?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: 18+

॥श्रीः॥


Послесловие


Цикл «Ложь кришнаитов» — это исследование фундаментальных догм культа Чаитанйи. За пределами Индии культ представляют две организации — Гауд̣ӣйа-мат̣х и Международное Общество сознания Кришны (ISKCON). Действуя под маской «ведической культуры», они впаривают невежественным обывателям и неофитам семейную психологию, траволечение, хиндустани сладости и средневековую эротическую поэтику, сопровождая все это «ведической» терминологией в посредственной кальке с английского. (Н. Дивногорскiй, «Дҍти лейтенанта Шмидта»).

«Ложь кришнаитов» — результат всевозрастающей необходимости в ответе на профанацию ведовых идей и искажение ш́а̄стровой сути представителями культа Чаитанйи.

Чаитанйа не создал каких-либо философских трудов, поэтому о его взглядах нам доподлинно ничего не известно. Учение культа Чаитанйи формировали Рӯпа, Санāтана и Джӣва Госвāмины. Именно в их работах мы находим изложение основных догм культа.

Несмотря на обширное число сочинений госвāминов, основным богословским источником вдохновения культа все-таки является Бхāгаватам. Бхāгаватам для гауд̣ӣан — это высший авторитет, парамаш́рути (см. «Таттва-сандарбха», 26.3). Однако ни одной фундаментальной догмы культа Чаитанйи в Бхāгаватам нет. Вы не найдете описания гауд̣ӣанской Голоки, Рāдхи, гауд̣ӣанской премы, махāмантры «харе кришна», тем более если учесть, что у каждой секты традиционных последователей Чаитанйи свои «спасительные махāмантры». С самого начала Бхāгаватам повествует о Виш̣н̣у-аватāрах, но среди них нет Чаитанйи. Божественность Чаитанйи строится на вычурных интерпретациях и ложном понимании ш́āстр.

В цикле также показано различие между представлениями о бхакти у последователей Чаитанйи и тем, как бхакти определена в ш́āстре.

Культ Чаитанйи подобен лоскутному одеялу. Лоскутки заимствования, фольклора, эротики, искажения ш́āстр, фантазии встречаются в литературном творчестве адептов культа сплошь и рядом, начиная от основных догм и заканчивая откровенными подтасовками в 20-м веке. При таком наборе бренд «ведическая культура» является всего лишь яркой вывеской, за которой сквозит все что угодно, но только не Ведие.

Проигравшей стороной проповеднического фарса оказывается не только невежественный обыватель, но и сам вводящий в заблуждение, осознанно он это делает или нет.







श्रीनारसिंहवपुषे नमः



Знаю, знаю, не все столь активны, чтобы воспринимать некоторые мои статьи на ура. Бывают заумные моменты, бывают долгие рассуждения, а о дэванāгари и говорить не приходиться, большинство даже читать его не умеют. Но, я настаиваю, чтобы хоть немного иметь морального права говорить об Индии, не говоря уже о Ведах или ведических темах, первостепенным условием является элементарная грамотность, чтение хотя бы одного из шрифтов/алфавитов Индии. Так уж повелось у древних. Так и мы не будем идти супротив.

Те, кто не ленится читать все подряд внимательно, в наших статьях и заметках (а они интересные), узнает массу полезных сведений об истории, о принципах, на которых стоит здание Вед и литературы, с ними связанной.

А ведь находятся люди, которым всё бы горлопанить, что мол не надо изучать и читать. Что мол надо сердцем „думать“, надо оставаться дураком неграмотным, холуем сердца невежественным. На такие тлетворные заявления мы не обращаем внимание, ибо умный человек понимает их несостоятельность и очевидную поверхностность.



С сегодняшнего дня и на протяжении, скажем, дней 5-ти (примерно) будет затронута актуальная тема. Изложение покажется простым, но убедительным. Гарантирую несколько частей повествования. Все в рамках простого и непринужденного диалога, так сказать. Поэтому не пугайтесь, большого количества санскрита не намечается.


Ведāнта говорит, что карма безначально (анāди), наше кармие, наше положение, в котором мы вечно меняем одно временное тело на другое, живем, пожиная последствия своих прошлых поступков, и этот постоянный круг — все это не имеет начала. Нет такого момента, когда бы мы очутились в этом мире. Џӣва находится в мире, живя, действуя как-то, одним словом находясь в сан̇сāре всегда, вечно. У этого состояния может быть конец и называется он мокша или мукти, но у этого состояния нет начала. Не просто его нет, потому что его очень сложно проследить, мол оно теряется где-то в глубинах незапамятной истории, но принципиально не имеет начала. Буквально — анāди. Мы всегда существовали в этом мире. Мы вечно находимся именно в материальном мире. Понятно, что с перерывами на пралай.

Тогда может возникнуть вопрос: а в чем смысл такого существования здесь?

Хорошим и своевременным будет ответ: Смысл для кого?

Пытливый читатель может начать рассуждать: например, кто-то тāмасик. Для него какой смысл такого существования, если слово „рождение“ или „сотворение“ нельзя употреблять по отношению к џӣву?

На это мы ответим: „Сотворение џӣва“ — в определенном контексте такое словосочетание также уместно употреблять. Но более правильно использовать санскритское слово „срьшт̣и“, потому что оно более многозначно, чем русское слово „творение“. Что такое творение? Когда чего-то не было, а потом появилось. Предположим, что есть какой-то материал, но не было предмета с определенными качествами, и потом из материала слепили горшок, сосуд. Что-то появилось из ничего или из какого-то материала, но появилось это с совершенно уникальными качествами, чего не было до того. Таково слово „творение“ в русском языке.


Таттвавāда — это реализм Вед, и Мадхвāчāрйа раскрывает смысл слова „срьшт̣и“ в трех значениях, опираясь на щрути. Во-первых, срьшт̣и это творение этого мира, в смысле Творения. Есть пракрьти, из пракрьти создаются материальное многообразие, формы, которые какое-то время существовали и потом остались существовать, а после будут разрушены. Есть и срьшт̣и по отношению к вечным существам — срьшт̣и вечных существ.

„Вечный“ означает не только то, что он будет жить и существовать, это также значит, что у него нет начала. В санскрите есть три понятия: анāди — что-то, не имеющее начала, но может иметь конец; ананта — что-то имеет начало, но не имеет конца, но начало может быть или не быть, подчеркивается именно, что ананта — нет конца; и нитйа — это анāди-ананта. Когда и то, и другое вместе.

Творение вечного, того, что нитйа (творение вечных, безначальных) — это когда нитйа находится в обстоятельствах, которые противоречат его природе. Џӣва находится в теле, тело временно, а џӣва вечен. Тело состоит из материи, а џӣва состоит из џњāния, из знания, из āнанда (из ощущения счастья или несчастья). Когда џӣва удерживается в подобных обстоятельствах, это и есть акт творения по отношению к џӣвāтману. В этом творении проявляется полная зависимость от Творца. Эти обстоятельства для меня неестественны, но какая-то высшая сила удерживает меня в этом состоянии — в состоянии авидйи, состоянии ахаӈкāра абхимāна (отождествления себя с телом) — это срьшт̣и по отношению к вечным существам, когда они не вольны распоряжаться собой до такой степени, что они находятся в неестественной для себя среде. Это творение имеет смысл не в том, что есть какое-то начало, а в том, что џӣва существует в подобных обстоятельствах и удерживается в них.



продолжение следует




Tags:





Согласно Пан̃чарāтре, Кāма-сӯтре и другим источникам, места, где красавицы предаются любви со своими возлюбленными, считаются благоприятными.

В постройке храмов важны разные аспекты — направление, наличие воды и пр. Одним из таких важных аспектов является благоприятность места, где как раз возлюбленные ... Кāма-сӯтра — источник знания, в том числе о наиболее гармоничных методах зачатия и совокупления.

Изображения на храмах также показывают гармоничность и развитие мира. Мир на санскрите называется джагат. Джагаччхати — «постоянно идущий», «находящийся в непрерывном движении» — изменчивое, движущееся развитие. Таков мир.

Безусловно, сочетание и воспроизведение являются неотъемлемыми составляющими процесса движения, т.е. изменчивости, отличающего внешний (наружность стен) джагат от внутренней самодостаточности паралоки (храм внутри). Символика храмовой архитектуры ваидиков скорее моделирует, чем морализирует. Она стремится не оградить (монастырские стены) пришедшего от якобы негативного опыта, а, напротив, усилить, дать возможность пережить сущность мироздания, одновременно демонстрируя имманентность деваты каждому процессу — призывая «войти», а не «возвыситься над», наподобие постдуалистических семитских квазитрансцендентных моделей.



Кто таков?

vilasatu
Карл Бергштрайссер

Подписка

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel