.


Верующие в массе своей невежественны. Поощрение эмоционального подъема привело к полному пренебрежению щāстрāртӿапāн̣д̣итйей. Эмоциональная экзальтация ослепила верующих, перечеркнув здравый смысл.



продолжение будет


Не кришнаитом единым...

॥श्रीः॥


Некоторые считают мой жж рупором борьбы с „кришнаитами“, созданным исключительно ради критики оных. Чёрта с два. В сферу моих интересов „кришнаиты“ попали одноразово. Давно назрела потребность в добротном анализе этой секты, скрывающей свое истинное лицо под „ведической“ маской. Серьезных публикаций о культе Чаитанйи мало. С позиций Ведия его анализировал проф. Б.Н.К. Щарма и организация татвавāда Пӯрн̣апраџњавидйа̄пӣт̣ӿ, высказавшая на сайте dvaita.org свое отношение к культу. Продолжением их трудов на эту тему и стал наш цикл «Ложь кришнаитов».

Главной причиной создания ЛК является выдуманность диспута Чаитанйи с татвавāдинами и голословное провозглашение его победы над ними. Щāстровая критика культа Чаитанйи всего лишь мизерная часть моих интересов, но важная часть жж.

Слухи о том, что мой жж посвящен исключительно критике чаитанитов, вероятно, основаны на большом количестве частей цикла ЛК. Ну что ж, c'est la vie.


PS: слова „кришнаиты“ и „ведический“ намеренно взяты в кавычки, так как ни то, ни другое в своем сиддӿāнтовом значении не имеет отношения к секте последователей Чаитанйи.


Ложь кришнаитов — Ч. 23

॥श्रीः॥


Чаитанйа в Уд̣упи


ЧЧ, Мадхйа 9.246, 248, 249

Нартака гопāла / танцующий гопāла


В 16-й части цикла Историческая достоверность «Чаитанйа-чаритāмрьты» мы уже касались проблемы стиха ЧЧ, Мадхйа 9.246. Обратим на нее еще раз внимание.


ЧЧ, Мадхйа 9.246 (перевод ББТ): В монастыре в Удупи Шри Чайтанья Махапрабху увидел прекрасное Божество, которое носит имя Нартака Гопала [«танцующий Гопала»]. Это Божество явилось Мадхвачарье во сне.


ЧЧ, Мадхйа 9.248: Мадхвачарья принес это Божество танцующего Гопалы в Удупи и установил Его в храме. Последователи Мадхвачарьи, таттвавади, поклоняются этому Божеству по сей день.

Главное божество Крьшн̣а-мат̣ха — Бāлакрьшн̣а с мутовкой в руке. Безусловно, в словах Ба̄лакрьшн̣а и Гопāла можно найти возрастное семантическое сходство, но откуда появился танцующий гопāла? Тот, кто видел мӯрти Крьшн̣а-мат̣ха, со всей уверенностью скажет, что ничего танцующего в ее форме нет.


ЧЧ, Мадхйа 9.249: Созерцание прекрасного образа Гопалы доставило Шри Чайтанье Махапрабху огромное наслаждение. Охваченный экстатической любовью, Он долго пел и танцевал.

Получается, что религиозный экстаз у Чаитанйи вызвало созерцание образа танцующего гопāла, которого в храме Крьшн̣ы города Уд̣упи никогда не было и нет. Ни в одном литературном источнике татвавāда-сампрадāйа не говорится о танцующем гопāле, явившемся Āчāрйе во сне, или о том, что танцующий гопāла является главным божеством храма, которому по сей день поклоняются татвавāдины.

По всей видимости, автор ЧЧ никогда не был в Уд̣упи в Крьшн̣а-мат̣хе и мӯрти не видел. Не существует в Уд̣упи и легенд о танцующем гопāле, явившемся Мадхве во сне.

И все тот же уместный вопрос — а был ли Чаитанйа в Уд̣упи?



продолжение будет


Ложь кришнаитов — Ч. 19.1


॥श्रीः॥


Чаитанйа в Щрӣ-Раӈгаме


Паломничество Чаитанйи в Щрӣ-Раӈгам и его встреча с Вйеӈкат̣а Бхат̣т̣ой описаны в ЧЧ, Мадхйа 9.111-158. В этой части произведения представлен диалог, основной темой которого является превосходство Крьшн̣ы над Нāрāйан̣ой. В разговоре затронуты и другие темы, достойные внимания.


Џњāнӣ


В 9.132 џњāнӣ противопоставляется бхактам. Это же мы видим в 9.276 (Чаитанйа в Уд̣упи). Такое отношение к џња̄нию и бхакти делает сам процесс познания и поиска истины „сухими бессмысленными теоретическими философскими спекуляциями“, как его определяет А. Ч. Свāмӣ Прабхупāда.

«Первое, что мы узнаем о бхакти, — это невозможность бхакти как отношения к Бхагавāну без знания о Нем, адекватного величине Его отличия как от бхакты-џӣвы, так и от начальников џӣвы, несоизмеримо џӣву превосходящих:

सर्वोत्तमतया ज्ञानपूर्वकः स्नेह एव तु ।
भक्तिर्विष्णौ समुद्दिष्टा तदन्येषां तु योग्यतः ॥
(Паиӈгӣ щрутих̤, в Брьхадāран̣йакопанишад-бхашье)

„Бхактью называется подобная непрерывному потоку любовь к Вишн̣аве, основанная на знании Его полного превосходства надо всем и вся. Бхакти̤ может быть обращена и к другим, но только в меру их пригодности быть восприемниками бхакти“.

Только озаренное верным знанием о причинности и качественности Бхагавāна и пробуждением (буддхих̤) к не имеющему ментальных аналогов āтменному чувству карма — веднее, бытовое, благотворительное, религиозное, интеллектуальное, аскетическое — обретает ценность сāдхания святой свободы:

यदेव विद्यया करोति श्रद्धयोपनिषदा तदेव वीर्य्यवत्तरं भवति । (Чхандогйа 1.1.8)

„Только то, что совершается с ведением, со щраддхо́й-уневидением и с годностью (т.е. тем, кто обладает пригодностью к мукти), приносит превосходящие плоды“.

(Здесь под видйей может пониматься как парокша-џњāние, приводящее к ви́дению-апарокше, так и апарокша-џњāние, деятельность в котором приносит полноту āнанда в мокше; упанишат здесь означает упа-нишӣдати — „располагаться на высоком уровне“, в верхней части тāратамья џӣв)» — Ежевременник Н. Дивногорского.

Противопоставление знания бхакти или даже отрицание знания абсурдно. Щāстра подчеркивает фундаментальность знания. С него начинается āтменный поиск, напр.: Брахма-сӯтра (1.1.1); Бхāгавата-пурāн̣а (1.1.1-2). Им же и продолжается: Гӣтā, 13.19-20 и т.д. Если бы знание было чем-то второстепенным или малозначимым, то в щāстрах не было бы нужды. Нет смысла доказывать очевидное. Наоборот, хотелось бы увидеть аргументы, демонстрирующие и объясняющие противопоставление знания и знавцев [џњāнӣ] бхактам. Возможность это сделать мы предоставляем последователям Чаитанйи.


продолжение будет


Урдхвапундра. Тилака. Трипундра


॥श्रीः॥


Тилака


Есть такое выражение «поставить тилаку». Тилака потому и зовется так, что делается из смеси толченого сезама (тила) и краски или сажи сгоревших фитилей. Тилака по форме напоминает мазок.


DSC01817


Или

images (1)



Тилака — народный символ веры или свидетельство того, что человек побывал в храме, участвовал в каком-то религиозном мероприятии. Причем не так важно, в каком именно. Шастры о тилаке не говорят. Можно сказать, тилака — это народный фольклор.



Знак зверя



bestihye_



t_theuerjahr_pavian t_rommel_katzen t_marcks_wildschwein


Что общего у этих изображений? Животные. Что единит животных? Они передвигаются горизонтально на четырех лапах, в то время как человек – прямоходящ, homo erectus.

Тирьяк означает «горизонтальный». Поэтому в санскрите словом «тирьяк» обозначают зверей – тех, кто передвигается и существует горизонтально.

Тирьяком также называют «трипундру» — знак шиваитов, шакт и др. Несмотря на то, что трипундра знак старинный, о нем, тем не менее, шрути не говорят.


images (8)



gurudeva_251



Защитники трипундры отстаивают ее легитимность, опираясь на несколько источников. Все они без исключения написаны не так давно.

Шиваиты, помимо прочего, ссылаются на несколько так называемых упанишад, в которых, как они у утверждают, упоминается трипундра и объясняется ее суть – «Калагнирудра-упанишада», в чем-то повторяющая «Джабали-упанишаду».

«Калагнирудра-упанишада» появилась в недалеком прошлом. Это явно рукотворный источник, у нее есть автор. Появление КУ на фоне старинных упанишад выглядит жалкой попыткой оправдать возникновение очередной традиции.

Естественно, вымышленные «упанишады» приписывают шрути, что мы и наблюдаем в случае с «Калагнирудра- и Джабали-упанишадами», наряду с «Аллаха-упанишадой» и др.

Известный и авторитетный ваидика-шайва из Каши по имени Рагхава Бхатта, комментируя «Сарада-тилакам» (Шарадатилаку), говорит, что для ваидика-крий урдхвапундра такое же непреложное условие, как и упанаяна.


Урдхвапундра


UPundra2_



В отличие от фольклорных тилаки и трипундры. Урдхвапундра — знак, описываемый шрути, обязательный элемент ваидика-садханы, Ношение урдхвапундры — одно из действий, дающих адхикар для ваидика-крий – изучения вед, упанаяны и т.д.

Баннандже Говиндачарья, ачарья школы Мадхвы, говорит, что знаки на теле представляют движение энергии внутри тела (согласно цитате, приведенной Вишнутиртхой: «брахманади крамена ту»). Урдхвапундра символизирует как саму энергию кундалини, так и физический акт ее восхождения от муладхары к сахасраре.

Значение двенадцати пундр:

1. Три на животе: поднятие кундалини через три канала (нади) — иду, пингалу и сушумну.
2. Лотос на груди: проекция хридья-камалы.
3. Четыре на шее: поднятие кундалини от анахаты к вишуддха-чакре.
4. Две на руках: чтобы направить прану, текущую из наших рук.
5. Одна на лбу: поднятие кундалини от аджна-чакры к сахасраре.
6. Одна внизу спины: пробудить кундалини в ее источнике — муладхара-чакре.

Трипундра, прерывающая поток кундалини, препятствует ее движению. Поэтому его не следует наносить.


Рагхава Бхатта напоминает, что трипундра это знак принадлежности к традиции, знак убеждений (свамата-чихна). В отличие от нее, урдхвапундра не является знаком школы. Татвавадины носят именно ваидика-урдхвапундру.

В Карнатаке, с незапамятных времен, в традиции смартов, ученик, проходящий упанаяну, должен иметь и в дальнейшем носить урдхвапундру. Особо отмечу, что эти смарты являются шайвами.

Р. Бхатта говорит, если вы желаете носить трипундру — носите, но поверх нее всегда должна быть урдхвапундра.

Изображать Шиву с трипундрой на лбу — незнание татвы Шивы.

Прабхупадовцы, по научению Прабхупады, называют знак гаудий «тилакой», рисуя так:


76003_900 1



В письме от 3 августа 1969 года Прабхупада пишет: «Поэтому солдаты армии Кришны должны в любых ситуациях иметь на своих лбах тилаку». Иногда этот же знак прабхупадовцы называют урдхвапундрой.


Последователи Рамануджи имеют свой вариант знака:


ISKCON_Tirupati_2007_Balaji_priests 1_



Можно заметить, что в основе знаков школ, называющих себя вайшнавами (школа Валлабхи, Чайтаньи, Прабхупады, Нимбарки и др.), угадывается урдхвапундра — две вертикальные линии.